Генрих VIII и брексит. Почему в новом романе Хилари Мантел ищут аналогии с современностью

Подпишитесь на нашу рассылку ”Контекст”: она поможет вам разобраться в событиях.

Хилэри Мантел

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Хилари Мантел на литературном фестивале в Оксфорде в 2017 году

Англия ищет свое место в Европе, задумывается о роли женщин в обществе и обсуждает "социальные лифты". Вы можете подумать, что все это происходит в современной Великобритании, но самом деле речь идет о событиях, которые имели место почти 500 лет назад и о которых в своем новом романе пишет британская писательница Хилари Мантел.

Последняя часть трилогии Мантел о советнике Генриха VIII Томасе Кромвеле под названием "Зеркало и свет" (The Mirror & the Light) вышла 5 марта. Первые две книги "Волчий зал" (Wolf Hall) и "Внесите тела" (Bring Up The Bodies) принесли ей Букеровскую премию. Мантел является единственной женщиной, получившей ее дважды.

Во времена, о которых пишет Мантел, Англия была местом неспокойным: восстания дома, враги в Европе и король, который по-прежнему мечтал о втором сыне, чтобы обеспечить преемственность династии Тюдоров.

Кромвель не был аристократом и добился самого высокого поста при короле исключительно благодаря личным качествам. По словам Мантел, это сделало его интересной для романиста фигурой, но не добавило ему популярности среди современников: ни у аристократов, ни у простого народа.

"Социальные лифты" у Тюдоров

Аристократы в ту пору относились ко всем, кто не принадлежал к их кругу, с высокомерием. А простой народ считал, что если ты родился сыном простолюдина, то таковым и должен оставаться. Стабильность приветствовалась, а то, что мы сегодня назвали бы "социальными лифтами", воспринималось с большим подозрением.

На вершине власти Кромвель постоянно находился при Генрихе VIII и хорошо изучил его настроения и капризы. Да, Генрих был человеком, подверженным резким сменам настроения, но кому и быть капризным, как не королю!

Подпись к фото,

Роль Генриха VIII в постановке Би-би-си "Волчий зал" сыграл Дэмиэн Льюис

Если бы самый известный монарх английской истории носил корону где-нибудь во Франции или Испании, где королевская власть была абсолютной, наверное, ему было бы легче.

Но в Англии был парламент, перед которым надо было как-то отчитываться, а английский народ вечно был чем-то недоволен и регулярно устраивал восстания.

Однако больше всего стареющий король боялся именно старения, связанной с ним импотенции и того, что его собственные придворные будут втихаря над ним насмехаться. Находиться при таком монархе было очень опасно, что Кромвель испытал на себе.

Роман о брексите?

В период действия романа "Зеркало и свет" и Европа, и Англия переживали большие перемены. Англия порвала с Римом, но ни торговли, ни военных союзов никто не отменял.

Подпись к фото,

Томас Кромвель в исполнении Марка Рэйланса

По словам Хилари Мантел, "Англия не могла оставаться в одиночестве, и по этому поводу ни у кого не было никаких иллюзий".

Порвав с католической Европой, страна должна была найти союзников среди протестантских государств Германии и Скандинавии. Англии были нужны канониры. Англии надо было как-то сохранить торговые связи с европейскими странами вне зависимости от того, какую форму христианства они исповедовали. Но больше всего Англии были нужны квасцы, без которых невозможно окрашивание тканей.

Автор фото, The Frick Collection

Подпись к фото,

И он же на портрете Ганса Гольбейна, который говорил, что Кромвель выглядел, как убийца.

Именно для сохранения связей с Европой Кромвель так настаивал на четвертом браке Генриха с Анной из семьи герцогов Клевских. Ничего хорошего из этой женитьбы, однако, не вышло, потому что Генрих заявил придворным, что проникся к новой жене отвращением и после брачной ночи "оставил ее такой же, какой она и была".

Автор фото, Hans Holbein the Younger

Подпись к фото,

Знаменитый портрет Генриха VIII работы Ганса Гольбейна

Скорее всего, в этот момент Генрих уже был просто не в состоянии вступать в супружеские отношения, однако категорически не мог этого признать. Следовательно, во всем оказался виноват Кромвель, который устроил этот брак.

