Суд отправил под арест российского последователя Греты Тунберг

  • 20 декабря 2019
Грета Тунберг и Аршак Макичян на конференции ООН Правообладатель иллюстрации Greenpeace Russia
Image caption Грета Тунберг передает слово Аршаку Макичяну на конференции ООН по климату

Шесть суток административного ареста получил российский климатический активист Аршак Макичян за несогласованный пикет. Аршак только что вернулся в Москву из Мадрида, где выступал на конференции ООН, а советник Путина обещал передать его требования президенту.

Адвокат Александра Чиликова заявляла в суде, что ее подзащитному отказали в согласовании акции незаконно, не обосновав причины и предложив взамен гайд-парк в Сокольниках, для которого согласование вообще не нужно. А сам активист объяснял, что полицейский не предложил ему свернуть баннер и уйти, а сразу стал задерживать. Однако судья Дьячкова присудила ему шесть суток ареста.

В марте 24-летний студент московской консерватории решил поддержать шведскую школьницу Грету Тунберг, которая каждую пятницу стала пропускать учебу ради одиночной "забастовки за климат". Он тоже стал выходить по пятницам на одиночный пикет - в центр Москвы.

Правообладатель иллюстрации Konstantin Fomin
Image caption Адвокат Аршака пыталась убедить суд, что ее подзащитному отказали в согласовании акции незаконно

Вдохновил его на это марш памяти Немцова, рассказывал Аршак: "На этом марше я впервые ощутил себя частичкой этого общества. Всю жизнь я себя чувствовал чужим, потому что я армянин, я рос в Подмосковье, тогда вокруг было много скинхедов. И после марша Немцова [в 2019 году] я решил что-то сделать для Fridays For Future".

Только через два месяца у скрипача Макичяна начали появляться первые сторонники в России. Летом он сдал выпускные экзамены и не стал искать работу, чтобы посвящать больше времени борьбе за климат. А уже в декабре отправился на COP25 - конференцию ООН по климату, выступал там вместе с Гретой Тунберг и с нею же протестовал против нерешительности политиков, там же советник президента Путина позвал его на разговор.

Аршак отказался от авиаперелетов, чтобы уменьшить углеродный след, который он оставляет на планете. Поэтому на конференцию в Мадрид активист ехал несколько дней поездами: с пересадками в Минске, Берлине и Париже. И так же, с пересадками, он добирался обратно в Москву: приехал домой рано утром 20 декабря, а через несколько часов его осудили за несогласованную акцию в октябре в Москве.

25 октября Аршак и двое его единомышленников вышли на несогласованный пикет на Суворовской площади. За несколько дней до этого они получили уже десятый отказ в согласовании акции, и тогда решили выходить без разрешения мэрии. "Мы пытаемся сделать что-то, чтобы люди узнали о катастрофе и начали действовать, но нам мешают московские власти, которые не согласуют митинги", - объяснил Макичян.

Правообладатель иллюстрации Nataliya Zotova/BBC
Image caption Макичяна и его товарищей задержали на несогласованном пикете в безлюдном сквере

Примерно через 15 минут в безлюдный сквер на Суворовской площади, где ни один прохожий, кажется, не заметил баннера активистов, приехала полиция и задержала протестующих.

В итоге именно за эту акцию Аршак получил наказание. Русская служба Би-би-си поговорила с Аршаком накануне судебного решения.

Би-би-си: Сразу расскажи, как тебе удалось в Мадриде достучаться до советника Путина?

А.М.: На конференции некоторые активисты стучались в двери комнат делегаций из своих стран, чтобы поговорить с ними. Мы с Сашей Шугай, активисткой из Новосибирска, тоже попробовали так сделать. На удивление, нам открыли дверь. Первый раз мы встречались с другим человеком, он отказался говорить открыто, не разрешил нам снимать и рассказывать об этой встрече. Но я оставил им свой номер. А потом мне просто написали, что со мной хотят встретиться.

Я попросил, чтобы туда пустили людей из российских НКО, они отказались. Мы пошли вдвоем с другой активисткой, и в итоге с нами встретился советник президента Руслан Эдельгериев. Это тоже была конфиденциальная встреча, так что я тоже не могу рассказывать, что на ней происходило - хотя ничего особенного мы там не обсуждали, с ними было сложно говорить.

