Осторожно!: история Эдика Л, часть третья и последняя

  • 25 апреля 2013
Сева Новгородцев

В своем блоге легендарный ведущий Русской службы Би-би-си Сева Новгородцев смотрит на новости дня порой под самым неожиданным углом.

Аудиоверсию рубрики "Осторожно, люди!" слушайте также в программе "БибиСева", которая выходит в интернет-эфир на сайте bbcrussian.com ежедневно по будням в 19:00 по Москве (15:00 по Лондону). Подкаст программы можно загрузить здесь.

Программа "БибиСева" на сайте микроблогов Twitter

Предыдущие блоги "Осторожно, люди!" и отрывки из "БибиСевы"

"Осторожно!": обыкновенный фашизм - история Эдика Л, часть третья и последняя

Ленконцерт не только посылал своих артистов на гастроли, он также обслуживал культурные нужды города, устраивая концерты в парках отдыха, во дворцах культуры, в воинских частях. Это называлось "работать на журнале".

На журнале нам предстояло сидеть долго, поэтому "свободные охотники" перенесли свои гастрольные поиски приключений на домашнюю почву. Эдик ходил повсюду с басистом Виком и незаметно втянул его в свой обыкновенный фашизм. "Вик! - говорил ему Эдик поощрительно. — Ты настоящий немецкий офицер!".

В механике гастрольного знакомства есть элемент экзотики. Артист - человек приезжий, тем и интересен, к тому же побудет недолго, и уедет. Если все делать аккуратно, то никто и не узнает. В Ленинграде ты - не приезжий артист, ты свой, местный и экзотики в тебе нет.

Другое дело - с абитуриентками - девушками, приехавшими поступать в институт. Они вырвались из дома, обрели свободу, жаждут впечатлений, хотя и понимают это неотчетливо и по-провинциальному наивно. А тут - два молодых человека, люди столичные, музыканты. Интересно рассказывают, шутят, угощают, зовут к себе.

По неписаным законам Невского проспекта тех лет, согласие прийти в гости означало готовность девушки на близость. Девушки, понятно, этого не знали, пока не оказывались в западне.

Стояло жаркое лето, абитуриентки ходили в тонких платьицах. В голове у Эдика созрела сцена. Он подходил к своей жертве с ласковым лицом и говорил, осклабясь: "Ну ты же хорошая девочка!". После чего эффектным движением разрывал летнее платье на две части.

Media playback is unsupported on your device

Сложный психологический механизм, объяснить который я не берусь, подчас действовал магическим образом, вызывая синдром подчинения и отказа от ответственности за свои действия. Почти как в классической отговорке "была пьяная, не помню".

Эдик рассказывал об этих встречах открыто, не стесняясь, и у меня складывалось впечатление, что происходившее было, конечно, насилием.

Обратилась в милицию тетка одной из девушек. Она приехала с племянницей в Ленинград и с ужасом застала ее однажды поздно вечером в разодранном платье. Девушка долго не сознавалась, но потом рассказала, что с ней произошло. Делу дали ход.

Дня через три, когда мы узнали о начавшемся следствии, было уже поздно, замять скандал не удалось. Положение осложнялось еще и тем, что Эдик там был не один - "настоящий немецкий офицер" Вик находился там же, поэтому следствие квалифицировало произошедшее уже как "коллективное изнасилование".

Состоялся скорый советский суд, Эдику и Вику дали по шесть лет. У Додика имелись связи по линии ДК им. Дзержинского, ему удалось добиться распоряжения осужденным отбывать сроки в Ленинградской области. Вик вскоре устроился заведующим складом матрацев и закрутил на этих матрацах роман с лагерной врачихой.

В лагерь, где находился Эдик, на свидание с заключенным Додик приехал днем, после обеда. Из мощных динамиков над всей территорией звучал знакомый сочный баритон, произносивший с театральной дикцией слова:

"Заключенным барака номер шесть собраться на плацу! Повторяю - заключенным барака номер шесть собраться на плацу!"

Ваши комментарии

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.