Россия снова должна ЮКОСу $50 млрд. Что дальше?

  • 18 февраля 2020
ЮКОС Правообладатель иллюстрации Getty Images

Государственный апелляционный суд в Нидерландах оставил в силе три вынесенные в 2014 году в Гааге решения международного арбитража по искам акционеров ЮКОСа. Арбитраж взыскал с России в их пользу в общей сложности 50 млрд долларов.

В 2016 году исполнение этих решений было приостановлено первой инстанцией нидерландского суда, удовлетворившего жалобу России, но теперь они вновь разблокированы. Власти России намерены дойти до Верховного суда Нидерландов.

Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин заявил РБК, что Россия "с учетом штрафов и процентов" должна уже 55 млрд долларов. Акционеры будут пытаться арестовать имущество России на территории других стран.

Русская служба Би-би-си спросила независимых экспертов, каковы могут быть последствия реанимации в Гааге российского долга ЮКОСу. Они уверены, что арестовать российское имущество будет довольно сложно.

Сергей Усоскин, адвокат, эксперт по международному арбитражу

Россия вправе оспорить это решение в Верховном суде Нидерландов, но разбирательства в других странах по исполнению решений о взыскании более 50 миллиардов долларов могут возобновиться уже сейчас.

Последствия этого очевидны: возобновление процедуры исполнения и требования истцов об аресте имущества в качестве обеспечительной меры. Такие разбирательства до отмены решений арбитража велись, в частности, в Германии, Индии, Франции и США, где решение может быть обращено к исполнению на основании Нью-йоркской конвенции.

В ряде стран производство по исполнению решений гаагского арбитража было прекращено, но во Франции и Америке процессуальные баталии идут до сих пор. И нынешнее решение апелляционного суда - значимый аргумент взыскателей. Поскольку большая часть арестов российских активов была снята, теперь их поиск и процедура признания для обращения к исполнению начнутся заново.

Глеб Богуш, доцент Высшей школы экономики, эксперт по международному праву

Решение апелляционного суда большой неожиданностью не стало. Теперь ситуация вернулась к прежнему состоянию, и решение арбитража действительно подлежит исполнению.

Конечно, не все решения судов в мире исполняются, но просчитать, сколько будет стоить невыполнение Россией этого решения, невозможно.

Экономические последствия измеряются не только деньгами: это репутация, связи, инвестиции, имеющиеся у России договоры и деловые отношения. Учитывая активность России на мировых рынках и вовлеченность страны в мировую экономическую систему, показательное невыполнение решения гаагского арбитража может превысить потерю от уплаты долга ЮКОСу.

Ольга Плешанова, руководитель аналитической службы юридической фирмы "Инфралекс" (автор аналитических материалов о деле ЮКОСа на протяжении более 10 лет)

Отмена решения окружного гаагского суда, признавшего арбитраж в деле ЮКОСа некомпетентным, вновь делает актуальной и проблему применения Энергетической хартии в отношении России.

Россия не только не ратифицировала Договор к Энергетической хартии, но и с 19 октября 2009 года отозвала свое согласие на временное применение хартии до ее ратификации. Однако несмотря на это, в отношении инвестиций, сделанных до отзыва согласия, положения хартии могут действовать. Защита инвестиций по правилам хартии возможна в течение 20 лет с момента отзыва, то есть до 19 октября 2029 года.

Арбитражное решение 2014 года признано действующим, так что истцы могут пытаться исполнить путем обращения взыскания на имущество России. Для этого, однако, необходимо найти имущество, которое принадлежало бы непосредственно государству (а не, например, госпредприятиям, которые по долгам государства не отвечают) и не защищалось суверенным и дипломатическим иммунитетом. Практика показывает, что найти такое имущество крайне сложно, но если оно обнаруживается, то европейские суды на соответствующей территории без затруднений выносят решения о его аресте.

Апелляционный суд отклонил все доводы российской стороны, в том числе о том, что признание арбитража компетентным в отношении данного спора противоречит российскому праву. Сейчас в России готовятся изменения в Конституцию, призванные исключить применение в России норм международного права, если они противоречат основам права российского.

