Победить пандемию и потерять избирателей. Как коронавирус изменил рейтинги политиков

  • 2 июня 2020
Премьер-министр Абэ в маске Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Япония с минимальными потерями вышла из локдауна, но премьер Абэ лишился поддержки

В 125-миллионной Японии сняли режим чрезвычайной ситуации - на пять дней раньше срока. 900 жертв коронавируса в стране за все время пандемии называют невероятным успехом. Чем же объяснить феноменальное падение рейтинга премьера Синдзо Абэ и многочисленные требования его отставки? И почему рейтинг Дональда Трампа остается стабильным даже после того, как в США потеряли 100 тысяч зараженных Covid-19?

Эксперты сходятся во мнении: стихийные бедствия, национальные трагедии и даже войны положительно влияют на рейтинг правящих партий и политиков. В сложные времена люди обычно объединяются, чтобы противостоять общей угрозе. Соответственно, увеличивается поддержка президентов и премьеров.

Пандемия стала испытанием для всех мировых лидеров: некоторые немедленно брали контроль в свои руки, другие долго наблюдали за развитием ситуации и медлили. Данные о числе зараженных и смертности от коронавируса - насколько им можно доверять с учетом ограниченного числа тестов и в некоторых случаях непрозрачности статистических подсчетов - стали одним из главных критериев поддержки государственных деятелей. В некоторых ситуациях эффективное кризисное управление принесло свои результаты, но были и случаи, когда лидеры теряли поддержку общества, несмотря на успешный выход страны из локдауна.

Хотел Олимпиаду, а не пандемию

Японии с самого начала не везло: в стране, где живут 125 миллионов человек, примерно треть населения - старше 65 лет. По этому показателю Япония - абсолютный лидер и опережает даже Италию с ее 23%, а коронавирус, как быстро стало известно, особенно тяжело переносят люди старшего возраста.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Пандемия остановила "Олимпиаду" в Токио в этом году, и перспективы ее проведения в следующем году туманны

В начале апреля вирус стремительно распространялся по Токио, а правительство не предпринимало мер и разрешало тестировать на Covid-19 только пациентов с выраженными симптомами. В то же самое время в соседней Южной Корее тестирование было массовым, власти успешно отслеживали контакты больных, а число зараженных начало снижаться. Наконец, 7 апреля премьер Японии Синдзо Абэ ввел режим чрезвычайной ситуации.

У Абэ не было полномочий объявить в стране локдаун по европейскому образцу - вместо этого он попросил людей избегать контактов и ограничить посещение общественных мест. А в качестве одной из мер поддержки правительство отправило японцам по две защитные маски - над ними немедленно начали издеваться - маски плохо закрывали рот и нос и были слишком маленькими.

Во многом из-за такой реакции правительство не получило дивидендов на свой счет - все лавры достались простым японцам, у которых задолго до пандемии коронавируса сформировались устойчивые привычки, помогающие в борьбе с распространением инфекции: ношение масок во время болезни, высокие стандарты личной гигиены.

И все же - одно дело - не заработать политических очков, совсем другое - потерять их. По данным опросов, которые провела газета Mainichi, 6 мая премьеру доверяли 40% японцев, а сейчас его рейтинг - 27%, и оппозиция требует отставки Абэ.

Для японской оппозиции действия Абэ во время пандемии стали поводом для новой волны противостояния: премьера критиковали сначала за решение изолировать экипаж и пассажиров круизного лайнера Diamond Princess, а потом обвиняли в том, что Абэ, недооценивая угрозу, продолжал цепляться за призрачную надежду все-таки провести летнюю Олимпиаду. Но это было до того, как в стране произошел громкий скандал с участием Хирому Курокавой - прокурором Токио.

"Его карьера близится к концу"

Несмотря на призывы Абэ следовать правилам и не подвергать опасности себя и других японцев, Курокава, как выяснили СМИ, во время самоизоляции приезжал к своим друзьям-журналистам и играл с ними в маджонг, которая, как и другие азартные игры, запрещена в стране.

В итогу Курокаве, претендовавшему на место генпрокурора Японии, пришлось уйти в отставку. Чтобы смягчить последствия скандала, министр юстиции страны тоже попросила об отставке - так Масако Мори попыталась продемонстрировать готовность нести ответственность за своего подчиненного, но Абэ эту отставку не принял и заявил критикам, что не уйдет и сам.

Скандал с прокурором, конечно, сыграл свою роль в падении популярности Абэ, но намного важнее, что он стал очередным проявлением фаворитизма, от которого японцы очень устали за последние годы, считает Джеймс Шофф, старший научный сотрудник азиатской программы фонда Карнеги.

