Ушедший созыв: как изменилась Госдума за последние 4,5 года?

  • 27 июня 2016
Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Формально шестой созыв Госдумы еще не сложил с себя полномочия, но фактически депутаты прекратили законотворческую деятельность

24 июня Государственная дума шестого созыва завершила свою законодательную деятельность.

На последнем пленарном заседании депутаты приняли так называемый "антитеррористический пакет" законов. Это один из многочисленных запретительных документов, которые вышли "из-под пера" парламентариев за 4,5 года работы.

Русская служба Би-би-си спросила парламентских корреспондентов российских СМИ, чем им запомнится уходящий созыв Госдумы.

Александр Коренников, главный редактор "Парламентской газеты":

Я бы в первую очередь выделил появление Совета непарламентских партий. Мы помним, как после выборов 2011-го года во многих российских городах бурлили массовые протесты, а оппозиция жаловалась, что ее не допускают к принятию решений на государственном уровне, что она отстранена, в том числе от законотворческой деятельности. Хочу отметить, как логично и изящно руководство нижней палаты парламента нашло выход из этого положения, нашло ответ на претензии оппозиции, пригласив ее представителей в здание на Охотный ряд.

Одним из главных достижений Совета непарламентских партий я бы назвал то, что он действовал именно при председателе Госдумы. То есть парламент ни в коей мере не дистанцировался от представителей политических сил, которые не были избраны в нижнюю палату. Напротив, Госдума дала им выговориться, внести свой вклад в законотворческую повестку. Непарламентские партии получили возможность участвовать в работе Госдумы, высказывать критику напрямую депутатам. И, насколько я знаю, при внесении поправок такие замечания учитывались.

Из любопытных наблюдений я бы отметил, что в стенах самой ГД культуры в этом созыве стало заметно больше. Стали проводиться поэтические вечера, стали выступать деятели кино и театра. Все это связано с именем Джахан Поллыевой [руководитель аппарата Госдумы]. Как вы знаете, он сама пишет стихи, выступает на сцене, и именно ее приходом в Госдуму я объясняю то, что депутаты тоже стали раскрываться в творческом плане и для журналистов, и друг для друга.

Мы привыкли видеть их в зале пленарных заседаний, выступающими с трибуны, дискутирующими на круглых столах, спорящими о содержании законопроектов. А вот человек с депутатским значком, читающий любимые стихи или прозу, обсуждающий кино или театральную постановку, ломает этот шаблон. Благодаря этому мы понимаем, что они такие же обычные люди, как мы с вами.

Виктор Хамраев, парламентский корреспондент газеты "Коммерсант":

Первый казус этой Госдумы в том, что впервые избранный на пять лет созыв эти пять лет так и не отработал. Поправка о переносе выборов была внесена в нижнюю палату давным-давно и лежала без движения. Ее, когда понадобилось, вытащили на божий свет, напихали туда нового и приняли.

Вообще заметно понизился уровень правовой, юридической компетентности депутатов. Несмотря на это, законов в Госдуму вносилось много. Но из примерно 6 тысяч внесенных только 2 тысячи были приняты. Остальные - обоснованно или нет - ушли в никуда. А власть освоила многоходовые комбинации, оборачивая оппозиционные законопроекты против их авторов.

В этом созыве обрели завершенный вид тенденции, которые только намечались в предыдущих созывах. Все встало на свои места: партия власти перестала с кем-либо считаться; оппозиция из-за этого окончательно потеряла вкус к законотворчеству. Все это - следствие той политики, которую годами проводила власть в отношении Госдумы.

В результате все четыре фракции в глазах общественности слились воедино. Процесс этого слияния был постепенным и хорошо прослеживается в том, как постепенно ухудшалось отношение Госдумы к Западу.

Сначала приняли так называемый "закон Димы Яковлева". Потом закон об "иностранных агентах" (его, кстати, сначала подавали вовсе не как "запретительный", но потом постепенно ужесточили). Наконец, после событий в Крыму стерлись между властью и оппозицией последние различия. И сегодня только специалист, который каждый день бывает в здании на Охотном ряду, может заметить различия в риторике фракций.

Мария Макутина, парламентский корреспондент РБК:

Моим главным, пожалуй, разочарованием в этом созыве Госдумы стало согласие нижней палаты и, в первую очередь, ее председателя Сергея Нарышкина с переносом даты выборов. Еще в 2014 году он публично выступал против сокращения полномочий парламента. А через год уже поддерживал эту инициативу. Для меня это стало показателем того, что Дума не смогла отстоять свою позицию перед другими ветвями власти даже в таком принципиальном моменте, как срок собственных полномочий.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В 2011 году тогдашний глава администрации президента Сергей Нарышкин впервые примерил на себя роль спикера Думы

Еще один пример несамостоятельности Госдумы - это история с законом о запрете эвакуировать автомобили из-под запрещающих знаков. Такой проект внес депутат Вячеслав Лысаков (он вообще последовательно отстаивает права автомобилистов, не боится в этих вопросах идти на конфликт).

Профильный думский комитет был готов его поддержать, но вмешалась мэрия Москвы, и несколько месяцев шла законодательная война вокруг этого закона. В итоге пришли к компромиссу и решили, что будут вешать таблички с надписью "Работает эвакуатор". Тогда это воспринималось как маленькая победа. Хотя на самом деле этот пример показал, что на Думу может давить не только пресловутый Кремль, но и московская мэрия.

