Лицом к лицу с талибами. Как афганская женщина вела переговоры

  • 29 февраля 2020
Фазия Куфи дает интервью в Кабуле Правообладатель иллюстрации AFP/Getty images
Image caption Фазия Куфи дает интервью в Кабуле

США и Талибан шаг за шагом движутся к соглашению, которое положит конец бесконечному насилию. Афганский политик Фазия Куфи рассказала Би-би-си, каково это сидеть лицом к лицу с талибами и говорить о правах женщин.

Фазия Куфи с детства мечтала стать врачом. Мечта рассыпалась, когда в 1996 году власть в Афганистане взяли талибы [в 2003 году движение признано террористической организацией Советом Безопасности ООН и запрещено в России - Би-би-си].

Они посадили в тюрьму мужа Фазии. В заключении он заразился туберкулезом и умер вскоре после освобождения.

Женщина занялась политикой. Талибы пытались убить ее.

Но она собрала все свое мужество, чтобы поговорить с ними лицом к лицу.

"Я представляла мою страну. Я представляла женщин Афганистана", - сказала она Би-би-си.

Без страха

В феврале 2019 года Фазия и еще одна активистка женского движения переступили порог конференц-зала в московском отеле, где находились около 70 мужчин.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Активистка женского движения Лейла Джафари (слева) и бывший член парламента Афганистана Фазия Куфи за столом переговоров

По одну сторону расположились талибы в тюрбанах и с нестрижеными бородами, по другую - представители афганского правительства и общественники. И две женщины среди них.

"Я не позволяла себе бояться. Я знала, что нужно говорить твердо и кратко", - вспоминает Фазия.

Она была одной из очень немногих женщин в составе делегации на долгих и замысловатых переговорах с талибами.

Те поначалу отказывались общаться с представителями "марионеточного кабульского режима".

После уговоров со стороны США и России был достигнут компромисс: переговоры поведет не официальная правительственная, а некая "общеафганская" делегация.

В Москве и Дохе

Куфи участвовала в трех раундах, два из которых проходили в Москве и один в столице Катара Дохе.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Главное - не бояться, говорит Фазия Куфи

"Я выказывала партнерам всяческое уважение. Я говорила, что в Афганистане существуют разные взгляды и нет одной обязательной идеологии", - рассказывает она.

Переговоры не были свободной беседой за круглым столом или коллективным мозговым штурмом. Все высказывались по очереди.

"Некоторые члены делегации талибов откровенно меня разглядывали. Другие делали заметки. Третьи смотрели, куда придется. В общем, ничего особенного", - вспоминает она атмосферу на переговорах.

Как Фазия Куфи насмешила талибов

Главной темой выступлений Фазии Куфи был женский вопрос. Однажды она заговорила о целесообразности более широкого участия женщин в мирном процессе.

Правообладатель иллюстрации AFP/GettyImages
Image caption Фазия Куфи считает, что благодаря информации из внешнего мира взгляды афганской молодежи меняются

"На нашей стороне присутствуют женщины. Почему бы вам не включить несколько женщин в вашу делегацию?" - спросила она. Талибы в ответ расхохотались.

При их власти в 1996-2001 годах женщинам запрещалось бывать в общественных местах, работать и получать образование. Практиковались побиение камнями и порка.

Фазия Куфи лично знала людей, испытавших это на себе, и в ходе переговоров особенно настаивала на том, чтобы ни при каком режиме в Афганистане такие жестокости не повторялись.

Частичное смягчение

Выступая вслед за Куфи, представитель талибов согласился с тем, что в Афганистане будущего женщина может быть премьер-министром, но не президентом или судьей. По их твердому убеждению, это противоречит канонам ислама.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Фазия Куфи говорит, что в первый раз победила на выборах благодаря политическому наследию ее отца, но позднее стала самостоятельной личностью

Формат переговоров не предусматривал обмена репликами. "Я была не согласна, но возразить уже не могла, потому что прошла моя очередь говорить", - заметила Фазия Куфи.

