Павел Дмитриченко: я могу спокойно вернуться в Большой

  • 22 июня 2016
Павел Дмитриченко Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Дмитриченко был первым исполнителем роли Ивана Грозного после возобновления показов балета в 2012 году

Злой гений в "Лебедином озере", Иван Грозный, Спартак и Абдерахман в "Раймонде". До своего ареста весной 2013 года бывший солист Большого театра Павел Дмитриченко был одним из любимых артистов знаменитого хореографа Юрия Григоровича.

17 января 2013 года художественному руководителю балетной труппы Большого театра Сергею Филину плеснули в лицо кислотой возле его дома в центре Москвы, в результате чего потерпевший получил ожоги лица, частично лишился зрения и перенес несколько дорогостоящих операций за рубежом.

Павлу Дмитриченко и его знакомому Юрию Заруцкому предъявили обвинение в причинении тяжкого вреда здоровью Филина. Заруцкий как исполнитель получил 10 лет, Дмитриченко приговорили к шести годам колонии строгого режима за организацию нападения.

По мнению следователей, Дмитриченко был недоволен тем, как Филин распределял роли в труппе, в связи с чем он решил организовать нападение на худрука. Для этого он нанял своего соседа по даче Заруцкого, которого к дому Филина подвез другой фигурант дела, Андрей Липатов.

Сам Дмитриченко категорически отрицал свою вину. Заруцкий в ходе следствия и суда также утверждал, что напал на Филина по собственной инициативе и не получал от Дмитриченко никаких заказов.

В конце мая Павел Дмитриченко вышел на свободу по УДО и дал интервью Русской службе Би-би-си. С бывшим солистом большого театра поговорила Екатерина Савина.

Сохранить здоровье

Би-би-си: Павел, вы провели в колонии под Рязанью три года, вас выпустили по УДО, но адвокат Сергея Филина утверждает, что вас выпустили незаконно.

Павел Дмитриченко: Грустно, что адвокат не знает юридических норм. Неграмотность адвокатов я комментировать не хочу.

Би-би-си: Сколько вы отсидели в итоге?

П.Д.: Три года. Я хочу еще раз выразить свою точку зрения - меня посадили в тюрьму по сфабрикованному делу. Я свою вину как в суде не признавал, так и сейчас не признаю.

Би-би-си: У вас были жалобы во время пребывания в колонии?

П.Д.: Человека, которого лишают свободы, тем более когда он понимает, что незаконно, – конечно, сложно это осознавать. Но плакаться и говорить, как тяжело было, я не собираюсь. Это не в моем стиле.

Би-би-си: Чем вы там занимались, какой работой?

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Павла Дмитриченко приговорили к шести годам лишения свободы, но 31 мая он вышел по УДО

П.Д.: То, что там происходит, не должно выливаться наружу. Это неинтересно простым людям. Пускай другие выходят и рассказывают ужасы. А я хочу все побыстрее забыть.

Би-би-си: Вы танцор, вы должны постоянно быть в форме. У вас была возможность там тренироваться?

П.Д.: Я как мог поддерживал форму. Конечно, не нашими классическими упражнениями, а теми, которые были доступны, - приседания с утяжелением, занятия со штангой. Это скорее фитнес, но могу сказать, что когда балетные получают травму, чтобы не выйти из формы, они так же продолжают заниматься, но не у станка, а на полу. Но главное в колонии – сохранить здоровье.

Шум и пиар

Би-би-си: Вам удалось?

П.Д.: Частично да. Частично.

Би-би-си: Как к вам относились сокамерники, администрация колонии?

П.Д.: Как к обычному человеку. Хотя иногда было сложно из-за слишком пристального внимания.

Би-би-си: По какому балету вы больше всего скучали?

П.Д.: Я вообще люблю балеты Григоровича. По ним больше всех скучал, для меня они самые любимые.

Би-би-си: Вы говорите, что ваше дело сфабриковано. Но как, кем и в чьих интересах?

П.Д.: Думаю, тех людей, которые до сих пор пытаются меня обратно туда посадить, кричат в СМИ, что меня нужно вернуть обратно. Их позиция - создать шум и попиариться.

Би-би-си: Какая обстановка была в Большом театре, когда вас обвинили в нападении на Филина?

П.Д.: Могу лишь судить по поступкам людей, более 300 сотрудников театра подписали письмо в мою поддержку. И, я так понимаю, на артистов, которые меня поддерживали, оказывалось давление. Они знали всю правду этого процесса.

О борьбе не известно

Би-би-си: Не сам же он с собой это сделал?

П.Д.: А что сделал? Вы знаете? Или только из СМИ? Я не могу заявлять ни о чем с уверенностью, я с ним не виделся.

Би-би-си: Вы сомневаетесь в диагнозе врачей, которые обследовали Филина?

П.Д.: Я сужу по фактам, я не хочу обсуждать его здоровье, вообще не хочу его обсуждать, он мне не интересен. Он много уже высказал оскорблений в мой адрес, не хочу уподобляться.

Би-би-си: Бывший директор Большого театра Анатолий Иксанов в интервью "России-24" утверждал, что мотивом преступления могло быть то, что преступник хотел занять место Филина.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Бывший руководитель балетной труппы Большого театра Сергей Филин после нападения лечился в России и Германии

П.Д.: Я не знаю, кого имел в виду Иксанов, меня он точно не имел в виду. Генеральный директор прекрасно знает, как назначаются руководители. Мне на тот момент было 29 лет, и у меня, вы знаете, до сих пор вся карьера впереди, и стать художественным руководителем… Мне это неинтересно. Смешно и нелепо.

