Ван Гог и "Криптопанки": как Эрмитаж продает NFT-картины, если сделки с криптовалютой запрещены?

  • Андрей Захаров, Анна Пушкарская
  • Би-би-си

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Власти России включили Андрея Захарова в реестр СМИ, выполняющих функцию иностранного агента. Би-би-си категорически возражает против этого решения и намеревается его оспорить.

Автор фото, Petr Kovalev/TASS/Getty Images

Эрмитаж открыл виртуальную выставку модного NFT-искусства, а ранее продал NFT-копии своих картин почти за полмиллиона долларов. Торги шли на криптовалютной бирже и за криптовалюту. Би-би-си разбиралась, как государственный музей мог провести такие сделки, ведь в России запрещена продажа товаров и услуг в обмен на биткоины и другие цифровые деньги.

10 ноября Эрмитаж открыл выставку, которую могут посетить даже те, кто сейчас не находится в Петербурге. Это виртуальная экспозиция NFT-искусства "Незримый эфир" - картин и медиафайлов, созданных с помощью технологии блокчейна.

Для того чтобы пройтись по выставке, нужно зайти на специальный сайт, загрузить свое фото, выбрать аватар и цвет его одежды. Графика незатейливая и напоминает компьютерные игры 1990-х годов с угловатыми и неповоротливыми фигурами и пиксельными интерьерами. Среди произведений - футуристический "Дом на Марсе" канадской художницы Кристы Ким или простенькие мультяшные портреты из серии "Криптопанки" проекта Larva Labs.

Автор фото, BBC/Getty Images

"[Эта выставка] - продолжение начатого пути по гуманизации цифровой культуры", - заявил на церемонии открытия директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Церемония, как и полагается, прошла в Zoom'е.

Выставка - это не первый опыт Эрмитажа зайти в пространство NFT-искусства, то есть картин, созданных, как и биткоин, с помощью технологии блокчейна. Летом-осенью 2021 года музей продал на криптобирже Binance цифровые копии своих картин. Открывая "Незримый эфир", Пиотровский признал, что это был непростой опыт.

"Мы продали несколько уникальных репродукций на аукционе. А также столкнулись с теми проблемами, которые для нормальных людей создает криптопространство и криптовалюты, потому что [можно продать что-то], а получить деньги обратно - трудно", - сказал он на церемонии.

Би-би-си разбиралась, как музей смог обойти требования российского законодательства, которое прямо запрещает продажу товаров и услуг за криптовалюты.

Что такое NFT-искусство

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.
Подкаст
Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

эпизоды

Конец истории Подкаст

NFT - это сокращение от английского non-fungible token, или "невзаимозаменяемый токен". Токен в криптоэкономике - это записанный в блокчейне цифровой сертификат, который подтверждает владение неким активом.

Блокчейн представляет собой цепочку из блоков с зашифрованной информацией. Цепочку нельзя незаметно переписать задним числом: запись, однажды сделанная, остается в блокчейне все время его существования. Это позволяет использовать его в бизнесе и даже в искусстве: NFT-картина - цифровой аналог картины, купленной на аукционе. Другой такой ни у кого не будет, что сделало NFT-искусство популярным способом вложения криптовалюты: по аналогии с тем, как традиционная живопись считается выгодным объектом для инвестиций обычных долларов, евро и других валют.

Для Эрмитажа с его многомиллиардным бюджетом NFT-искусство - скорее, способ быть в трендах, нежели средство для заработка. "Для Эрмитажа [выставка "Незримый эфир"] - продолжение начатого пути по гуманизации цифровой культуры. У нас была выставка, посвященная блокчейну [...], у нас была выставка работ искусственнного интеллекта [...], как только появились NFT, мы с успехом продали на аукционе несколько уникальных репродукций", - рассказывал на открытии Михаил Пиотровский.

В августе Эрмитаж выставил на криптовалютной бирже Binance копии пяти картин - Леонардо да Винчи, Джорджоне, Винсента Ван Гога, Василия Кандинского и Клода Моне. Все копии были подписаны Михаилом Пиотровским и привлекли криптоколлекционеров: в сумме музей выручил на аукционе почти 450 тысяч долларов, сообщается на сайте Эрмитажа.

Binance - одна из крупнейших криптобирж мира, которая создала специальную площадку для торговли NFT-искусством.