Спустя примерно месяц представитель политического офиса Талибана в Катаре Сухейль Шахин заявил Би-би-си, что движение готово предоставить афганским женщинам "все права, которые не противоречат исламу".

"Мы признаем право женщин на образование. Оно освящено исламом", - сказал он.

Правообладатель иллюстрации Inayatulhaq Yasini
Image caption Сухейль Шахин представляет Талибан в глазах мира

Правда, тут же оговорился: "Женщины могут работать и получать образование, но в рамках законов ислама и афганской культуры".

Для таких, как Фазия Куфи, в этом главная суть. Ислам имеет одну священную книгу, но много теологических направлений.

Правообладатель иллюстрации Media team of Fawzia Koofi
Image caption Приход к власти талибов лишил Фазию Куфи, как многих ее ровесниц, возможности завершить высшее образование

"По поводу женского образования я слышала разные мнения от разных богословов. Но Талибан всегда следовал самому радикальному толкованию Корана", - указывает она.

Фазия Куфи, тогда студентка медицинского колледжа, впервые увидела талибов в сентябре 1996 года - из окна своей квартиры на пятом этаже дома в Кабуле. Боевики входили в город, на улице завязалась автоматная перестрелка.

Рухнувшая мечта

Через несколько дней по распоряжению новых властей всех девушек исключили из колледжа.

Фазия давала частные уроки английского девочкам, которым запретили посещать школу.

"Это было тоскливое время. Всегда больно, когда у тебя отбирают возможности", - вспоминает она.

Вскоре талибы обязали женщин всегда носить вне дома паранджу (бурку) - платье до пят с глухой вуалью.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Фазия Куфи утверждает, что ношение паранджи - не афганская традиция

"Я никогда не покупала паранджу, потому что не собиралась тратить деньги на предмет, не являющийся частью нашей национальной культуры", - говорит Фазия Куфи.

В результате ей приходилось по большей части сидеть дома. Патрули Департамента порока и добродетели ходили по улицам и били попавших им на глаза женщин без бурки.

После свержения талибов международной коалицией в 2001 году Фазия стала работать в миссии ООН, занимаясь психологической реабилитацией бывших солдат-подростков, поставленных под ружье талибами.

Путь в политику

Облегчение от наступившей свободы омрачила смерть мужа, заболевшего туберкулезом в талибской тюрьме. Власть сменилась для него слишком поздно.

Правообладатель иллюстрации Media team of Fawzia Koofi
Image caption После свержения талибов в Афганистане появилось множество телеканалов и радиостанций

В 2005 году в Афганистане были назначены первые при новом режиме парламентские выборы. Фазия Куфи решила в них участвовать.

Она не скрывает, что тогда победила во многом благодаря известной фамилии. Ее отец, Абдурахман Куфи, член парламента в 1980-х годах, был убит пришедшими к власти в 1992 году моджахедами, которых, в свою очередь, спустя четыре года сменили талибы.

"Память об отце помогла мне получить голоса. Но сразу вслед за этим передо мной встала нелегкая задача приобрести собственное политическое лицо", - рассказывает она.

Она работала в парламенте два срока, причем во время первого из них была вице-спикером. Во время одной из депутатских поездок ее едва не убили талибы.

Под обстрелом

"В марте 2010 года я отправилась в провинцию Нангархар отмечать с единомышленниками Международный женский день. На обратном пути наша автоколонна попала под обстрел", - говорит Фазия.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Нужны дополнительные переговоры, чтобы уяснить подлинные намерения талибов, считает Фазия Куфи

Пули летели с другого берега речки и с вершины соседней горы.

Куфи и ее двух дочерей спасла охрана, сумевшая выехать из-под огня и укрыться в горной расселине. Обратно в Кабул их доставил вызванный вертолет.

Борьба не окончена

Мир не наступил. Спустя несколько лет талибы перегруппировались и начали наносить ответные удары.

По данным проведенного Би-би-си исследования, в 2018 году они проявляли активность на 70% территории Aфганистана.

