Российские студенты в Египте: "Нас выгнали из общежития"

  • 3 февраля 2011

Российские студенты, оказавшиеся в Каире в самый разгар волнений, рассказали bbcrussian.com о том, что их выселили из общежития, а эвакуировать их никто не собирался.

События в Египте обсуждаются на форуме bbcrussian.com

Наталья Тынянская, студентка МГУ, Каир

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Наталья уезжать из Каира пока не хочет

Я студентка Института стран Азии и Африки при МГУ, мы здесь на стажировке от министерства образования. Мы жили в общежитии Каирского университета. Три дня назад нас оттуда выгнали работницы общежития, буквально за несколько часов до начала комендантского часа. Они сказали, что не могут брать на себя за нас ответственность, поэтому нам нужно найти другое место или вообще улететь домой.

Здесь общежитие – последняя степень бедности. Кстати, мы за него все равно платим сами. В общежитии из иностранных студентов живут только русские, очевидно, они самые бедные. Остальные ищут себе квартиры.

Через знакомых я нашла, где жить. Сначала жила у одной женщины, теперь переселилась к другой. Мне придется ей платить, но, по крайней мере, пока есть где жить. Эти женщины с Украины, они живут и работают в Египте.

Сейчас я живу в районе Доки. Это недалеко от площади Тахрир, пешком можно дойти. Вчера [в среду] мы со знакомыми студентами из Германии решили сходить на Тахрир. Это было в полдень. Сначала там было не очень опасно. Люди на нас реагировали вполне нормально, даже уважительно, спрашивали, что мы думаем о происходящем. Потом появились сторонники Мубарака, и тогда нас просто вежливо попросили уйти, потому что должна была начаться драка.

С площади мы отправились домой пешком. Вокруг все было сравнительно спокойно, потому что люди шли туда, на площадь.

Интересно, что студентов из Башкортостана эвакуировали. В Уфу летают самолеты, а в Москву – нет?

Куда мне ехать? Я не хочу ехать за свои деньги. Все страны эвакуируют своих граждан бесплатно.

Я не была в посольстве, но периодически звоню им. Я спрашивала, могут ли нам оказать какую-то помощь как студентам, оказавшимся на улице. Они говорят: если хотите, уезжайте, пока ничего страшного не происходит, еда есть, голода не ожидается. Последний раз я им звонила в среду, до событий на площади. Больше им звонить не хочу, они сами должны мне перезвонить, ведь я там записалась в какой-то список.

Нас здесь пять девушек осталось по программе министерства образования. В принципе, никто из нас не хочет уезжать. Мы все-таки надеемся, что все это закончится. В Москве нас ничего не ждет. Учеба в наших вузах начнется в сентябре, поэтому делать нам там нечего.

Ольга Смирнова, студентка СПГУ, Петербург

Image caption Ольга летела в Каир почти на год, но провела там всего несколько дней

Я учусь на философском факультете Санкт-Петербургского государственного университета. Моя специальность называется "культура арабских стран", и нам предоставляется возможность пройти стажировку в Египте, в Каирском университете. Мы очень долго ждали приглашений из Каира, и вот, наконец, поехали, но, очевидно, выбрали не самое удачное время.

Мы прилетели в Каир 28 января. Это была пятница. Нам пришлось ночевать в аэропорту, потому что все улицы были перекрыты из-за комендантского часа. Мы совершенно не были к этому готовы. Мы очень устали. С утра мы приехали в гостиницу, переночевали там, и на следующий день нам удалось заселиться в общежитие.

Но из общежития нас тоже попросили. Там есть разделение на мужское и женское общежитие. Я прилетела туда с одногруппником. Он заселился, и все было нормально. А из женского общежития девочек, грубо говоря, погнали. Там оставалось всего около 15 человек, потому что все остальные – местные египтянки, разъехались по домам на каникулы. Администрация общежития сказала нам, что мы больше не можем там оставаться, потому что на следующий день общежитие будет закрыто, и они не хотят нести за нас никакой ответственности.

Нам пришлось уехать. Благо, что было, где остановиться – у знакомых. В данной ситуации меня немного поразила реакция нашего посольства, которое заявило, что самолеты летают, регулярными рейсами, и если хотим – можем купить билет и улететь домой. Они не видят необходимости эвакуировать своих граждан.

В целом ситуация в Каире, как мне показалось, напряженная. Выходить из дома нам советовали только с восьми часов утра до трех дня, потому что позже начинались митинги на площади Тахрир, был комендантский час.

Мы жили в районе, где было достаточно спокойно, довольно далеко от цента. Оттуда были, конечно, слышны крики и выстрелы. В один из вечеров мы видели истребители над нами, вертолеты, которые смотрели за соблюдением комендантского часа или просто за ситуацией на улицах. Но трупов я на улицах не видела.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Меня удивляет, что наше правительство не могло для нескольких человек, которые находятся в Каире на стажировке от министерства образования, снять квартиру в каком-то более не менее хорошем районе или же принять нас на территорию посольства. Чудо, что у всех нашлись какие-то знакомые, у кого можно было остановиться.

Выбраться нам удалось с большим трудом. Наш самолет задержали, но хорошо, что рейс был с утра, потому что ходили слухи, что компания EgyptAir отменяет свои полеты в течение комендантского часа. То есть если бы наш самолет был в шесть вечера, мы бы уже не смогли улететь.

Мы сами оплатили обратный билет. Я улетела потому, что уже просто выбилась из сил. Жить было негде. Деньги начали кончаться, поменять их было негде. У меня было некоторое количество долларов с собой, но обменники были закрыты и банкоматы не работали, нельзя было подключить местную связь - офисы не работали. Конечно, информационная блокада – это страшнее всего. Мои родители и друзья волновались. В первый день я не могла дать им знать, что со мной все в порядке.