Дело акционеров ЮКОСа, однако, наглядно показывает, что в России и за рубежом основы российского права могут пониматься и толковаться по-разному. Это чревато конфликтами в правоприменении и может привести к международной изоляции России.

Левон Григорян, адвокат, специалист по международному разрешению споров и международному арбитражу

Очень серьезное решение, оно, конечно, неприятно для российской стороны, хотя у неё есть возможность обжаловать его в Верховном суде Нидерландов. Но споры о приведении в исполнение арбитражного решения в различных странах, которые во многих странах были приостановлены на период процесса об отмене арбитражного решения и апелляции в судах Гааги, могут возобновиться.

С другой стороны, положение не является абсолютно безнадежным, потому что даже при отрицательном исходе обжалования в Верховном суде бороться с таким оппонентом, как Россия, очень сложно. Даже если она потерпит поражение в судах, взыскать деньги будет непросто.

Говорить об окончательной победе истцов преждевременно. У России огромное количество способов избегать исполнения любых решений, потому что это огромное могущественное государство.

Трудно сомневаться в том, что оппоненты будут предпринимать попытки ареста российского имущества за рубежом, но насколько такие попытки будут успешными, будет зависеть от многих обстоятельств, процесс будет непростым. В любых странах, где есть более-менее продвинутый правовой режим, предстоят сложные судебные процедуры по этому поводу.

У Российской Федерации как таковой не так много имущества, которое можно арестовать для удовлетворения арбитражного решения на такую огромную сумму. Есть объекты, у которых есть дипломатический иммунитет, есть иное имущество, у которого относительно небольшая стоимость - самолёты на авиашоу, парусники и тому подобное - всё это мы уже, к сожалению, проходили в прошлом.

Но самый лакомый кусок - это временно или постоянно находящееся за рубежом движимое и недвижимое имущество госкомпаний, и оппоненты попытаются обратить взыскание на него, но им придется доказать, что это на самом деле имущество РФ, подлежащее взысканию, то есть вскрыть корпоративную вуаль, и это будет предметом отдельного и весьма сложного судебного процесса.

Но ещё раз: решение апелляционного суда в Гааге, хотя и неприятное, но не является окончательным и бесповоротным поражением - у России есть много правовых, политических, организационных и прочих возможностей, чтобы ему противостоять.

Антон Именнов, управляющий партнер московского офиса КА Pen & Paper

Формально-юридически компании "Hulley Enterprises Ltd" (Кипр), "Yukos Universal Ltd" (остров Мэн) и "Veteran Petroleum Ltd" (Кипр) должны направить в минфин Российской Федерации требование о добровольной выплате по решению Международного арбитража в Гааге от 18 июля 2014 и дать ведомству Антона Силуанова какой-то разумный срок на исполнение.

В случае отказа они получат право приводить в исполнение решение Международного арбитража в Гааге от 18 июля 2014 всеми законными способами в силу Нью-йоркской конвенции 1958 года. И они будут это делать в тех юрисдикциях, где у Российской Федерации имеются активы.

Компании будут обращаться в государственный суд соответствующей страны с ходатайством о выдаче экзекватуры (разрешение на исполнение - Би-би-си) или о принудительном исполнении данного решения. И в большинстве государств такую экзекватуру можно получить без каких-либо серьезных проблем. Однако Россия будет возражать на принудительное исполнение вышеуказанного решения в каждой стране, где три компании будут ходатайствовать об этом.

Не хочется спекулировать о возможных кулуарных договоренностях Кремля с Ходорковским, Невзлиным и иными бенефициарами сегодняшнего судебного решения, но признаваемые абсолютным большинством государств правила об обязательности исполнения судебных актов подвергли риску государственное имущество России за рубежом.

А поскольку свыше 70% экономики нашей страны принадлежит государству - в особой группе риска самолёты на международных аэрошоу; парусники, заходящие в иностранные порты; торговые суда в государственной собственности; собрания картин.

Франц Зедельмайер, глава Multinational Asset Recovery Company, много лет вел судебные споры с Россией

Успех акционеров связан с тем, что это был публичный суд, независимый - и судье было все равно на политику. Так что они подходили к этому делу чисто с юридической точки зрения, смотрели на факты.