И хотя Англия в этот период действительно находилась где-то в похожем с нынешней Британией положении, Мантел считает, что поиск аналогий с прошлым не всегда оправдан. Хотя действие ее романа и происходит в переходный для страны момент, говорить что это - роман о брексите все-таки нельзя.

"Ходячие утробы"

У женщин при тюдоровском дворе была одна главная роль: рожать детей. При этом, хотя все основные рычаги власти находились в руках мужчин, Мантел предоставила им одну из главных ролей.

Подпись к фото,

Анна Болейн на эшафоте. В постановке Би-би-си ее сыграла Клэр Фой. То, что она родила дочь, а не сына, стало главной причиной ее падения

"Главное разочарование Генриха, - сказала она, - заключалось в том, что, хотя настоящая власть была полностью сосредоточена в его руках, в руках его министров и мужчин вообще, только женщина может выполнить его самое горячее желание, и это - иметь наследника мужского пола".

Поэтому основной вопрос, на который король должен был найти ответ: какая из женщин может дать ему наследника. Но как только его третья жена, Джейн Сеймур, выполнила эту задачу (которая, правда, стоила ей жизни) Генрих немедленно осознал, что ему нужен для подстраховки еще один мальчик.

Подпись к фото,

Джейн Сеймур выполнила главную задачу любой королевы: родила сына. Но сама родов не пережила. Кадр из документального фильма Би-би-си Six Wives with Lucy Worsley

Королевская семья во все времена была предметом общественного интереса. Недавнее самоизгнание Гарри и Меган настроило против них довольно большое количество людей. Как сейчас, так и тогда, народ ожидает от своей королевской семьи определенного поведения и соблюдения особых правил.

Во времена Генриха VIII классовые разграничения были очень жесткими, и на троне рядом с королем требовалось иметь именно принцессу, а не просто знатную даму. Поэтому, когда Генрих развелся с Екатериной Арагонской, своей первой женой, народ был растерян. Последующий брак короля с Анной Болейн был воспринят с подозрением, зато ее казнь представлялись логичным исправлением неправильной ситуации.

Точно также к Анне Клевской отношение изначально было хорошее: королевой снова стала настоящая принцесса. Поэтому, когда Генрих развелся и с ней, а потом вступил еще в два брака, общее недовольство низов выросло еще больше.

Как тогда, так и сейчас

Несколько лет назад Хилари Мантел сказала о Кейт Миддлтон: "Мы больше не рубим головы королевским женщинам, но мы по-прежнему приносим их в жертву".

Изменилось ли что-нибудь за несколько прошедших лет? Мантел считает, что нет - и женщины в королевской семье по-прежнему подвергаются очень пристальному вниманию, когда публика считает допустимым обсуждать их фигуры, одежду и способности к деторождению.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В 2013 году Хилари Мантел спровоцировала небольшой скандал, когда публично сказала, что от королевских женщин, как раньше, так и теперь, требуется, чтобы они рожали детей

Считать ли такое любопытство естественным, или болезненным и унизительным для его объектов - это уже другой вопрос.

Несколько лет назад Мантел заметила, что "радостное любопытство может легко превратиться в жестокость", и по сю пору своего мнения не изменила.

Будет ли другой роман?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В 2015 году Хилари Мантел стала дамой-командором Британской Империи за выдающийся вклад в британскую литературу

Поскольку Хилари Мантел, вне всякого сомнения, является одним из ведущих исторических романистов нашего времени, ее часто спрашивают, о ком она будет писать дальше?

Сама она считает, что, может быть, и ни о ком, потому что подобные исторические произведения требуют огромного количества времени, которого у нее, в силу возраста, уже не так много осталось: ей 67 лет.

Правда, она уверена в том, что о дочке Генриха, Елизавете, она писать точно не будет: "Мне не интересны те, кто родился в привилегированной семье, мне интересны те, кто самостоятельно выбивается наверх".

Накануне выхода книги Мантел дала интервью Би-би-си. Она говорила с известным журналистом корпорации - Эндрю Марром.