Давайте представим такую ситуацию - меня назначают - да кто я такой? Я простой артист, у которого есть своя точка зрения, который не зависит ни от кого, только от Григоровича, который давал мне танцевать его балеты. Может, шла в это время какая-то борьба, но мне о ней ничего неизвестно.

Би-би-си: А какие отношения вас связывали с Юрием Заруцким, который был осужден за совершение преступления и получил 10 лет?

П.Д.: Никаких. Абсолютно никаких. Его знали все, кто имел дачи в том же районе. Много артистов, больше 100 человек. Он работал в магазине. Кто его знал из артистов? Тот, кто приходил за покупками, тот и знал.

Был ли мотив?

Би-би-си: В СМИ утверждалось, что вы жаловались ему на политику в Большом театре.

П.Д.: Где вы это читали? В Википедии? Люди не знают ничего, они не знают подробностей - только то, что говорила другая сторона. Например, какой у меня был мотив? Если есть мотив - есть преступление, нет мотива - нет преступления. Вы знаете, мотив какой?

Би-би-си: Версий было много и разных. В том числе, что Филин обижал вашу девушку, балерину Анжелину Воронцову.

П.Д.: Это не моя девушка, это моя знакомая, ученица Цискаридзе. Версия не подтвердилась даже в суде. Я не хочу говорить, за что меня посадили. Я один раз сказал и уехал на три года.

Би-би-си: Цитирую вас же: "Я рассказывал Юрию Заруцкому о политике, которая проводится в Большом театре, про те нарушения, которые там есть, про коррупционные действия".

П.Д.: Заруцкий мне никто, чтобы такое рассказывать, но он мог что-то слышать. Мы с артистами много чего обсуждали.

Би-би-си: То есть у вас были не те отношения, чтобы давать ему подобные поручения?

П.Д.: Да я его видел за всю жизнь раз девять. И эти разы - меньше минуты. Зашел в магазин, купил и вышел. Мне кажется, он охранником там работал. Он даже не был моим соседом, как везде пишут. У нас поселок исключительно для артистов Большого театра в Ступинском районе.

Доказательств нет

Би-би-си: Вы утверждаете о своей невиновности и что дело - заказное. Кто мог хотеть избавиться от вас до такой степени?

П.Д.: Цель была, и меня следователи заставляли подписать бумагу, что организатор нападения - Николай Цискаридзе (Цискаридзе выступал в суде в качестве свидетеля и заявлял, что не верит в виновность Дмитриченко - прим. Би-би-си). Я думаю, что, не получив от меня нужной информации, остановились на мне.

Изначально представитель господина Филина кинул в прессу информацию, что Филин ослеп и ничего не видит. Но есть бумага, формата А4, на которой Филин собственноручно писал заявление. Он обвинил меня, Цискаридзе и еще своего помощника. По заявлению возбуждают уголовное дело и процесс пошел. Пошло дело, меня избивали, заставляя дать показания.

Мои адвокаты подали ходатайство, пытаясь понять, каким веществом облили Филина. Приходит ответ: "Невозможно предоставить, жидкость испарилась". Как может испариться вещественное доказательство, если по Уголовно-процессуальному кодексу доказательства должны храниться до суда и только потом уничтожаться. Банка - орудие преступления - ее не предоставили в суде. В итоге доказательств не существует, только со слов людей, которые хотели сделать эту историю страшной и красивой.

Би-би-си: Но мотив-то, по версии следствия, есть.

П.Д.: Изначально был мотив - месть и неприязнь. Я спросил господина следователя: "За что месть, по какой причине неприязнь?" Он задумался и через неделю мне другую бумагу принесли. В ней было написано, что я недоволен распределением ролей и зарплат для артистов и артисток. Чтобы вы понимали, артистов в труппе - 250 человек. Получается, я подходил к каждому и спрашивал: "Какая у тебя зарплата? - Ааааа, мне не нравится". Это настолько нелепо. От таких моих действий у людей бы не прибавилась зарплата и они не стали бы больше танцевать. Решение принимает художественный совет, целая комиссия. У одного Филина не было таких полномочий.

Интриг больше нет

Би-би-си: Тем не менее весной его едва не переназначили…

П.Д.: Давайте говорить своими словами - его убрали и сделали руководителем молодежной балетной труппы. А художественным руководителем стал замечательный совершенно человек - Махар Вазиев. Это огромнейший подарок для Большого театра, для артистов. Он руководил Мариинским театром, потом уехал в театр La Scala. Труппа счастлива, они действительно занимаются искусством. Нет ни интриг, ни скандалов.

Би-би-си: А вы что будете делать?

Правообладатель иллюстрации paveldmitrichenko.ru
Image caption Павел Дмитриченко в роли Спартака

П.Д.: Продолжать свой творческий путь, заниматься искусством, которым я занимаюсь с шести лет.

Би-би-си: У вас есть предложения присоединиться к какой-либо труппе?

П.Д.: Очень много, но я все равно считаю своим домом Большой театр, и господин директор официально сказал, что я могу спокойно вернуться в Большой театр. Это не было официальным приглашением, но я могу поступить на общих основаниях. Я в форме, у меня большой опыт, я 10 лет работал на сцене Большого театра.

Би-би-си: Давайте смоделируем ситуацию: вы возвращаетесь в Большой или просто заходите туда на переговоры и встречаете Филина. Ваша реакция?

П.Д.: Обычная, как всегда.

Би-би-си: Вы поздороваетесь с ним?

П.Д.: Я культурный человек, я всегда здороваюсь. Он меня как не интересовал, так и сейчас не интересует. Пора остановиться. Я отпустил эту ситуацию.

Новости по теме