О свободе слова в Гамбии

  • 30 апреля 2010
На улице столицы Гамбии
Image caption Похожа ли Гамбия на Россию? Далеко не во всем...

Мы отлично понимаем, что публикуя результаты отчетов и докладов некоторых международных организаций о России, мы каждый раз наступаем все на тот же "любимый мозоль" нашего читателя. Тем не менее, мы обязаны это делать – но несколько иначе, чем среднестатистическая новостная организация.

Внести ясность в эту тонкую тему почти так же сложно и требует такого же такта, как, например, беседа о различиях между католической и православной церковью.

Почему же я все-таки пишу об этом? События последних дней показывают, что стандарты Би-би-си по-прежнему востребованы в практике современной журналистики. Более того, это чуть ли не единственное, что помогает нам, как профессионалам, действовать в интересах читателя – в ваших интересах.

В четверг, открыв с утра наш сайт, вы увидели на первом месте статью, от заголовка которой многие из вас наверняка раздраженно пожали плечами: "Freedom House: российская пресса стала менее свободной".

Опять?!! Она же уже объявлялась несвободной год, два, три назад? И стала теперь как в Гамбии? Гамбия – это где? В Африке? Опять эти намеки на Верхнюю Вольту с ядерными ракетами? А Freedom House чей? Американский? Ну, все понятно…

Аспекты

Каждый новый доклад таких международных организаций, как Freedom House, "Репортеры без границ", Amnesty International, ставит перед журналистом Би-би-си непростую задачу. Легче всего действовать, как информационное агентство – быстренько сообщить о факте публикации доклада, о том, что в нем утверждается, и перейти к следующей новости. Но мы – не информационное агентство, и наши правила исключают такой подход.

Мы должны учитывать массу входящих обстоятельств: насколько авторитетна данная организация, какую повестку дня она преследует, на какие данные опирается, какую методику применяет, является ли новость в ее изначальном посыле важной для нашего читателя, понятна ли из нее важность проблемы и так далее.

Это не значит, что все эти пункты будут вывалены на голову читателя в виде доказательств нашей эффективности и осведомленности. Но новостная история, написанная для сайта Би-би-си или прозвучавшая в нашем эфире, должна учитывать все эти аспекты каждой новости.

Новые штрихи

Так что там с Россией и Гамбией? Наш вашингтонский корреспондент Олег Антоненко постарался рассказать, как в докладе обосновывается 176-177 место России. Из его статьи понятно, что поворот к несвободе прессы, к ограничениям ее свобод – это общемировая тенденция, и Россия, к сожалению, не исключение.

Олег привел несколько мнений американских экспертов о положении дел с российской прессой. Один из этих экспертов долгое время работал в Москве корреспондентом.

И все-таки это была лишь американская сторона истории. Даже несмотря на то, что в конце статьи говорилось о собственных проблемах США со свободой прессы (24-25 места), осадок от сравнения с Гамбией у российского читателя наверняка остался. Как и непонимание того, что общего у громадной и интернет-продвинутой России с "самым маленьким государством в континентальной части Африки" (Википедия), аграрной страной с исламским населением и армией в 800 человек…

Поэтому в программе "Утро на Би-би-си" мои коллеги пригласили в эфир российского правозащитника Льва Пономарева. Не знаю, как там в Гамбии, сказал Пономарев, но что в России ситуация ухудшается – это точно. И привел примеры. Из интервью выяснилась еще одна важная деталь: выводы в докладе сделаны в том числе и на основе оценок российских экспертов, среди которых – правозащитники. Ведущий программы спросил своего собеседника: о какой несвободе может идти речь, если президент Медведев дает интервью основной оппозиционной газете?

Да, согласился Пономарев, островки свободы прессы сохраняются, и правозащитные организации с трудом, но работают, и вообще все очень похоже на начало оттепели. Однако удары по гласности продолжают наноситься – и снова привел конкретные примеры.

К общей картине со свободой прессы в России был добавлен важный штрих изнутри – эта картина стала более сложной и неоднозначной.

