Путин и Америка: есть ли надежда на оттепель?

  • 20 июня 2016
путин Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Путин в разговорах об американской администрации регулярно использует слово "партнеры"

В пятницу на Петербургском международном экономическом форуме российский президент Владимир Путин заявил, что США - великая держава, с которой власти России хотят и готовы работать.

"Миру нужна такая мощная страна, как США. И нам нужна. Но нам не нужно, чтобы они постоянно вмешивались в наши дела, указывали, как нам жить, мешали Европе строить с нами отношения", - отметил Путин, удивив экспертов.

В то же время, он заметил, что Россия ответит на развертывание систем ПРО в Европе. Параллельно Путин призвал вернуть доверие в отношения с ЕС.

Означает ли это, что Кремль готов вести речь о новой "перезагрузке" в отношениях после двух лет глубоко охлаждения? Что изменилось, и как вернуть доверие?

Русская служба Би-би-си попыталась найти ответы на эти вопросы у политологов.

Григорий Голосов, доктор политических наук, Европейский университет:

Конфронтационный фон в высказываниях Владимира Путина в последнее время снизился - это очевидный факт.

Это [высказывание] свидетельствует скорее о том, что Путин пытается послать Соединенным Штатам сигнал о готовности к диалогу. Но он готов вести диалог на собственных условиях. И в этом отношении ничего нового не происходит: он и раньше говорил об этом же.

Просто сейчас условия для восприятия его послания стали лучше, после того как Россия доказала, что она может влиять на ситуацию - в Сирии в особенности.

Дальше вступают в ход обычные ожидания Владимира Путина относительно того, что, комбинируя стратегии в Сирии и в Украине, можно достичь какого-то улучшения во внешнеполитическом положении России, и в первую очередь это касается санкций - не столько европейских, сколько американских.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Речь экс-президента Франции Николя Саркози на форуме в Петербурге многие эксперты восприняли как сигнал к потеплению

Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии, член общественной палаты России:

Президент, как всегда, показал себя реалистом, который прекрасно оценивает расклад сил в мире, и продемонстрировал понимание того, что в мире имеется одна сверхдержава.

Он за время форума неоднократно обращал внимание на то, что Америка использует свое влияние, чтобы науськивать Европу на Россию и ухудшать отношения между Европой и Россией.

На мой взгляд, этот реалистический пассаж был связан с сигналом, что Европе хорошо бы подумать о своих интересах, а не выполнять роль обезьянки, таскающей каштаны из огня.

На [потепление отношений] - еще почти год: пока в Америке изберут президента, пока рассядутся по своим местам - на уровне помощников госсекретаря, кто обеспечивает оборону, - пока сложится инфраструктура принятия решений, пока появятся соответствующие записки в Совет национальной безопасности, пока он примет инструкции всем ведомствам - это ровно год, раньше ничего произойти технически не может.

Кроме одного - если выиграет [Дональд] Трамп и решит упрочить свое положение, пригласив Путина прямо-таки в конце января [2017 года] в Белый дом.

Но я думаю, что на это рассчитывать трудно, потому что в этом случае Трампу придется подумать о судьбе Джона Кеннеди.

Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики:

Он назвал на самом деле то, что США действительно великая держава, хоть у нас и паритет ядерный. Это действительно единственная сверхдержава, нот это не значит, что сейчас однополюсный мир. Это первое.

А второе: никакого потепления быть не может, поскольку нет контакта между администрациями: единственная контактная группа, которая сейчас работает - это [главы МИД Джон] Керри/[Сергей] Лавров.

Никаких переговоров с США мы не ведем уже давно и не стремимся. В "нормандской четверке" США нет, хотя периодически [президент Белоруссии Александр] Лукашенко и призывает их туда.

Их ни Европа не пускает, ни Россия не пускает. Уточним формулировку: сейчас существует кризис в отношениях России и коллективного Запада - не только США. Никакого выхода из кризиса пока нет.

Перспективы? В зависимости от того, кто победит на выборах в США в ноябре, изменения в климате будут заметны только с февраля-марта 2017 года, после инаугурации и смены администрации.

Но сделать прогнозы можно: если будет Хиллари Клинтон, то нас ждет еще более глубокий кризис в отношениях. Если будет Дональд Трамп, то тогда тоже кризис, но не настолько.

Дэвид Саттер, американский публицист, автор книг о России:

Возможность потепления в отношениях двух стран существовала всегда - и при Ленине, и при Сталине.

Путин делает примирительные заявления, когда ему что-то нужно от Запада. Если российские власти считают, что санкции создают для них серьезные проблемы, они будут делать куда больше таких заявлений.

Долговременная перспектива для Путина нереалистична. После нападения на Всемирный торговый центр он позвонил Джорджу Бушу-младшему с соболезнованиями. Впоследствии ему пошли навстречу в ряде вопросов.

Новости по теме