Японцы, говорит Шофф, еще не успели забыть последний скандал, связанный с ежегодным праздником цветения сакуры - официальные мероприятия в эти дни спонсирует государство.

Оппозиционные политики обвинили премьера в том, что он пригласил на празднование большое количество сторонников из своего избирательного округа. А сумма, потраченная на это мероприятие, почти удвоилась за время премьерства Абэ. Правительство пообещало "уточнить критерии приглашения гостей" и сделать процесс более прозрачным.

"Только через несколько месяцев после фестиваля все документы, в которых фигурировал список приглашенных, были уничтожены", - напоминает Джеймс Шофф.

А за год до этого выяснилось, что сотрудники японского минфина подделали документы на продажу государственной земли, занизив стоимость участка. При этом землю продали компании, предположительно связанной с женой самого Синдзо Абэ. По завершении расследования 54% японцев заявили, что этот скандал должен стать поводом для отставки правительства действующего.

Но, конечно, падение рейтинга Абэ связано не только со скандалами, но и с тем, как его правительство справилось с пандемией.

"Дело в том, что главы японских префектур куда активнее боролись с коронавирусом - что было особенно заметно на фоне невнятных действий Абэ", - считает Шон Кертин, научный сотрудник Японского института глобальных коммуникаций.

Кертин помнит, как в 2007 году Абэ, проведя всего год в кресле премьер-министра, ушел в отставку. Формально политик объяснил, что это решение вынужденное - якобы из-за плохого состояния здоровья, но известно, что к тому моменту его популярность резко упала после коррупционного скандала в министерстве сельского хозяйства. "Тогда я подумал, что это конец его политической карьеры. Но - удивительно - он возродился как феникс и в декабре 2012 снова стал премьером. Я встретил Абэ в июне 2013-го и был удивился его динамичности - он был одним из самых энергичных премьер-министров и прекрасным стратегом", - считает Кертин.

Правда, говорит эксперт, по японским меркам Абэ уже целую вечность занимает премьерскую должность - большинство его предшественников оставались на должности всего год или два.

"То, что он находится в кресле премьера с 2012 года, - невероятное достижение. Но люди устали от него, а его политические оппоненты из его же собственной партии давно думают, как занять его место. Так что его карьера близится к концу", - уверен Кертин.

Странная терпимость к смерти

Случай Абэ - скорее уникальный. Эксперты сходятся во мнении, что в абсолютном большинстве случаев при возникновении национальной угрозы рейтинги лидеров стремительно идут вверх.

Как отмечали журналисты Washington Post, до коронавируса канцлера Германии Ангелу Меркель и президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина объединяло то, что пик их политической карьеры уже был пройден. Южнокорейского лидера призывали уйти в отставку из-за замедления экономического роста, а Ангела Меркель уже пообещала не переизбираться на новый срок в 2021 году. Но во время пандемии оба лидера стали примерами для подражания - во многом благодаря хорошо организованной системе тестирования и отслеживания контактов заболевших.

В результате - рейтинг Ангелы Меркель сейчас в районе 60%. Такой поддержки от населения у канцлера не было с середины 2017 года. Правда, специалисты утверждают, что политикам не стоит рассчитывать, что эффект продлится долго: предыдущий опыт показывает, что лидеры, набиравшие популярность во время национальных бедствий и чрезвычайных ситуаций, вскоре возвращались к своим прежним процентам.

Совсем другая ситуация сложилась в США. Всего за три месяца в стране от коронавируса умерли больше 100 тысяч человек. Это одна шестая от числа жертв Гражданской войны, продолжавшейся четыре года. Или четверть от числа американцев, погибших во Второй мировой войне. А еще это почти в два раза больше, чем число американцев, погибших во время войны во Вьетнаме, которая длилась почти два десятилетия.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Многие критиковали Трампа за его действия во время пандемии

Несмотря на это, уровень одобрения Дональда Трампа остается на стабильном уровне - с января его рейтинг колебался в пределах четырех процентных пунктов, а в середине мая достиг 49% - это максимальный уровень за все время президентства Трампа. Такой стабильный, пусть и низкий, уровень поддержки удивляет некоторых американцев, которые жалуются, что президент даже не может выразить сочувствие жителям страны в сложный период.

