Верните Эверест альпинистам!

  • 29 мая 2013
Image caption "Потому что он есть", - ответил альпинист Мэллори на вопрос, зачем он идет на Эверест (Фото Алексея Калмыкова)

В спортивном блоге сотрудники Би-би-си комментируют события из мира спорта. Ксения Гогитидзе размышляет над тем, как за 60 лет с момента первого восхождения на самую высокую гору в мире изменилось отношение к Эвересту.

<a href= http://www.bbc.co.uk/russian/topics/blogs/>Все блоги на bbcrussian.com</a>

Media playback is unsupported on your device

Идет где-то 2100 год. Место действия - Эверест - самая высокая горная вершина на Земле. К некогда неприступной горе ведет длинная нитка фуникулера, снуют вверх-вниз кабинки, наполненные людьми. Люди всех возрастов, мамы с детьми, старики и старушки из разных стран мира, обвешанные фотоаппаратами и кислородными баллонами, спешат ступить на крышу мира или посидеть в самом высокогорном баре на Земле. Немного кружится голова, когда выходишь на снег, но вскоре непривычное ощущение проходит. Если же самочувствие не улучшается, в местном горном баре можно купить кислородный коктейль.

Бредовая сцена из посредственного фильма в жанре научной фантастики? Хотелось бы думать так. Однако, еще 60 лет назад, когда новозеландец Эдмунд Хиллари и непалец Тенцинг Норгей в составе британской экспедиции 1953 года впервые поднялись на самую высокую точку планеты, сама мысль о том, что восхождения будут поставлены на конвейер, а на высоте почти 9 километров вскоре будут образовываться гигантские пробки, казалась абсурдной.

Сейчас всерьез ведутся разговоры о том, чтобы прибить лестницу на единственном скальном участке под вершиной - так называемой Ступени Хиллари, где сейчас может пролезть только один человек, пока остальные мёрзнут и теряют драгоценное время в очереди - к вершине или на спуск.

"Приключение исчезло, восхождения больше нет", - воскликнул в прошлом году альпинист Ральф Дуджмовиц, автор фотографии гигантской простирающейся на сотни метров пробки к вершине Эвереста. Тогда Дуджмовиц, пытавшийся совершить восхождение без дополнительного кислорода, вынужден был из-за плохого самочувствия повернуть назад.

Драка на высоте, зона смерти и пиар

В этом году 60-летний юбилей первого восхождения был испорчен дракой между одними из лучших на сегодняшний день альпинистами Симоне Моро и Ули Штеком и проводниками-шерпами, работающими на коммерческие экспедиции.

Шерпы провешивали на высоте 5600 метров страховочные веревки, а альпинисты, не нуждавшиеся в них, хотели пройти наверх. Проводникам это не понравилось, завязалась потасовка, в адрес друг друга посыпались оскорбления, в ход пошли кулаки, полетели камни.

Альпинисты вынуждены были прервать восхождение и покинуть базовый лагерь. Итог неутешителен: 60 лет спустя после первого восхождения опытные альпинисты все чаще задаются вопросом, не обесценили ли гору массовые забеги коммерческих экспедиций. Жадность турфирм, организующих восхождение, большие деньги и амбиции постепенно убирают из горного коктейля, называемого Эверестом, альпинистскую составляющую. Восходители надевают кислородные маски и медленно "идут к своей мечте", не задумываясь о том, что в кислородной маске ты никогда не будешь стоять на вершине мира - а на два километра ниже.

На вершине нет и трети того объема кислорода, к которому мы привыкли, и воздух там настолько разряжен, что если высадить туда неподготовленного человека, он потеряет сознание через пару минут, и вскоре умрет.

На Эвересте, на высоте выше 8 тысяч метров, начинается так называемая "зона смерти", так как в воздухе содержится всего треть того количества кислорода, который присутствует в атмосфере на уровне моря.

С ростом числа коммерческих экспедиций стираются границы, истинный дух восхождения выветривается в погоне за призом. Если в прошлом гору "покоряли", то теперь “берут силой", альпинизм уступил место туризму.