Дополнительный угол

На планерке в середине дня мы снова вернулись к этой теме. Мы чувствовали, что по-прежнему не сказали всего, что обязаны сказать, того, что ждет от нас читатель и слушатель. Наш корреспондент Александра Зайцева получила задание разобраться с методикой таких исследований. Она расссказала о результатах своих изысканий в эфире программы "Вечер на Би-би-си", и когда я писал эти строки, Саша тоже писала - новую статью для сайта на эту тему.

Как вы уже заметили, в течение дня освещение этой истории получало все новые и новые углы. Однако наш подход в своей основе оставался одним и тем же – сделать новость понятной для нашей аудитории. Дать слушателю и читателю возможность сделать свои выводы на основе собранной нами разносторонней информации. И поделиться ими на форуме, посвященном этой теме.

Жесткая метафора

Так что там с Гамбией? По поиску в интернете легко узнать, что те же "Репортеры без границ" (регулярно критикующие Россию), не так давно называли ситуацию со свободой прессы в этой африканской стране катастрофической. Корректно ли сравнивать ее с российской? Мы не можем сказать об этом с полной уверенностью – уж очень разные страны. Но Freedom House и не сравнивал – просто при использовании его методики и критериев две страны оказались рядом. У таких методик есть свои слабости, подобные рейтинги – вещь относительная. Но то, что они указывают на тенденции – бесспорно.

Проблема, о которой мы говорим, настолько сложна и болезненна для России, что лучше лишний раз обратить на нее внимание общества, чем проигнорировать. Гамбия – это своего рода жесткая метафора, и наша задача – объяснить это.

Журналистике, как правило, не свойственна особая тактичность. От скальпеля хирурга трудно требовать нежности. Возможно, кому-то из вас покажется обидным заголовок форума: "Свобода прессы в России - наравне с Гамбией?" Но провокационность вопроса входит в правила интерактивных отношений.

Корректность формулировок

Еще одна история случилась в среду, когда российские информационные агентства и контролируемые государством СМИ одно за другим радостно оповестили мир о прорыве в катынском вопросе – Росархив, сообщали они, впервые сделал достоянием общественности подлинные документы по катыньской трагедии из так называемой "Особой папки N1".

Новость, безусловно, интересная для любого человека, наблюдавшего в последние месяцы за развитием катынской истории. После трагической смерти под Смоленском элиты польских политиков, кажется, препятствия к нормальным отношениям двух стран снимаются одно за другим. Фильм "Катынь" Анджея Вайды показали аж дважды по государственным каналам российского телевидения.

На таком фоне даже журналисту Би-би-си легко поддаться эйфории и вслед за агентствами написать волшебное слово "впервые". Что поначалу и сделал наш сотрудник на Ленте новостей. Хочу пояснить: на Ленте у нас работают смертники. Не удивляйтесь. Как еще назвать журналиста, который сам же, без редактора, выпускает все, что он написал, в свет? Редактор может видеть только то, что уже появилось на сайте.

И редактор, разумеется, увидел. Поскольку редактор был в теме, он сразу заметил, что "впервые" - не совсем корректно. Для кого впервые? Для сайта Росархива, для официальных российских учреждений. В новость была добавлена фраза, которая сразу поставила новость в контекст: "Большая часть этих документов была еще в 2005 году опубликована в текстовом и факсимильном варианте на независимом сайте katyn.ru, посвященном выяснению обстоятельств катынского расстрела".

Так "впервые" превратилось во "впервые официально", а это, как вы понимаете, большая разница: государство долго упиралось там, где независимые исследователи уже давно пролили свет на историческую правду. Что его заставило изменить позицию, и зачем оно так упиралось – ответить на эти вопросы мы предоставляем вам, наш читатель. Но чтобы эти вопросы возникли у вас в голове, необходим нужный контекст, который, мы надеемся, вы находите у Би-би-си.

Правила Би-би-си говорят нам именно об этом: объяснять читателю и слушателю, почему новость, о которой мы сообщаем, действительно важна и интересна нашей аудитории. Аудитория имеет право не согласиться с нашим выбором. Но наш профессиональный долг – представить ей как можно более полный контекст новости.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.