Фотогалерея: покинувшие Нагорный Карабах

По данным ООН, число беженцев в мире, покинувших свои дома в результате военных конфликтов, в 2015 году достигло рекордных 65,3 млн человек. Сегодня мы рассказываем о тех, кто живет вдали от дома уже не первое десятилетие.

Роза Нагиева
Подпись к фото,

55-летняя Роза Нагиева живет в общежитии Бакинского славянского университета со своей дочерью и внучкой. В азербайджанскую столицу они бежали после Ходжалинской резни в феврале 1992 года, когда от рук армянских вооруженных отрядов погибли сотни мирных жителей. Роза рассказывает, что ей пришлось укрываться в лесу, где она получила обморожения ног, после чего в течение пяти лет не могла носить обувь.

Подпись к фото,

Эти старики, сидящие у общежития, живут в Баку уже больше 20 лет, однако по-прежнему мечтают вернуться домой, в Карабах. "Кто-то совершает преступление и садится в тюрьму, - говорит 80-летний Хамза Тахмазов (в центре). - А мы живем в тюрьме уже много лет". 92-летний Шукур Гулиев (второй слева) рассказывает, что комнату в общежитии им предоставило в начале 1990-х министерство образования: "Тут ничего, совсем неплохо, но все наши мысли и наши мечты - о родине".

Подпись к фото,

Аида Атакишиева уже 23 года снимает квартиру в районе Бинагади. Ей было 27, когда ей пришлось оставить дом, и жизнь вдали от него, говорит она, не слишком отличается от смерти. "Очень тяжело, когда ты не можешь дать своим детям то, чего они хотят, - говорит она. - У нас все было хорошо, но мы сорвались вниз, и мы по-прежнему на дне".

Подпись к фото,

29-летняя Вусала Алиева была вынуждена бежать из Ходжавенда (в Армении город называют Мартуни) в возрасте шести лет. Она показывает свою крошечную комнатку, где она живет с двумя детьми. Комната настолько мала, что по ней почти невозможно передвигаться, а об уровне влажности можно судить по сырой одежде в шкафу. От запаха сырости Вусала пытается избавиться при помощи открытых окон, а детей ей приходится укладывать спать у соседей.

Подпись к фото,

Ее соседи, супруги Исмаиловы, - из Агдама. Хозяйка говорит о том, как трудно растить двух мальчишек в одной комнате. "Я была в девятом классе, когда нам пришлось бежать. Сейчас мне 40, - говорит она. - Мы готовим, убираемся, живем в этом доме. Если мы ссоримся с мужем, все происходит в этой же комнате на глазах у детей". Старшему сыну уже 10, он мечтает стать кардиологом.

Подпись к фото,

Аскер Исмаилов живет в том же общежитии. Он беженец из Физулинского района и не любит рассказывать о трудностях. "Да столько уже говорили об этом. Зачем это нужно?", - спрашивает он. Потом добавляет, что растить двоих детей в таких условиях действительно тяжело: "Мы потеряли все. Скитания разрушили все. Мои дети даже не будут знать, где находится Физули".

Подпись к фото,

60-летний Видади Азизов тоже родом из Физули. Сейчас он живет в неработающем санатории в деревне Расулзаде: "Место, где ты родился, - это всегда что-то святое", - вздыхает он, вспоминая о прошлом. Он говорит, что его семья сама обеспечивала себя: "В магазине мы только сахар покупали. Все остальное делали сами, даже хлеб пекли. А здесь я все потерял, и мои дети потеряли наши традиции. Традиции, взгляды на мир, уважение, любовь - все это исчезло. Атмосфера, она ведь и на любовь влияет", - поясняет Видади Азизов.

Подпись к фото,

69-летняя Ханым Талибова живет с тремя внуками в "Общежитии трудящихся" в Бинагадинском районе Баку. Она - беженка из Зангелана. "Прошло уже 25 лет с тех пор как мы пересекли реку Араз. У нас нет ничего", - говорит она, показывая на комнату, где она живет с сыном и тремя внуками. Она показывает, в каком углу спит каждый из них. Ханым вспоминает свой двухэтажный дом в Зангелане и сад с лимонными деревьями.