Эрмитаж - не первопроходец: например, в мае 2021 году итальянская галерея Уффици продала цифровую копию картины Микеланджело за 170 тысяч долларов. А чуть раньше аукционный дом Christie's продал файл с пятью тысячами картин художника Beeple за криптовалюту под названием "эфир" и сумму, эквивалентную 69 млн долларов.

Цифровые шедевры Эрмитажа тоже продавались не за обычные деньги, а за BUSD - это криптовалюта, выпущенная биржей Binance и привязанная к доллару. Криптовалюты, курс которых зависит от традиционных активов, вроде доллара, считаются более надежными в плане вложений и даже имеют собственное название - stablecoin (от английского "стабильная монета").

Но в России проводить сделки с криптовалютой в легальном поле сложно. В январе 2021 года вступил в силу федеральный закон "О цифровых финансовых активах", в котором четко указано, что в России запрещается прием цифровой валюты за товары или услуги. Нарушает ли сделка Эрмитажа этот закон?

Что говорят эксперты

Все юристы, опрошенные Би-би-си, подчеркивают: Эрмитаж вступил в "серую" зону законодательства.

Например, непонятно, можно ли считать NFT-токен товаром, говорит партнер коллегии Pen&Paper Станислав Данилов. "Скорее он является неким имущественным правом или объектом интеллектуальной собственности, но не товаром в классической терминологии законодателя и тем более точно не является услугой или же работой", - отмечает эксперт.

Такого же мнения придерживается и партнер юридической фирмы "Инфралекс" Артур Рохлин. По его словам, токены - это "утилитарные цифровые права" (так закон определяет электронные сертификаты, дающие право на сервис в виртуальном пространстве, например, доступ в онлайн-кинотеатр), оборот которых в России разрешен. "На практике случаи продажи токенов за фиатные (обычные) деньги есть", - говорит он.

"Закон о цифровых финансовых активах содержит запрет на прием криптовалюты в оплату товаров, работ и услуг. Если рассуждать строго формально, то NFT-токен не является ни первым, ни вторым, ни третьем. И, следовательно, требования закона не нарушены", - подтверждает цифровой юрист Михаил Успенский.

Автор фото, Alexander Demianchuk/TASS/Getty Images

Еще один способ обойти законодательный запрет - это исключение Эрмитажа из той части сделки, где фигурируют криптовалюты, говорит Данилов. "Обеспечение сделки происходит на площадке компании Binance, которая находится в Сингапуре и может выполнять агентскую функцию для Эрмитажа. А на счета музея уже будут поступать более традиционные виды валют. Таким образом, даже если кто-то говорит о том, что Эрмитаж продаёт как бы "товар" в виде токенов, музей может заявить, что он не получает криптовалюту за продаваемый товар", - рассуждает эксперт.

По его мнению, проблема заключается в партнерстве с криптобиржей Binance.

"В ее информационном сообщении однозначно написано, что торговля происходит посредством криптовалют. Более того - она оказывает услуги по обеспечению торговой площадки и берет за свою работу определённые платежи и комиссии", - объясняет Данилов. Но российский закон "О цифровых финансовых активах" запрещает распространение информации о предложении или приеме цифровой валюты за товары, работы и услуги.

"То есть компания Binance однозначно предоставляет целый комплекс услуг, получает за них вознаграждение в виде криптовалюты, а эта информация распространяется Государственным Эрмитажем на территории РФ. На первый взгляд, все элементы нарушения [закона] присутствуют", - сказал Би-би-си Данилов.

Да и сама юридическая структура аукциона настолько запутана и непрозрачна, а документация подготовлена настолько куце, что юридические риски всплывут в будущем, отмечает цифровой юрист Михаил Успенский.

Как Эрмитаж обошел запрет

В Эрмитаже основательно готовились к такой сложной процедуре как продажа NFT-искусства. В конце июля 2021 года музей опубликовал на сайте госзакупок извещение о выборе агента, который взял на себя весь процесс по выпуску и реализации цифровых картин. В том числе - и правовые вопросы.

Договор, предполагающий вознаграждение агенту до 1 млн рублей, был заключен без конкурса - Эрмитаж с разрешения минкультуры вправе заключать такие сделки.

Посредником между музеем и криптовалютным миром стала московская юридическая компания LFCS.

