Евгений Велихов о науке и долбежке

  • 11 февраля 2010
Евгений Велихов(фото с сайта rosmu)

Российский физик Евгений Велихов ответил на вопросы читателей сайта bbcrussian.com.

Евгений Велихов с 1992 года возглавляет Российский научный центр "Курчатовский институт", где он работает с 1961 года.

Он в также является членом российской Общественной палаты. 25 января 2010 года Велихов был в третий раз переизбран на должность ее секретаря.

С Евгением Велиховым беседовал продюсер Русской службы Би-би-си Марк Григорян. Мы благодарим всех читателей bccrussian.com за присланные вопросы.

Николай Старинский, Монреаль: За последние полвека в физике не происходит революционных открытий на том уровне, который наблюдался в прошлом с регулярностью около 25 лет. С чем, на ваш взгляд, это связано?

Евгений Велихов: Конечно, такого явления, как квантовая механика или теория относительности, действительно, за это время не появилось. Чего нельзя сказать о конкретных открытиях: теперь мы знаем структуру Вселенной, перед нами природой поставлены такие сложные задачи, как темное вещество, темная энергия, на которые мы только начинаем искать ответы. Поэтому я бы сказал, что сейчас довольно интересное время, когда многие концепции начинают, так сказать, трещать. Может быть, таких кардинальных изменений, как изменение парадигмы, произошедшее в начале XX века, сейчас пока нет, но что будет дальше - посмотрим.

Евгений Бавыкин, Екатеринбург: Сможет ли когда-нибудь человечество познать тайну возникновения Вселенной?

Евгений Велихов: Тут очень много неопределенностей: что такое тайна, что такое Вселенная, что значит когда-нибудь? Вообще говоря, даже не совсем ясно, каково время жизни человечества. Думаю, что мы потихонечку продвигаемся. Что значит возникновение Вселенной? Сегодня у нас есть достаточность представлений в рамках модели Большого взрыва. А, вообще говоря, познать до конца - это тоже не из моей области, это - из философии.

Виталий Анатольевич, Санкт-Петербургский университет: Человечество получает треть энергии за счет нефти. Смогут ли физики в ближайшее время избавить человечество от бензиновой зависимости?

Евгений Велихов: Такое ощущение, что в этом веке будут продолжать использовать и нефть, и газ. А уголь, хотя его очень активно используют, надо существенно перерабатывать, прежде чем использовать. Но для России будут существенны все три этих источника. Причем, если торф и нефть - ископаемые, то лес, водоросли, - это все уже возобновляемые источники.

Би-би-си:И, конечно, важно найти правильный и точный баланс между использованием и возобновлением.

Евгений Велихов: Желательно баланс такой, чтобы использование не обгоняло возобновление. Но пока что мы на самом деле используем то, что копилось миллиарды лет. Конечно, в будущем появятся источники: ядерная энергетика, термоядерная, которые освободят нас от зависимости от углеводородов.

Валерий Булатов, Ханты-Мансийск: В 1970-е и 1990-е годы под вашим руководством в так называемый термояд из нищего бюджета российской науки ушли десятки миллиардов долларов. Вы не забыли обещания осчастливить всех дешевой энергией к 1990-му году?

Евгений Велихов:Во-первых, надо сказать следующую вещь: все время путаются понятие чисто научного достижение и его применения. Например, в 1976-м году мы продемонстрировали, что есть система, по которой можно получать ядерную реакцию. Но всякая технология проходит довольно длинную стадию. Сначала это чисто научные доказательства, потом - доведение ее до промышленной и - до самой трудной - коммерческой стадии. Миллиарды долларов, кстати, никогда в России на исследования не тратились.

Евгений Барс, Украина: Меня, как строителя, очень интересует вопрос модернизации атомных реакторов старого, опасного типа на более современные, безопасного типа на существующих атомных электростанциях. Это возможно?

Евгений Велихов:Прогресс по увеличению безопасности и ликвидации тех недостатков, которые были на реакторе Чернобыльского типа, очевиден. Но всё равно эти реакторы не являются перспективными. У нас в программе существуют только отработанные, проверенные водо-водяные реакторы под давлением, типа тех, которые используются во флоте и в большой энергетике. Вообще в России доля атомного электричества выросла до 21% - как в США. Но это, к сожалению, не за счет развития атомной энергетики, а на фоне падения всего остального.

Александр Смирнов: Как вы оцениваете перспективы развития отечественной науки в связи с уровнем зарплат в Академии наук?

Евгений Велихов: Насчет зарплат положение довольно критическое, причем не только в академии. В академии-то сейчас, благодаря реформе, несколько подтянули зарплаты. А вот, например, в том же Курчатовском институте, они существенно ниже. К тому же, есть разница между зарплатами гарантированными и зарплатами реальными. Зарплаты реальные в несколько раз выше. Кроме того, дифференциация зарплат очень большая. Академия наук – это, в каком-то смысле, корпорация. Это самоуправляемая корпорация, которая, к сожалению, преследует свои интересы. Достаточно посмотреть замечательную книгу академика Галимова "Двадцать лет бесплодных усилий". Это о космосе, а ведь в этой области и деньги выделялись, и люди были, и за 20 лет ничего не сделали.

Причем тут не надо сваливать на правительство или еще на кого-то. Это беда самих ученых, которые командовали всем этим направлением.