Конечно, были в Думе и другие принципиальные депутаты. Когда палата принимала решение по поводу присоединения Крыма, "против" проголосовал 1 человек - Илья Пономарев. После этого коллеги устроили на него настоящую травлю. Сейчас, как мы знаем, Пономарев уже лишен депутатских полномочий и скрывается от уголовного преследования за рубежом. Но школьникам, которые приходят в Думу на экскурсии, до сих пор рассказывают, что был такой "депутат-отщепенец".

Ольга Павликова, бывший парламентский корреспондент Slon.ru:

Для меня, как для журналиста, переломным моментом в работе Госдумы стал так называемый "закон Димы Яковлева". Еще за день до его принятия некоторые депутаты, например, Николай Валуев, говорили нам, что, конечно, не будут голосовать "за".

Я помню, как мы подходили к депутату Валентине Терешковой - первой женщине-космонавту - и спрашивали: "Вам-то уж точно нечего бояться, неужели вы поддержите этот закон?" А она, не моргнув глазом, отвечала, что не понимает, о чем мы говорим.

Потом, когда закон приняли, депутаты, которые проголосовали "за", в неформальных беседах жаловались, что якобы на них оказывали давление - в администрации президента проверяли, кто как голосовал.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Так называемый "закон Димы Яковлева" был принят, несмотря на возмущение общества

Но здесь нужно понимать, что журналисты, которые работают в Госдуме, фактически там живут, проводят по 12 часов день в этой атмосфере. И корреспонденты с депутатами иногда пьют кофе, иногда обедают вместе, иногда беседуют с ними в их кабинетах.

А после принятия закона мне и многим моим коллегам (мы это обсуждали) было очень тяжело подходить за комментариями к этим людям, как ни в чем не бывало. Трудно было после этого сохранить объективное отношение к депутатам. И пришлось в каком-то смысле даже переламывать себя, чтобы общаться с ними нормально, дружелюбно.

Это был для меня один из самых неприятных моментов работы в Госдуме, можно сказать потрясение. И я знаю, что после этого некоторые журналисты сделали вывод, что не хотят больше работать в парламенте.

Инесса Землер, журналист радио "Эхо Москвы", бывший парламентский корреспондент:

Для меня переломной точкой в этой Думе стала так называемая "итальянская забастовка". Когда принимался закон о митингах, шествиях и демонстрациях, не имеющая никакого большинства в Думе оппозиция, в том числе "Справедливая Россия", пошла от противного, стала строго следовать процедурам.

Чтобы максимально растянуть это, скажем так, сомнительное удовольствие по принятию закона, несколько человек в строгом соответствии с регламентом выносили на отдельное голосование каждую поправку и сумели затянуть голосование до глубокой ночи. В конечном итоге закон принимался уже после полуночи.

Но после этого в Думе гайки стали закручиваться куда интенсивнее и куда беспардоннее. Были приняты изменения в регламент, которые уже не позволяли провести вот такие процедуры с затягиванием.

Надо напомнить, что "Справедливая Россия" изначально пришла в Думу на волне оппозиционных настроений, набрав больше, чем ЛДПР в 2011 году. Ровно потому, что за нее голосовали как за единственную возможно оппозиционную силу в будущей Думе. А после "итальянской забастовки" из фракции и из партии исключили Гудковых, Пономарев ушел, Валерий Михайлович Зубов умер. И все.

Остался сейчас один Дмитрий Гудков, который единственный против ветра плюет там. Вся фракция стала такой же, как все остальные.

Игорь Севрюгин, парламентский корреспондент телеканала "Дождь":

Меня удивляет, как за последние годы наша нижняя палата срослась корнями с церковью. Это, конечно, удивительный феномен, который мы в этом шестом созыве наблюдали. В фойе Государственной думы проходили различные выставки и продажи церковной утвари - крестов, икон. Но апофеозом всего стал визит патриарха Кирилла, которому дали микрофон и который выступил с трибуны, чтобы он, можно сказать, благословил депутатов на их работу.

Такого количества представителей церкви никогда до этого не было на Охотном ряду. Конечно, появлялись в Думе и представители других конфессий, проходили различные заседания. Но, естественно, доминирующая религия - православие - имеет большей вес среди депутатов.

Правообладатель иллюстрации Ria Novosti
Image caption В ходе шестого созыва глава РПЦ впервые в истории выступил перед парламентариями с трибуны Госдумы

Кстати, в Думе есть так называемая депутатская группа по защите христианских ценностей, которую возглавляет депутат-коммунист Сергей Гаврилов. И, конечно, удивительно, что на все эти думские мероприятия, которые посвящены церкви, приходят, в том числе и коммунисты.

Довольно интересно, например, было наблюдать, как в фойе Госдумы выставили икону Сергия Радонежского с частицей мощей. Некоторым депутатам было явно не по себе. А некоторые молились перед иконой, крестились, прикладывались, целовали.

Выглядело этого немного странно, когда парламентарии прикладываются к иконе в Государственной думе. С удивлением наблюдал за происходящим, например, вице-спикер Александр Жуков и даже улыбался, глядя на коллег. И смех, и грех в общем.

Новости по теме