Теперь конечно вопрос в том, как акционеры будут пытаться вернуть эти 50 млрд долларов. И тут две проблемы.

Первая - у России недостаточно государственных активов за рубежом, чтобы оплатить эти 50 млрд. Деньги или собственность, которые можно было бы забрать у России в счет погашения этой задолженности, довольно небольшие. Потому что большая часть тех российских активов, которые имеются, используются для обеспечения государственных нужд. Например, здания, находящиеся в собственности России, используются для работы российских дипломатических или экономических представительств. Банковские счета используются для оплаты работы дипломатов.

Единственный способ дотянуться до российских активов - взять эти деньги из экспортной индустрии. То есть из доходов, получаемых Россией от продажи тех или иных продуктов, чаще всего под этим подразумевается сырье - например, нефть, металлы, которые Россия экспортирует за рубеж.

Но чтобы обеспечить реализацию такого решения судам - а в такое дело будут вовлечены суды сразу в нескольких европейских странах и США - придется по сути разрешить акционерам "зайти" в дела корпораций. То есть получить доступ к доле РФ в холдингах, которые обычно защищены законом.

Насколько я знаю, [после решения 2014] Россия попыталась по максимуму перевести свои активы, которые находились в зоне риска, на других людей, на другие юридические лица, которые в некоторых случаях были госкомпаниями, а в некоторых и частными. Я думаю, и в этот раз они предприняли меры, чтобы не допустить выплату акционерам ЮКОСа запрашиваемых денег.

И вот еще важная вещь - даже если и будут аресты каких-то счетов в банках, компаний, собственности или чего-то еще - у России остается еще большое поле для маневра и юридических баталий. Законы в одной юрисдикции существенно отличаются от аналогичных актов в другой юрисдикции. Нидерланды, Бельгия, Франция, например, приняли законы, которые очень благосклонны к России, потому что они не хотят вступать в затяжные судебные тяжбы с Россией и втягивать свои суды в эту битву акционеров ЮКОСа с Россией.

Как арестовывали российские активы

В 2015 году, как писал "Коммерсант", экс-акционеры ЮКОСа начали кампанию по взысканию с России около 50 млрд долларов, отсуженных в Гааге.

Компания начала процесс взыскания средств в США, Франции и Великобритании и планировала обратиться в суды Бельгии, Голландии и Германии.

Судебные приставы Бельгии и Франции приступили к аресту счетов и ревизии имущества РФ и подконтрольных ей структур в этих странах. Вслед за Бельгией юристы, представляющие их интересы, обратились к судебным исполнителям Франции, которые по итогам уже арестовали счета ряда российских структур в местной дочерней компании ВТБ - VTB Bank (France) SA.

Под арест попали и счета российских дипломатических миссий. При этом счета диппредставительств были тут же разморожены, в отличие от счетов российских компаний, говорил глава ВТБ Андрей Костин.

Собственность РФ за рубежом на тот момент находилась в распоряжении трех структур: обладающие дипломатическим иммунитетом объекты - на балансе российского МИДа, около тысячи зданий и земельных участков - на балансе УДП (Управление делами президента), а несколько десятков зданий торгпредств в 2007 году были переданы министерству экономики.

Ситуацию подогрел отказ России выплатить акционерам компенсацию в размере 1,86 млрд евро по решению другого иностранного органа - Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), причем этот отказ был закреплен решением Конституционного суда России.

Позиция КС о неисполнимости решения ЕСПЧ как противоречащего Конституции послужила началом конституционной реформы, которая в ближайшее время должна по предложению Владимира Путина завершиться внесением поправки в Конституцию о том, что противоречащие ей международные договоры не должны исполняться.

В марте 2020 года Комитет министров Совета Европы может рассмотреть вопрос о неисполнении Россией решения ЕСПЧ о выплате компенсации акционерам ЮКОСа: соответствующее обращение их представителя Пирса Гарднера поступило в Комитет министров 7 февраля 2020 года.

При участии Ольги Ившиной

Новости по теме