Само словосочетание "покоритель Эвереста" в горном сообществе воспринимается серьезно не сразу. Многие захотят уточнить - с использованием кислорода или без? В первом случае ты всего лишь клиент компании, занимающейся горными восхождениями. Во втором - ты серьезный альпинист.

"Я или пойду без кислорода, или развернусь назад и пойду тренироваться", - говорит Ули Штек.

Чья это гора или что делать с мечтой?

Image caption Долина Кхумбу, где находится базовый лагерь Эвереста

Следовало бы если не запретить неопытным восходителям идти на Эверест - непальские власти на это никогда не пойдут, ведь экономика региона плотно завязана на треккерском и альпинистском туризме, - то хотя бы ужесточить отбор потенциальных клиентов.

Эверест постепенно стал горой для достижения других целей, не связанных с восхождением. Идут наверх с благотворительными целями, чтобы обратить внимание людей на проблемы гомофобии, нерешенного арабо-израильского конфликта, неизлечимых болезней, притеснения женщин, и многих других. Идут на Эверест, чтобы прочитать в газете, что на гору зашел самый молодой или самый старый человек.

Эверест из горы превратился в бренд, в средство достижения политических, социальных или личных мечтаний. Профессиональным альпинистам пробраться к горе стало непросто, а отсутствие опыта у готовых заплатить за пермит до 75 тысяч долларов порой становится причиной трагедии.

Пытаться остановить развитие коммерции бессмысленно, но как-то упорядочить и регламентировать коммерческий горный туризм попробовать стоит. Ради того, чтобы наряду с дорогим аттракционом смог сосуществовать и настоящий спортивный альпинизм.

"Конечно, с моей стороны не имеет смысла желать уменьшения количества альпинистов на склонах Эвереста, ведь никто не желает, например, уменьшить количество туристов на Эйфелевой башне, но с другой стороны я надеюсь на уменьшение количества несчастных случаев на Эвересте", - сказал Денис Урубко, казахстанский и российский альпинист, попытавшийся совершить в мае этого года амбициозное первопрохождение по ранее неизведанному маршруту на юго-западной стене Эвереста.

Проект осуществить не удалось: партнер по связке Урубко Алексей Болотов сорвался со стены и погиб.

Альпинисты-пуристы признают лишь один вид восхождения, пионером которого в 1978 году стал величайший альпинист современности итальянец из Тироля Рейнхольд Месснер. Тогда Месснер вместе с Петером Хабелером поднялся на Эверест впервые без использования кислорода.

По данным статистики, в период с 1992 по 2006 без кислорода успешно зашли на гору 144 человека, с использованием дополнительного кислорода - 2972 (попыток - 759 против 10094).

Сам Месснер не настаивает на том, чтобы в горах не было использовано кислородное оборудование, но признает, что интерес кислородного восхождения относителен.

Теряется сам смысл - ведь суть, сложность, прелесть и интерес массивного девятикилометрового гиганта в его высоте. Убери высоту, уберешь половину сложности в восхождении. Восхождения в горах сопряжены с риском, а смысл восхождений состоит не в последней степени в стремлении к преодолению трудностей.

На высоте 8850 метров в кислородной маске ощущаешь себя на два километра ниже, так почему бы просто не покорить гору высотой в 6500 метров? Тогда та гора действительно станет твоим Эверестом.

"Люди, зашедшие на Эверест в кислородной маске, живут в другом мире. Они думают, что поняли Эверест, но это не так", - говорит Штек.

Есть и другие проблемы. Помимо вопросов, кто лучше и каким стилем лезет – гонка оборудования популярных маршрутов приводит к уничтожению природы, а Эверест часто называют самой высокогорной свалкой в мире.

Ты прощаешься с мечтой в тот самый момент, когда достигаешь ее.

В этом смысле Эверест давно перестал быть тем непокоренным гигантом, которым он был 60 лет назад.

И все же гора тут ни при чем. Не стоит делать гору легче, а маршрут безопаснее. Дело в альпинистах и восходителях. Может стоит их сделать опытнее и лучше?

"Потому что он есть" или как все начиналось

Image caption 29 мая 1953 года Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей впервые стояли на вершине Эвереста

Восхождение на Эверест 1953 года было своего рода ответом Британии на первое восхождение на восьмитысячник, совершенное в 1950 году французским альпинистом Морисом Эрцогом на Аннапурну.

