Море раздора: загадочная рукопись и исторические права КНР

  • 20 июня 2016
лодки Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Соседние с Китаем страны возражают против милитаризации его рыболовного флота

Если вы хотите понять, как именно Китай обосновывает свои притязания на огромные акватории в Южно-Китайском море, вам надо побывать на острове Хайнань.

Это китайская провинция, где буквально всё - от госорганов и полиции до рыбалки и туризма, и даже сама история - подчинено задаче доказать, что КНР имеет законные притязания на острова Спратли и окружающие их районы.

Мы отправились в городок Танмень на восточном побережье острова после того, как в китайских средствах информации появились сообщения о существовании там необыкновенного документа - старинной рукописи, содержащей важнейшие исторические данные по истории освоения этого района китайцами.

Эта рукопись, которой владеет пожилой рыбак Сю Ченьфен, содержит точные навигационные указания, составленные более 600 лет назад китайскими мореходами, о том, как добраться до затерянных далеко в море скалистых островов и рифов архипелага Спратли, лежащего на расстоянии в сотни морских миль.

Как утверждает на своем сайте правительственная газета "Жэньминь жибао", рукопись служит неопровержимым доказательством прав Китая на эту акваторию.

Мы навестили 81-летнего рыбака Сю и застали его дома, где он был занят изготовлением модели старинного корабля у себя во дворе, в двух шагах от пляжа.

"Эта книга передавалась из рук в руки поколениями моих предков, - рассказывает Сю. - Мне она досталась от деда, а ему от его деда. В ней объясняется, как добраться до Парасельских островов и островов Спратли, и как вернуться назад к острову Хайнань".

Но затем, когда я прошу его показать рукопись, о существовании которой широко сообщала китайская пресса всего несколько недель назад, выясняется одна удивительная вещь.

Рыбак Сю говорит мне, что рукописи больше не существует.

"Хотя книга эта и была ценной, я ее выбросил, потому что она совсем развалилась, - объясняет Сю. - Она совсем обветшала от постоянного перелистывания руками в соленой воде. В конце концов она стала нечитаемой, и я ее выбросил".

Так или иначе, но знаменитая рукопись более не может считаться "неопровержимым доказательством". Впрочем, официальная пропаганда так явно не считает, и непохоже, чтобы какие-то факты могли хоть в чем-то пошатнуть генеральную информационную линию.

Мы покидаем городок, в котором живет легендарный рыбак, слегка растерянные совершенным открытием, и сразу получаем подтверждение, что власти проявляют к нам неподдельный интерес.

За нами повсюду ездят казенные автомашины с тонированными стеклами, от дома рыбака до гостиницы, где мы остановились.

Не очень ясно, зачем они это делают, потому что почти никто из местных жителей с нами говорить не хочет.

А те, кто соглашается, повторяют на все лады официальную пропаганду о том, что Южно-Китайское море принадлежит Китаю потому, что первыми его освоили китайские рыбаки.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption На Филиппинах китайские притязания на острова Спратли воспринимают весьма болезненно

Но власти проявляют бдительность. Мы узнаем вскоре, что капитана рыболовного судна, с которым мы беседовали, немедленно после нашего отъезда задержали и допросили.

Пропагандистская кампания

Все это происходит, конечно, на фоне долгожданного вердикта международного суда по вопросу о правах на акватории в Южно-Китайском море, вынесение которого ожидается в ближайшие недели.

Филиппины обратились в Постоянный арбитражный суд в Гааге с просьбой вынести техническое решение о протяженности территориальных вод, на которые могут быть выдвинуты претензии на основании факта владения различными участками побережья, островов и рифов.

Ожидается, что решение международного суда будет не в пользу Китая и даже может дезавуировать его самое значительное требование - о признании "девятипунктирной линии", которая очерчивает границы китайских притязаний, вбирая в себя почти 90% акватории Южно-Китайского моря.

Китай ранее заявлял, что он не будет принимать участие в заседаниях арбитражного суда и не признает его юрисдикцию.

Вместо этого китайские государственные средства массовой информации развернули мощное пропагандистское наступление, отстаивая "исторические права" Китая на все море. Параллельно этому идет и мощная дипломатическая обработка соседних стран.

