"История Дэвида Копперфилда" от режиссера "Смерти Сталина". Армандо Ианнуччи снял смешной фильм по роману Диккенса

  • 15 февраля 2020
Дев Патель в роли Дэвида Копперфилда Правообладатель иллюстрации Lionsgate
Image caption Дев Патель в роли Дэвида Копперфилда

Британский режиссер и комик Армандо Ианнуччи снял яркую и трогательную комедию по роману Чарльза Диккенса о Дэвиде Копперфилде. В Британии фильм "История Дэвида Копперфилда" вышел на экраны 24 января, в большинстве других стран, включая Россию, он выйдет в мае 2020 года. В фильме задействована целая команда первоклассных актеров - Тильда Суинтон, Хью Лори, Бен Уишоу, Питер Капальди, Гвендолин Кристи.

Зрители и критики были заинтригованы новым проектом Ианнуччи еще до его премьеры. Уже по первым кадрам со съемочной площадки было понятно, что зрителя ждет что-то новое, даже экзотическое. Начиная с того, что главную роль исполняет Дев Патель, более всего известный зрителю по главной роли в фильме "Миллионер из трущоб".

В поисках утраченного смеха

В России британский комик стал широко известен в 2018 году, когда Роскомнадзор запретил к показу его предыдущую картину - "Смерть Сталина". Запрет фильма вызвал такой живой интерес в России, о каком не могли мечтать ни создатели фильма, ни его российские дистрибьюторы.

Решение об отзыве прокатного удостоверения прокомментировал тогдашний министр культуры Владимир Мединский. "Многие люди старшего поколения, да и не только, воспримут его как оскорбительную насмешку над всем советским прошлым, над страной, победившей фашизм, над советской армией и над простыми людьми - и, что самое противное, даже над жертвами сталинизма", - сказал он.

Новый фильм Ианнуччи неуловимо похож на предыдущий: и там, и там есть неуловимая радостная суета. Как будто герои спешат на праздник жизни, и никакая смерть диктатора или полуголодное детство не способны испортить им настроение.

Но если в "Смерти Сталина" эта веселая суета в сумме с атмосферой страха и насилия давала абсурд, то в экранизации Диккенса ее смысл уже другой: тут комизм возвращает зрителя к оригинальному тексту Диккенса.

На том, что "Дэвид Копперфилд" смешной, настаивает сам режиссер. "Многие думают, что они знают, что такое "Дэвид Копперфилд", - говорит он. - Но это не так. Никто не читает книгу. А это потрясающая и очень современная история - и по языку, и по содержанию".

Роман о Дэвиде Копперфилде считается самой автобиографической книгой Чарльза Диккенса. Принято полагать, что она - о трудном детстве в суровой викторианской Англии: ранняя смерть матери, телесные наказания, детский труд, бедность, бесприютность, долги и кредиторы.

Однако Ианнуччи, при всем уважении к публицистическому и дидактическому значению романа, предпочел сконцентрироваться вовсе не на этих аспектах и даже не на сюжете, а на смешной стороне книги. И оттого его "Дэвид Копперфилд" получился чуть меньше драмой и чуть больше - комедией.

"Экранизации, которые видел я, были серьезные, потому что они фокусировались на драме и на сюжете. Но для меня это как раз наименее интересные составляющие романа", - говорит режиссер.

Внимание Ианнуччи привлекли комические сцены, порой "на грани грубого фарса": например, та, в которой Дэвид впервые напивается и общается с собственной прической. Или когда он поступает на службу в юридическую контору и сражается со скрипучими половицами.

Правообладатель иллюстрации Lionsgate
Image caption Джайрадж Варсани в роли юного Дэвида

Еще одной вдохновляющей сценой стало описание Доры: влюбленному Дэвиду везде чудилось ее лицо - в прохожих, в зданиях, в проезжающих мимо экипажах. Ианнуччи пересказал эту сюрреалистическую сцену языком кино - близко к тексту. Но если воображаемая всюду Дора отсылает нас к юмору "Монти Пайтона", то сцены побега вечного должника Микобера от кредиторов или ограбления Дэвида на пути из Лондона в Дувр - это уже без пяти минут Бенни Хилл.