Он говорил, что мы только кричим, а я ответил, что вообще-то у нас есть требования. Тогда они обещали передать наши требования президенту. Даже если я не очень поддерживаю нынешнее правительство, а они не любят протесты, но времени нет: нам дают 10 лет до 2030 года [на снижение выбросов углекислого газа], и если в 2020 году мы не начнем, то дальше с каждым годом все сложнее будет что-то исправить.

Би-би-си: Что это за требования?

А.М.: В частности, наша позиция в том, что права человека играют важную роль в этой проблеме. Нам десять уведомлений [на пикеты] не согласовали, а право протестовать - очень важное право, чтобы люди могли высказываться и налаживать диалог с правительством.

Климатический кризис ведь затронет в первую очередь обычных людей, а не чиновников. Еще мы хотим добавить требование рассказывать об этом в школах. Одно из основных наших требований - признать чрезвычайное климатическое положение и сказать людям правду. Ведь если 140 миллионов человек узнает, что происходит, они, возможно, придумают решения, о которых мы не могли бы подумать.

Би-би-си: С Гретой Тунберг ты тоже познакомился?

А.М.: С Гретой я познакомился перед пресс-конференцией, но на COP нет времени на нормальное общение. К тому же Грета всегда очень занята. Когда у нас был согласованный протест внутри COP, она к нам присоединилась, но ее тут же окружили сотни журналистов, и я даже не смог ей сказать "привет". Поэтому Грета и организовала пресс-конференцию, [на которой я выступал]: чтобы дать слово разным активистам из разных стран. Потому что очень много СМИ просто бегают за Гретой и не обсуждают сам климатический кризис.

Правообладатель иллюстрации Greenpeace Russia
Image caption Аршак Макичян и другие участники конференции ООН от Fridays For Future заняли сцену в знак протеста

Би-би-си: А зачем вы устроили протест прямо на конференции?

А.М.: Протест устроили Fridays For Future вместе со всеми НКО, увидев, что на самой конференции не хотят ничего делать. С каждым годом происходит все больше природных катастроф, а политики эти снижения выбросов обсуждают уже 25 лет! И в итоге выбросы не снижаются, и реальных действий мы не видим. Протест внутри COP - то же самое, что протест на улице: когда политики бездействуют, а от них зависит твое будущее, у тебя уже нет выбора.

Би-би-си: И за это вас выгнали с конференции?

А.М.: Нас вывели на улицу, и мы стояли и пытались понять, что дальше будет происходить. У активистов были аккредитации от разных НКО, и эти организации могли бы не пустить на следующий COP. А это была бы большая проблема: очень важно присутствие разных НКО, наблюдающих на конференции, иначе политики будут там сами с собой обсуждать, и никто не узнает, что они там решили.

Я привык ничего не ждать от политиков, потому что я из России. Когда у меня за протест отобрали бейджик и другие активисты сочувственно спрашивали, все ли у меня хорошо, не испугался ли я, для меня это было вообще окей - ну отобрали, зато не посадили.

(Потом бейджи все-таки вернули протестующим - Би-би-си)

Правообладатель иллюстрации Nataliya Zotova/BBC

Би-би-си: Ты начал выходить с пикетами в марте этого года. Как и когда ты перестал быть просто парнем с плакатом и стал заметным активистом?

А.М.: На международном уровне я стал заметен довольно рано: я ведь был единственным, кто поддержал Fridays For Future в России, а Россия занимает четвертое место в мире по выбросам.

Где-то на четвертую неделю моих одиночных пикетов Грета Тунберг начала меня ретвитить. Потом появились первые интервью со мной: сначала в англоязычных СМИ. В России за Гретой Тунберг не так активно следили, когда я начинал. [Во время глобальной забастовки за климат] 24 мая по всему миру на улицы вышло 2 миллиона человек, а у нас практически никто из СМИ или независимых политиков про это не написал. Поначалу выглядело так, как будто мы вообще не имеем отношения к этой планете, Россия сама по себе.

Похожие темы

Новости по теме