Это может объяснить причину столь пристального внимания китайских властей к иностранным журналистам, приезжающим на остров Хайнань.

Хотя в нашем случае может быть и другая причина - возможно, мы задавали слишком много вопросов о хайнаньском "морском ополчении".

Дело в том, что Китай в течение многих десятилетий осуществлял военную подготовку местных рыбаков.

На борту китайских рыболовных судов всегда присутствуют такие вооруженные ополченцы, но в последние годы их действия становятся всё более агрессивными.

Часто такие суда используются в тех ситуациях, где можно избежать развертывания регулярных военно-морских сил - например, для занятия той или иной акватории, для осуществления наблюдений или оказания давления на суда других стран.

Такие действия морских ополченцев в порту Танмень хорошо известны.

Пиррова победа?

Ополчение даже имеет собственный штаб в правительственном квартале города, который посетил в 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин.

Несмотря на все наши расспросы, никто не соглашался говорить с нами о роли, которую играют эти силы ополчения в территориальном споре, и чем больше мы спрашивали, тем пристальнее следили за нами власти.

Правообладатель иллюстрации pentagon
Image caption Риск военнного столкновения в регионе сильно возрос

Профессор Эндрю Андерсон из Института китайских морских исследований при Военно-морском колледже США считает, что присутствие в этом районе сил ополчения повышает риск возникновения военного конфликта.

"Нынешний подход Китая к использованию таких сил не только повышает риск, которому подвергаются суда и отдельные лица, но и делает более вероятными применение силы против них со стороны США и других стран в рамках законного права на самооборону или ради обеспечения свободы судоходства", - говорит профессор Андерсон.

И этот риск может возрасти еще более после вердикта арбитражного суда в Гааге.

"Когда арбитражный суд вынесет свое постановление, я полагаю, что Китай постарается показать свое неприятие его, свою решимость противостоять ему, - говорит мне Эндрю Андерсон. - Я думаю, что использование морского ополчения для оказания давления на американские, филиппинские и другие суда в этом районе усилится, и политики этих стран должны быть к этому готовы".

Итак, хотя Филиппины могут в ближайшее время найти поддержку международного суда, это может оказаться пирровой победой.

Международный арбитраж не сможет удержать Китай от предъявления территориальных требований. Пекин уже недвусмысленно заявил об этом.

Решение суда в Гааге может убедить власти в Пекине в том, что для решения конфликта остается единственный путь - военный.

Патриотический туризм

Мы заканчиваем нашу поездку на остров Хайнань посещением города Санья на его южном побережье, откуда отправляются круизы в сторону спорных Парасельских островов.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Во время недавней конфронтации с Вьетнамом из-за Спратли Китай направил в район островов рекордную по размерам рыболовную флотилию

Круиз, рассчитанный на пять дней, представляет собой довольно своеобразное путешествие: длительное плавание в пустынном море в сторону нескольких рифов и необитаемых островков.

Скорее всего, это те самые скалы, которые предки рыбака Сю находили по своим записям столетия назад.

Действительно, существуют свидетельства того, что китайские рыбаки обладали знаниями географии этих морей, которые передавались из уст в уста, от поколения к поколению.

Но эта устная традиция имеет мало отношения к той официальной линии, которая бесконечно повторяется китайскими газетами в доказательство притязаний, которые не основаны на реальных фактах.

Даже если бы рыбак Сю смог показать нам пресловутую рукопись, созданную 600 лет назад, она стала бы доказательством только того, что китайские рыбаки действительно плавали в Южно-Китайском море, а не того, что море принадлежало Китаю.

Многие другие страны, имеющие притязания на эти акватории, могли бы представить аналогичные свидетельства знакомства своих рыбаков с этими водами.

Но в Китае существует только одна, единственно возможная позиция по этому вопросу, и наша поездка на остров Хайнань показала, как успешно действует эта пропаганда.

Я спрашиваю китайскую туристку, которая готовится взойти на борт круизного лайнера, почему она решила пуститься в далекое плавание к нескольким затерянным в океане безжизненным рифам.

"Мы плывем туда не ради удовольствия, - отвечает она. - Нам с рождения внушали, что это наша территория, и наш долг отправиться туда и убедиться в этом".

Новости по теме