Гора должна была сдаться именно британским восходителям.

Ведь именно британский исследователь сэр Джордж Эверест обнаружил и обозначил на карте вершину, которую назвал Пик XV.

Первая британская экспедиция на Эверест в 1924 году закончилась гибелью ее двух основных участников - Джорджа Мэллори и Эндрю Ирвина. Знаменитый ответ Мэллори "потому что он есть" на вопрос, зачем он идет на Эверест, до сих пор кажется актуальным.

Весна - традиционная пора для восхождений. Более 60 экспедиций в это время располагаются в базовых лагерях с намерением зайти на гору с юга из Непала или с северной, тибетской стороны.

Большинство восходителей прибегают к помощи проводников-шерпов и портеров, пользуются дополнительным кислородом и провешенными на маршруте веревками.

С 1953 года около 15 тысяч человек штурмовали Эверест - 6000 человек на гору залезли.

Всего 150 человек с первого восхождения поднялись на Эверест без использования кислорода.

Ваши комментарии

Раз они такие профессиональные, сходили бы лучше и почистили на нем помойку

<strong>Светлана, Россия</strong><br/>

"Бескислородные" восходители на Эверест и другие 6-, 7-, 8-тысячники губят свой мозг столь же неотвратимо, как боксеры, побывавшие в нокауте (в переводе на медицинский язык - сотрясение мозга). Неужели страшный пример Мохаммеда Али непонятен?

<strong>Boris, Rostov-on-Don, Russia</strong><br/>

Я не очень понял одну идею. Запретить "нормальным" людям (тоже с немалой подготовкой) забираться на Эверест только чтобы профессионалам-альпинистам можно было еще больше гордиться своими достижениями? Если кто-то может туда зайти только с кислородом, если при этом он дает деньги бедной стране - кто страдает? Только "профессионалы", достижения которых якобы обесцениваются... Если ты крут - ну и ходи без кислорода, да и других вершин/путей более чем достаточно. А более обычным людям не надо запрещать то о чем они мечтают.

<strong>Дмитрий, США</strong><br/>

Я обычный человек и у меня нет времени долго тренироваться, чтобы как настоящий альпинист подняться без кислорода. А побывать на 8000 над землей это мечта, так почему я должен отказываться, из-за того что, по мнению спортсменов, Эверест уже не тот и вообще туда только избранные могут пойти?

<strong>Максим, Украина</strong><br/>

Пока существуют адреналиновые наркоманы, Эверест будет востребован ими.

<strong>Таня, Санкт-Петербург,Россия</strong><br/>

Если правительство Непала торгует своими ценностями и культурным наследием - таким как (EVEREST) или Джомолунгма, мировому сообществу не пристало быть в стороне и надо наконец прекратить безумие на Эвересте! Вопрос не кому позволено восходить на скалу - туристам или профессионалам - альпинистам! Вопрос в том , чтобы вообще прекратить всякие восхождения и торговлю жизнью и смертью! ЗОНА СМЕРТИ - НЕ ДЛЯ ПРОГУЛОК! Простые жители Непала называют эту Скалу - Sagarmatha - МАТЬ МИРА! Эверест и вся его территория является неотъемлемой частью Земли! И еcли мы хотим в ближайшем будущим увидеть Вершину во всем Ее Блеске, мы должны предпринять решительные шаги по организации Заповедной Зоны , решительно прекращающей всякий подъем на Эверест!!!

<strong>Лидия Белякова, Россия</strong><br/>

Это какие-то цеховые страдания, крайне далёкие от реального мира. Вы видите бегунов, обвиняющих велосипедистов в том, что из горизонтального перемещения уходит романтика? Может быть, любители "голого" ныряния на задержке дыхания требуют государственных регуляций шноркелинга и запрета аквалангов? Нет. Однако Эверест - настолько толстая золотая жила, что бурление "бескислородной" гильдии мы будем слышать ещё как минимум лет 20. Потом привыкнут.

<strong>Трент, </strong><br/>

Новости по теме