В начале мая, во время посещения фабрики по производству защитных масок N95, президент США Дональд Трамп так говорил о снятии карантина: "Я не говорю, что все идеально. Да, это затронет некоторых людей. Да, некоторые люди серьезно пострадают. Но мы должны открыть нашу страну и сделать это как можно скорее".

Журналист Дэвид Брукс так описал ощущения американцев от этой речи: "Многие предыдущие президенты во время национальных трагедий (Рейган после катастрофы шаттла "Челленджер", Буш - после 11 сентября, Обама - после массового убийства в начальной школе в Ньютауне) вели себя как психологические целители. Президент Трамп же не может выразить сочувствия. Он отреагировал на этот кризис просто как на политическую задачу, а не как на человеческую трагедию".

"У американцев странная терпимость к смерти, - так Джеймс Шофф из центра Карнеги объясняет, почему американцы, в отличие от японцев, не стали меньше поддерживать своего лидера, несмотря на число потерь. - Они привыкли уезжать за границу, участвовать в войнах. Японцы же с конца Второй мировой войны стали чрезвычайно чувствительны даже к единичным смертям".

В Японии, например, до сих пор ежегодно чтят память полицейского Харуюки Такаты, погибшего в 1993 году в Камбодже во время миротворческой операции ООН. После этого сразу несколько японских полицейских просто покинули место службы и заявили, что хотят прекратить участие в миссии ООН и вернуться в Японию. Вскоре правительство начало сокращать численность контингента в Камбодже.

"Так что да, в Японии 900 смертей, что по нынешним временам немного, но меня совсем не удивляет, почему люди так расстроены", - заключает Шофф.

Американский эксперт по вопросам статистики Либерти Виттерт считает, что важнее смотреть не на абсолютные цифры, а следить за трендами - именно они демонстрируют, как меняются настроения в обществе.

"Очень сложно сравнивать ситуацию в разных странах, потому что изначальный рейтинг у лидеров очень разный. Еще ни у одного президента США не было такого низкого рейтинга, как у Трампа. Но в последние несколько месяцев очевидно, что есть тенденция к повышению его одобрения населением, - говорит Виттерт. - Рост поддержки Трампа начался еще в марте, и одобрение президента достигло своего пика в середине апреля. Что логично объясняется известным правилом: если страна сталкивается с серьезной угрозой, рейтинг лидера стремительно растет. Правда, уже сейчас можно наблюдать снижение рейтинга - кризис затягивается, и люди ощущают на себе, как страдает экономика".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Надпись на плакате: "Самая высокая смертность в Европе". Избиратели поначалу поддерживали Бориса Джонсона во время его собственной болезни, но вскоре его рейтинг начал стремительно падать

Похожая история произошла с британским премьер-министром Борисом Джонсоном. Его рейтинг подскочил в апреле, когда Джонсон попал в больницу с коронавирусом.

Тогда профессор Тим Бэйл из лондонского университета Queen Mary говорил: "Никто не хочет говорить вслух, что Джонсону повезло, что его госпитализировали с коронавирусом. Но в этом есть элемент истины".

Британия долгое время держалась на одной из первых строчек по числу заражений Covid-19: на данный момент в стране умерли уже больше 38 тысяч человек. Но все же поначалу британское общество поддерживало премьера.

"Несмотря на все очевидные проблемы, его рейтинг был стабильным дольше, чем ожидалось. Во-первых, Джонсона активно поддерживают лояльные консервативные избиратели и люди, которые пусть и не разделяют все его взгляды, но поддерживают брексит. Во-вторых, люди сочувствовали ему во время болезни", - поясняет профессор Тим Бэйл.

В мае рейтинг Бориса Джонсона упал до 55% и продолжает стремительно падать. Бэйл считает, что премьер полностью израсходовал кредит доверия граждан, и даже избиратели, поддерживающие консерваторов, не могут игнорировать элементарную нехватку средств индивидуальной защиты у врачей во время пандемии, общий беспорядок, проблемы с тестированием на коронавирус и, конечно, скандал вокруг Доминика Каммингса (главный советник Джонсона оказался в центре скандала из-за нарушения карантина).

Джонсон публично поддержал Каммингса, после чего, согласно опросам общественного мнения, проведенного Savanta (компания отслеживает изменения в ежедневном режиме), рейтинг премьера в один день упал ниже ноля.

Эксперты, опрошенные Би-би-си, уверены, что на поначалу стабильный рейтинг Трампа и Джонсона повлиял "эффект кризиса". Но по мере того, как люди привыкают к ситуации и начинают ощущать на себе экономические последствия, уровень одобрения лидеров закономерно пойдет вниз.

Новости по теме