Правообладатель иллюстрации AFP/ Getty images
Image caption Сотрудники афганских спецслужб на месте взрыва начиненного тротилом автомобиля в провинции Забуль 19 сентября 2019 года

Несмотря на свою военную мощь, США не смогли подавить Талибан и сейчас видят выход в переговорах.

С октября 2001-го по март 2019 года США потеряли в Афганистане более 2400 военнослужащих, и еще 1100 человек - их союзники. Стоимость операции, по данным Пентагона, за это время составила 760 миллиардов долларов.

Контуры будущей сделки

Американцы и талибы продвигаются к цели сантиметр за сантиметром.

"Все хотят мира. Мы родились и выросли во время войны. Ни мое поколение, ни мои дети вообще не знают, что такое мир", - говорит Фазия Куфи.

Правообладатель иллюстрации Media team of Fawzia Koofi
Image caption Фазия Куфи никогда не прятала лица

Однако она предостерегает от спешки и сделки любой ценой.

На субботу, 29 февраля, в Дохе запланировано подписание соглашения между США и талибами.

Президент Дональд Трамп хочет закончить самую продолжительную войну в истории США и вернуть 13 тысяч американских солдат домой до ноябрьских выборов.

"Если мирный процесс закончится возвращением всей власти Талибану, это будет ошибкой, - утверждает Фазия Куфи. - Главное - как закончить войну. Достойный мир подразумевает право и свободу. Иначе война скоро возобновится".

Нужна поддержка

Основную тяжесть вооруженной борьбы несут афганские правительственные войска. Но им нелегко противостоять яростному напору идеологически заряженных бойцов Талибана.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Силы коалиции обеспечивают афганской армии поддержку с воздуха

"Присутствие иностранных войск само по себе дает афганской армии важную моральную поддержку. Это также ясный дипломатический сигнал. Они будут нужны нам еще несколько лет", - говорит она.

По словам Куфи, абсолютно необходимо до заключения мира договориться о составе будущего правительства и гарантиях сохранения выборной демократии и прав женщин.

"Демократии нет альтернативы. Только при ней каждый имеет голос", - убеждена она.

Дорогая цена войны

Афганистан дорого заплатил за десятилетия войн и нестабильности.

Последний индекс социального развития ООН ставит его на 170-е место среди 189 государств и территорий. Свыше половины населения Афганистана живет за чертой бедности. 84% женщин неграмотны.

Правообладатель иллюстрации AFP/Getty images
Image caption Пока лишь меньшинство афганских девочек ходит в школу

По оценочным данным, только за время советской оккупации в 1979-1989 годах погибли около миллиона афганцев.

В настоящее время около 2,5 миллионов из 35,5 миллионов граждан являются беженцами, и еще два миллиона - вынужденными переселенцами внутри страны.

В стране насчитывается порядка двух миллионов вдов, что в условиях Афганистана означает почти гарантированную нищету.

Политический вакуум

Война также затормозила формирование политического класса. В стране нет достаточно легитимного лидера, чтобы заключить мир.

Явка избирателей на последних президентских выборах в 2014 году оказалась рекордно низкой. Действующий лидер Ашраф Гани был окончательно объявлен победителем через пять месяцев после дня голосования.

Со своей стороны, талибам не занимать решительности, но их подлинные намерения не ясны. Вправду ли они изменились? Чему в их словах можно верить, а о чем они молчат до поры?

"Те, кто против мира, используют вопрос о правах женщин, чтобы пустить переговоры под откос", - заявил Сухейл Шахин в интервью Би-би-си.

"У наших женщин и без того не так много прав. Что еще они хотят отнять?" - спрашивает Фазия Куфи.

Правообладатель иллюстрации AFP/Getty images
Image caption Фазия Куфи говорит, что ее дочери не будут жить по законам радикалов

Афганистан сильно изменился после талибов.

Обе дочери Фазии - студентки кабульских вузов. Их взгляды и поведение сформированы интернетом.

"Никакая сила не заставит моих дочерей и многих их ровесниц сидеть дома. Кто бы ни правил в дальнейшем нашей страной, пускай помнит об этом", - говорит она.

Новости по теме