Из объяснений ее юриста и руководителя Юрия Брисова видно, что Эрмитажу эта сделка далась непросто. Все взаимоотношения с Binance шли через специально созданного посредника - NFTMASTERS.

По его словам, транзакция, в которой участвовал Эрмитаж, проходила таким образом, что граждане оплачивают услуги иностранной компании, которая расположена в иностранной юрисдикции и получает от них валюту. "Нами создана цепочка агентов, с которыми мы работаем по договорам, - швейцарские банки, лихтенштейнские компании и так далее".

Насколько законна такая схема? Гражданский кодекс и законодательство о закупках разрешают госзаказчикам заключать агентские договоры, подтверждал президиум Высшего арбитражного суда. При этом агент может привлекать субагентов, если договором это не запрещено.

Автор фото, Petr Kovalev/TASS/Getty Images

"Дальше на счет русского агента поступают рубли, очищенные от рисков, мы платим с них налоги и перечисляем Эрмитажу по обычной агентской схеме, когда музей нанимает агентов для реализации и подготовки торгового аукциона. Все сделки на территории России происходят в рублях с выдачей кассовых чеков и соблюдением всех остальных бухгалтерских и налоговых дисциплин", - продолжает Брисов.

Консультант Эрмитажа уверяет: криптовалюта в этой цепочке не фигурировала. Стаблкоин BUSD, за которые покупались NFT-картины, он называет "токенами, выраженными в иностранной валюте". Хотя даже сам Binance у себя на сайте пишет, что BUSD - это криптовалюта, пусть и жестко привязанная к доллару.

"Мы принципиально не работаем с биткоином и другими криптовалютами, которые содержат какие-либо риски отмывания доходов", - объясняет Брисов разницу. Биткоин, например, не привязан ни какой традиционной валюте.

Судя по тому, насколько сложной была для Эрмитажа эта схема, Михаил Пиотровский на открытии "Незримого эфира" не лукавил, когда жаловался, как трудно было получить деньги от продажи NFT-картин.

Будет ли Эрмитаж еще продавать NFT-картины

Опыты с NFT-рынком Эрмитаж продолжит. Недавно музей заключил с тем же агентом новый договор на реализацию NFT - теперь уже сроком на год и предельной суммой вознаграждения до 15 млн рублей.

Как пояснил Би-би-си Юрий Брисов, это дополнительное соглашение по итогам того же августовского аукциона. Речь идет о возможной перепродаже тех же токенов уже на вторичном рынке, говорит он. Музей и агент планируют получать комиссию от вторичных сделок. "В мире арт-бизнеса это распространенная схема, но музыкантам и художникам зачастую никто реально комиссию не выплачивает - доказать перепродажу очень трудно. А обмануть блокчейн невозможно", - поясняет преимущества юрист.

По словам Брисова, все деньги, вырученные на аукционе от продажи NFT в сентябре, Эрмитаж уже получил, и сейчас музей рассматривает еще несколько проектов по выпуску и продаже новых токенов. Какие картины будут оцифрованы, пока не известно. Брисов не исключает, что новая коллекция будет выпущена уже до Нового года.

В самом Эрмитаже в ответ на просьбу о комментарии прислали статью начальника юридической службы музея Марины Цыгулевой из журнала "Имущественные отношения в Российской Федерации".

В ней она рассказывает об опыте продажи NFT-искусства и в целом повторяет и слова экспертов Би-би-си, и консультанта музея - юридической компании LFCS. Токен для Эрмитажа - не товар или услуга, а объект интеллектуальной собственности. А для того, чтобы снизить риски работы с криптобиржей, музей нанял стороннего агента.

"Реализация самим Эрмитажем NF-токенов на маркетплейсе в условиях существующего российского законодательства организационно невозможна. Российская Федерация не является страной с позитивным регулированием блокчейна, соответственно, на Государственный Эрмитаж распространяются все возможные ограничения в этой сфере, и музей по определению не может получать, а также просто иметь на своем счету токены, на которые обменивается NFT на аукционе", - пишет Цыгулева.

"Если бы закон позволял, Эрмитаж мог бы гипотетически продавать токены так же, как он в сувенирном магазине продает принты, значки или платки с изображениями картин известных мастеров", - сетует глава LFCS Юрий Брисов.