Константин, Саратов: Мне 23 года, я работаю в НИИ в городе Саратов. НИИ, в котором я работаю, переживает не лучшие времена. У нас не топят, полгода не платили зарплату. Лично я принял непростое решение оставить науку и заняться чем-то другим. Как вы считаете, стоит ли молодым людям рассчитывать на какие-то улучшения в сфере науки, промышленности и высоких технологий, или шансов на успешную карьеру нет?

Евгений Велихов: Этот вопрос всем известен, он возникает у каждого человека. Сейчас правительство явно пытается улучшить положение в науке в целом. Есть президентская программа по модернизации, которая уделяет большое внимание использованию инноваций. А что такое инновации – это научные достижения, которые должны прямо использоваться в промышленности. Конечно, пока промышленность и бизнес мало денег вкладывают, это известно, но сейчас это все на виду и обсуждается на самом высоком уровне. Я бы сказал, что надеяться тут, конечно, надо, но в то же время надо понимать, что надо смотреть, где складывается благоприятная ситуация, и самому прикладывать усилия.

Петр: Как вы считаете, с целью максимальной реализации личного потенциала лучше идти в науку или в технологию? Ведь планируется ядерный ренессанс. Или же лучше уйти в другую инновационную отрасль, которая может развиваться на частные деньги? Те же информационные технологии.

Евгений Велихов: Мы только что вошли в число тех немногих стран, которые способны расшифровывать человеческий геном. Это делается на самом современном оборудовании. Кроме того, есть частные компании, которые находятся по уровню и достижений, и оборудования, и менеджмента на уровне лучших мировых компаний. Возьмите ABBYY – компанию, которую создал Давид Ян, Касперский, Параллель графикс – целый ряд софтверных и компьютерных компаний.

Михаил Владимирович, Санкт-Петербург: Как вы оцениваете современный уровень образования в точных науках, особенно в физике, по сравнению с советскими временами?

Евгений Велихов: Очень серьезная беда в том, что у нас сейчас все больше внимания привлекают формальные методы образования и "долбежка", что, конечно, никак не способствует развитию интеллекта. Есть, конечно, очень хорошие примеры - лицеи, специализированные школы, в которых на высоком уровне преподается математика, физика и естественные науки. Но в целом, конечно, сейчас этот уровень падает. И реформа в школе мне до конца не понятна. Я совершенно не понимаю увлечение тестами, я совершенно не понимаю так называемых "умников".

Была такая головоломка – сколько ведер из бассейна можно выкачать портвейна, и какие папиросы курил Фридрих Барбаросса, и в конце какого века был построен город Мекка. Вот такого рода игры абсолютно не способствуют развитию интеллекта, потому, что интеллект – это длительная работа подсознания. Чтобы стать мастером, требуется около 10 лет систематической хорошей работы в соответствующем интеллектуальном окружении. Это необходимое условие для того, чтобы нация проявила свой потенциал.

Станислав, Санкт-Петербург: Я студент 5 курса уважаемого технического вуза. Сейчас я могу с сожалением сказать, что высшее образование в России не только разложилось, но и превратилось в стиральную машину по отмыванию украденных денег. Почему ученые старой школы закрывают на это глаза?

Евгений Велихов: Во-первых, никто не закрывает глаза. Во-вторых, коммерциализация, примитивизация жизни и ее опошление, это происходит на всем культурном фронте, в том числе, и в высшей школе. Есть такая проблема.

Леонид, Канада: Молодое поколение априори верит в существование экстрасенсов, НЛО и прочей чуши. Я уже не говорю о проникновении религии в образование. Фактически, это зомбирование еще не устоявшейся психики. Несколько лет назад слышал, что академик Гинзбург пытался оказать какое-то сопротивление. Судя по СМИ, стало еще хуже. Есть ли успехи в научно-просветительской работе?

Евгений Велихов: Конечно, они недостаточны. К сожалению, коммерциализация и атака на разум со стороны СМИ идет в России усиленно и достаточно успешно. Она идет во всем мире (Я, кстати, это название взял из книжки Эла Гора "Атака на разум").

Мы стараемся, как можем, бороться с этим. Тут есть такая забавная история – младшее поколение сегодня опирается на интернет, а не на телевидение. В интернете есть все – и лженаука, и предрассудки, но все-таки там есть и свобода.

Не только один Гинзбург, мы все выражали точку зрения, что религия есть религия, наука есть наука, между ними есть такая серая область, которая называется философией. Они сейчас очень динамично меняют свои границы. Наука активно продвигается в область изучения сознания, и, таким образом, то, что было мистикой, отдвигается, становится более понятным. Надо сказать, что, конечно, есть духовный опыт человечества, только не надо его мистифицировать. Надо понимать, что, в конечном счете, для продуктивного продвижения знаний нужен тот способ, который называется наукой.

Александр, Курганская область: Свобода слова, права человека на работу и достойную оплату, на защиту от власть имущих - возможно ли такое в России при нынешней модели правления одной партии?

Евгений Велихов: Я четыре года трачу время и силы, работая в Общественной палате. Именно ради этого – чтобы была и свобода слова, и совести, и, самое главное, чтобы была уверенность граждан в том, что они могут чего-то добиться. Общество должно быть построено на гражданах, которые уважают свое собственное достоинство и достоинство окружающих. В этом отношении у нас с властями понимание общее, но задачи сложные. Наше общество – достаточно коррумпированное, со сложной социальной структурой, с невысоким уровнем доверия. Это надо преодолевать путем кропотливой работы, а не болтовни и всякого рода лозунгов.

Новости по теме