Еще одним важным союзником Ианнуччи по возвращению Копперфилда в комедию стал язык. По его словам, он старался максимально сохранить диалоги героев - яркие, сочные, живые, словно созданные писателем для кинематографа - за 45 лет до его изобретения.

Азиатское лицо Копперфилда

Можно было предположить, что выбор актера с азиатской внешностью на роль главного героя - тоже часть единого замысла: чтобы было еще более сюрреалистично.

Но Армандо Ианнуччи признается, что и не думал об этом. Его прежде всего привлекли актерские качества Дева Пателя. Он увидел актера еще в фильме "Лион" и был сражен его харизмой и умением работать с чувствами своего героя. "Дев был единственным, о ком я думал, и единственным, с кем я поговорил. Я так обрадовался, когда он сказал "да", потому что плана Б у меня не было", - рассказал режиссер.

В фильме снялись и другие актеры с нетипичной для диккенсовских героев внешностью. Владельца юридической конторы и запойного алкоголика Уикфилда играет британец с китайскими корнями Бенедикт Вонг, а его дочь Агнес - на четверть африканка Розалинд Элизар. Подходя к полю, заминированному упреками в исторической недостоверности, Ианнуччи просто улыбнулся и пошел прямо на него, сделав вид, что этого поля нет.

В новой экранизации "Копперфилда" приняли участие и другие известные актеры. Хью Лори (Берти Вустер из "Дживса и Вустера" и доктор Хаус из "Доктора Хауса") сыграл мистера Дика - чудака, живущего в доме у двоюродной бабушки Дэвида Копперфилда, занятого главным образом тем, что он день-деньской запускает в небо воздушного змея. Эксцентричную бабушку играет Тильда Суинтон ("Хроники Нарнии", "Что-то не так с Кевином", "Загадочная история Бенджамина Баттона").

Злобную сестру Мардстона, отчима Дэвида, играет Гвендолин Кристи, известная зрителю по "Игре престолов", где она сыграла Бриенну Тарт.

Правообладатель иллюстрации Lionsgate
Image caption Хью Лори в роли мистера Дика

Не обычный роман воспитания

Отдельной любви Армандо Ианнуччи удостоилась Англия. В отличие от многих других экранизаций Диккенса, фоном которых служат викторианские интерьеры и лондонские улицы, в новом фильме Ианнуччи много свежей и розовощекой провинции. Живописные места для съемок его команда выбирала долго и пристрастно по всей стране: побережье снимали в Норфолке, викторианскую фабрику - в восточном Лондоне, а улицы викторианского Лондона - в городке Кингс-Линн. Постоялый двор был найден в историческом городке Бери-Сент-Эдмундс.

Media playback is unsupported on your device
Экранизация "Истории Дэвида Копперфилда"

Света и цвета в новой картине Ианнуччи куда больше, чем бывает в пасмурной Англии. Съемочная группа нарядила героев в яркие, местами вычурные костюмы, а солнечные лучи пронизывают бутылки, которые на фабрике штампует юный Копперфилд, и ласково освещают дорогу, на которой его ограбили. Все возможное было сделано для того, чтобы картина была как можно меньше похожа на все предыдущие экранизации Диккенса.

И весь фильм получился словно подсвеченный изнутри и оттого не похожий на роман воспитания. Детство Дэвида Копперфилда, которого в популярном литературоведении принято считать образцовым несчастным ребенком, у Ианнуччи заиграло красками и оказалось, несмотря ни на что, теплым и радостным. Если бы Диккенс увидел, что сделал Ианнуччи с самым автобиографическим из его романов, он бы улыбнулся.

Новости по теме