"Чернобыль отнял у меня ноги, но не сломил меня": история паралимпийской чемпионки

  • 18 января 2020
Оксана Мастерс Правообладатель иллюстрации Getty Images

Оксана Мастерс стояла на пьедестале почета на берегу Черного моря и ощущала прилив гордости, слушая государственный гимн. Это была не первая ее медаль Паралимпийских игр, но она была особенно ценной.

Она только что завоевала серебро в лыжной гонке на Играх 2014 года, проходивших в Сочи. Она держала в руках свой приз, и в это время зазвучал гимн соседней Украины, представительница которой Людмила Павленко стала победительницей.

Мастерс родилась в 1989 году на Украине, спустя три года после ядерной аварии на Чернобыльской АЭС. Из-за воздействия радиации она появилась на свет с серьезными физическими дефектами.

В Сочи девушка выступала за США, куда она переехала после того, как ее удочерила одинокая женщина. Возможность вернуться в место, которое находится так близко к ее родине, стало для нее сильным стимулом для участия в квалификации, которую необходимо было пройти для поездки в Россию.

"Было ощущение, что круг замкнулся. Хотя я и не получила золотую медаль, но казалось, что именно это и произошло", - сказала она.

Момент триумфа у Оксаны еще был впереди. Четыре года спустя две из пяти завоеванных ей медалей были золотыми. В этом году она будет участвовать в своих пятых Паралимпийских играх, которые пройдут летом в Токио.

Это станет новой главой в удивительной истории жизни Оксаны, которой она поделилась с Би-би-си. Эта история началась в украинском детском доме, в котором она жила до семи лет.

Правообладатель иллюстрации Oksana Masters
Image caption Приемная мать Мастерс решила ее удочерить, лишь увидев ее на фото

У меня есть хорошие и плохие воспоминания. Я помню поля подсолнухов. Может, я тогда была слишком маленькой, но они казались огромными. Было еще сливовое дерево, а у нас было не так много еды, поэтому мы воровали сливы и собирали семечки из подсолнухов.

Сейчас, когда я вижу подсолнухи, у меня возникают приятные ассоциации. Те ужасы, что вы слышали о детских домах Восточной Европы, соответствуют истине. Я хорошо помню очень, очень острую боль в желудке от постоянного голода.

От меня отказались сразу после рождения. Я родилась с шестью пальцами на ногах, у меня недоставало обеспечивающих опору костей в ногах, колени были деформированы. Пальцы на руках были сросшиеся, большие пальцы отсутствовали.

У меня нет правого бицепса, отсутствуют некоторые органы. У меня одна почка, а на зубах нет эмали. Попав в США, я узнала, что единственной причиной отсутствия эмали у новорожденного является воздействие радиации.

Это связали с чернобыльской аварией, потому что я родилась недалеко оттуда, и уровень радиации продолжал расти несколько лет после взрыва. Она продолжала действовать несколько лет вплоть до моего рождения.

В деревне, где находился детский дом, была электростанция, которая работала с частыми перебоями. Когда уровень радиации был особенно высоким, от дома к дому ездил милиционер, предупреждавший, что нужно закрыть двери и окна и не выходить из дома.

Я недавно посмотрела сериал "Чернобыль". Часть истории мне была знакома. Я знала, что масштабы происшедшего тогда пытались скрыть. Печально, что было столько жертв и люди потеряли свои дома. Та часть страны никогда не будет прежней.

Мне не хочется называть себя результатом происшедшего, чего-то ужасного. Важно видеть потенциал и возможности, например, стать спортсменом, а не думать постоянно, что бы могло пойти по-другому.

Правообладатель иллюстрации Oksana Masters
Image caption Игры в Токио станут для Мастерс пятой Паралимпиадой

Когда мне было пять лет, меня вызвали в кабинет директора, который сказал: "У меня есть фото, которое я хочу тебе показать - это твоя будущая мама". У нее были глаза и улыбка полные тепла.

Мы никогда не встречались. Она решила меня удочерить, увидев меня на фотографии. Каждый день я просила директора показать мне маму, пока она не приехала в детский дом.

Иногда, когда я плохо себя вела, директор использовал это против меня: "Сегодня ты фото не увидишь. Ты плохая девочка. Поэтому она к тебе не приезжает - потому что ты не слушаешься".

Весь процесс занял два года, и я начала в это верить. Но благодаря ее фотографии я не теряла надежды.

Она два года билась за меня, а потом приехала и увидела, в каких я жила условиях. Когда она зашла в вестибюль, там с пола счищали лед, потому что обогреватели застыли.

Приемная мать Мастерс - преподавательница университета Буффало - знала, что левую ногу дочери придется ампутировать. Операцию провели, когда девочке было девять лет, вскоре после переезда в США. Оксана поселилась в Луисвилле, штат Кентукки, потому что ее приемная мать получила работу в местном университете. Через год Оксане ампутировали и вторую ногу.

Правообладатель иллюстрации Oksana Masters
Image caption Оксана Мастерс разместила это фото в "Инстаграме" с подписью: "Мама, нет таких слов, чтобы описать, как сильно я люблю тебя и насколько ты замечательная"

Я не догадывалась, что отличаюсь от других, пока не приехала в Америку. Только тогда я поняла, что все, что я пережила, не является чем-то нормальным.

Мне поставили диагноз - задержка в развитии. По сути, я недоедала. В восемь лет мой рост был всего 86 см, а весила я 16 кг. В США это показатели здорового трехлетнего ребенка! Первые два года мне приходилось носить одежду для совсем маленьких детей.

Теперь, когда мы стали старше и можем обсуждать пережитое, я с уважением отношусь к тому, через что пришлось пройти маме.

Одинокой женщине было практически невозможно кого-то усыновить или удочерить. Ей пришлось множество раз проходить психиатрическую экспертизу. Ее спрашивали: "Почему вы одна? Что с вами не так? Где ваш муж?"

Я понятия не имела, как это сложно - усыновить ребенка. Мне сложно представить, как она с этим справлялась до того, как приехала и увидела меня в первый раз.

Это наглядное доказательство того, что она сильный человек с чистым сердцем. Любой, кто принимает в семью чужих детей, это подарок свыше. Но то, что сделала моя мама, это еще более высокий уровень.

Она знала, что мою левую ногу, которая была на 15-17 см короче, нужно ампутировать. Операцию провели, когда мне было девять лет. Пережить это было непросто, но еще сложнее пришлось в 13 лет, когда врачи сказали, что не смогут спасти мою правую ногу.

Правообладатель иллюстрации Oksana Masters

Очень долго я не могла себя к этому подготовить, потому что я знала, насколько я стала ограничена в своих возможностях. Но боль в правой ноге становилась невыносимой, и я сказала: "Хорошо, я готова, но с одним условием. Я хочу сохранить колено".

Не все понимают, что ампутации бывают разные. У ноги есть голеностопный сустав и коленный сустав - это два сустава. Мне не хотелось жить без четырех суставов.

Меня убедили, что все будет нормально. Но перед самой операцией они сказали, что ногу ампутируют выше колена. Я была под наркозом и не знала, что происходит, но я никогда не забуду, как проснулась тогда в больнице.

Я попыталась приподняться, но опоры в ногах больше не было, и я упала на спину. Было тяжело. Если честно, я до сих пор злюсь из-за этого.

Больше операций на ноги не было, но было странное чувство: у меня не было возможности попрощаться с ногой, так как я не знала, что лишусь ее полностью.

Оксане сделали несколько операций на обеих руках, и в 2002 году она занялась греблей. На Паралимпиаде 2012 года она завоевала бронзу в смешанной двойке с Робом Джонсом, эта медаль стала для нее первой. В 2014 году в Сочи она выступала в лыжных гонках.

Первым человеком, предложившим поучаствовать в Паралимпиаде и международных соревнованиях, стал Рэнди Миллс, программный директор гребного клуба для людей с ограниченными возможностями в Луисвилле. Я не люблю проигрывать, и он это заметил. Мне лишь нужно было получить необходимую спортивную подготовку, чтобы выйти на соответствующий уровень.

В 2008 году я навела справки о том, что такое Паралимпиада, и подумала: "Боже мой, это так здорово!" Мне было сложно представить, чтобы безногий человек вроде меня представлял США в беге на соревнованиях такого масштаба.

В 2012 году на Играх в Лондоне я поняла: "Мое место здесь". С того момента я полностью себя этому посвятила.

Перед этим Мастерс позировала обнаженной для журнала ESPN.

В детстве у меня была заниженная самооценка. Казалось настоящей катастрофой, когда что-то было не так с прической, или на лице появлялся прыщик именно в тот день, когда в школу приходил фотограф. Не говоря уж о том, что прикрыть протезы ног и рук было непросто.

Затем общество навешивает на тебя ярлык, хотя ты и не считаешь себя инвалидом. Это то, что решают за тебя.

Мне не хотелось бы, чтобы следующее поколение мальчишек и девчонок росло без кумира, который бы был для них вдохновением, которому они бы подражали. У каждого школьника на стене висела фотография баскетболиста Майкла Джордана.

Почему не считается нормой украшать стены кем-то, кто получил травмы в аварии или родился с ограниченными возможностями?

Хотя мне не нравится так говорить, потому что это не ограниченные возможности. Это лишь термин, которым общество награждает тех, кто выглядит не так, как все.

Мне кажется, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Чем больше вы смотрите выступления паратлетов, тем нормальнее это будет для вас казаться, особенно если для вас это в диковинку. Здорово наблюдать за тем, как растет паралимпийское движение.

Мастерс завоевала серебряную и бронзовую медаль на Играх в Сочи в 2014 году - оба раза за лыжные гонки. Спустя четыре года в Пхёнчхане она впервые взяла золото. На тех Играх на двоих со своим партнером Аароном Пайком они получили четыре золотые медали. Теперь Мастерс готовится к участию в велогонке на Играх в Токио. В 2016 году в Рио-де-Жанейро завоевать медали ей не удалось.

Аарон очень терпеливый человек. Я не знаю никого, кто бы мог справиться с моим беспорядком. Мы встали на лыжи в одно время. Мы проводим всю зиму вместе и можем подбадривать друг друга на тренировках.

Он обгоняет меня на спусках, но на подъемах я ему кричу "Ха-ха, до скорого!", потому что я взбираюсь быстрее. Мы не можем подавить в себе дух соперничества. Если мы с вами сядем играть в "Монополию", и вы будете выигрывать, я вам не завидую!

Но хорошо, что в дни тренировок рядом есть такой человек как Аарон, особенно когда пытаешься найти любой предлог не тренироваться. В нем я нашла лучшего друга, партнера и коллегу по команде. Он не просто отличный бойфренд. Он по-настоящему хочет, чтобы другие люди достигали успеха, и этим он делится с командой.

В Токио моя главная цель - выиграть оба состязания, в которых я участвую (гонки по шоссе и гонка с раздельным стартом). У меня было недостаточно времени, чтобы подготовится к Играм в Рио, поскольку я еще заканчивала лыжный сезон, и на переход было лишь несколько месяцев.

У меня определенно есть к чему стремиться в Токио.

Новости по теме