20 лет после победы "Солидарности": по социализму поляки не скучают

  • 18 июня 2009
Выставка, посвященная годовщине победы "Солидарности", в Варшаве
Image caption В центре Варшавы развернута масштабная выставка, посвященная событиям 1989 года

На главной улице польской столицы – Краковском предместье – в бело-красных павильонах установлены проекторы, которые круглосуточно показывают кадры кинохроники 1980-х. Жителям Варшавы XXI века напоминают о том, какими они были 20 лет назад.

Ровно 20 лет назад, 18 июня 1989 года, в Польше прошел второй тур парламентских выборов, на которых избиратели проголосовали за демократические перемены, за "Солидарность" и против социалистического режима. Июньские выборы считают одной из главных вех в падении коммунистической системы в Восточной Европе.

Те выборы называют "полусвободными". С одной стороны, оппозиции позволили выставить своих кандидатов. С другой, гражданский комитет "Солидарность" в любом случае мог бороться лишь за 35% парламентских мест. Большинство мандатов было заранее зарезервировано за правящей Польской объединенной рабочей партией и их союзниками.

Избранный в результате сейм в Польше называют "контрактным", или "договорным". Возникающая аналогия с договорными матчами в футболе здесь вполне справедлива: победитель этой политической игры был вроде бы известен заранее, не зависимо от того, кто был на самом деле лучше и популярнее.

Коммунисты формально остались у власти. Но успех кандидатов "Солидарности" показал, что страна изменилась, и назад пути нет.

Даже "контрактный сейм", проработавший до 1991 года, сумел провести ряд важных реформ и утвердить премьер-министром Тадеуша Мазовецкого, который стал первым некоммунистическим главой правительства в Восточной Европе после Второй мировой войны.

Житейские итоги

В честь юбилея в Польше подводят итоги. В качестве главных достижений, как правило, называют вступление страны в Европейский союз и НАТО.

Впрочем, простых поляков, как и 20 лет назад, гораздо больше заботят житейские проблемы.

Вместо официальных мероприятий я отправился обсуждать итоги польских реформ в Урсынув, район на юге Варшавы.

Семья Созаньских живет здесь как раз с 1989 года. Ярослав Созаньский преподает в университете. Его жена пани Уршула – госслужащая. Вместе с нами события 89-го и их последствия обсуждает их сын Мариуш. Ему 30 лет и он работает системным администратором.

Если в масштабах страны важным кажется, например, факт вступления страны в НАТО, то с точки зрения простых людей не менее серьезным достижением оказывается то, что в Урсынуве теперь есть метро.

"Все, кто сейчас говорят, что они мечтали о свободе, о Европейском союзе, прежде всего мечтали о полных полках магазинов, о богатстве выбора. Это нормально", - говорит Ярослав Созаньский.

Полки магазинов наполнились товарами очень быстро, но это оказалось не самым главным. "Дистанция, которая была между западным уровнем развития и восточным, все-таки такая же, как и 20 лет назад", - считает Ярослав.

Сейчас поляки живут, несомненно, лучше, чем при социализме, но стране по-прежнему есть к чему стремиться.

"За 20 лет наши зарплаты повысились на несколько сотен процентов, - говорит Мариуш. - 20 лет назад мы зарабатывали, наверное, в 10 раз меньше, чем люди на Западе, сейчас мы зарабатываем где-то в два раза меньше".

Эксперимент продолжается

Image caption Противники нынешней власти также выступают под лозунгами и символами "Солидарности"

Официальные торжества по случаю годовщины выборов обернулись скандалом. Президент страны Лех Качиньский отмечал победу "Солидарности" на родине движения, в Гданьске. А премьер-министр Дональд Туск – в Кракове, в компании канцлера Германии.

То, что два ключевых человека в государстве в столь важный и символичный для Польши день оказались в противоположных концах страны, весьма показательно. Солидарности среди элит в последние годы не наблюдается.

Простые избиратели этим не очень довольны, но говорят: "Ничего страшного, издержки переходного периода".

Слова о том, что страна пребывает в некоей трансформации, честно говоря, поначалу немного удивляют. "У нас это все еще эксперимент", - говорит Ярослав Созаньский.

Эту точку зрения разделяют многие поляки. Впрочем, именно в вопросе о том, что происходит со страной сейчас, всплывает разница между поколениями.

"Все зависит от того, кого спросить, – рассуждает Мариуш. - Если молодых людей, то они уже чувствуют себя более гражданами Европы. А вот люди постарше все еще рассуждают, что есть Запад, и есть Польша, есть страны нашего восточного блока. И, по-моему, это показатель того, что Польша еще не настолько часть Европы, насколько нам бы хотелось".

Означает ли это, что для завершения переходного периода необходимо, чтобы ушло поколение людей, которые эту трансформацию помнят, и, более того, которые ее начали? В ответе на этот вопрос оба поколения солидарны: видимо, так оно и есть, должны смениться поколения. Говорится об этом очень легко и просто.

Сожаления без ностальгии

"А вы совершенно не испытываете ностальгии по Польской Народной Республике? " - спрашиваю я.

"Тяжело найти кого-то, кто в самом деле скучает по ПНР", - говорит Ярослав.

"Абсолютно нет, - добавляет Уршула. – Даже несмотря на то, что сначала было сложно, и я не могла найти работу в этой нашей новой действительности, я всем довольна. И абсолютно не скучаю по старой системе".

"Я думаю, может, есть люди, которые могут показаться с какой-то звездой, потому что это модно. Но это уже люди из поколения, которое вообще не помнит, что такое ПНР", - полагает Мариуш.

Поколение 20-летних знает о коммунистических временах действительно немного. Из разговоров с людьми, выросшими в посткоммунистической Польше, становится ясно, что 1980-е для них состоят из мифов и легенд.

"Конечно, сейчас лучше, чем при социализме, - говорила мне студентка одного из варшавских вузов. – Сейчас, например, в магазинах продают больше чем один тип йогурта".

"В 1989-м в магазинах не было даже спичек. Ничего не было", - вспоминает, в свою очередь, Уршула Созаньская.

"Мне родители как анекдот рассказывали, как они сок покупали. В магазин шли все: и мама, и бабушка, а папа ради такого случая уходил с работы, - говорит другая молодая варшавянка. - Я сама ничего такого не помню, но многое изменилось с тех пор".

Несмотря на то, что молодые поляки не очень представляют, как жилось их родителям, времена Польской Народной Республики для них, как правило, выглядят мрачно и непривлекательно.

Люди старшего поколения говорят, что в прошлом были и светлые пятна.

"До 1989-го все для всех были друзьями, - вспоминают Ярослав и Уршула Созаньские. - Между людьми была какая-то солидарность. Все стремились помогать друг другу. После 89-го это ушло. И это не вернется".

Впрочем, сразу же объясняют, что это не победа "Солидарности" разрушила солидарность между поляками. Просто жизнь изменилась: "Новые отношения. Рынок".

И, несмотря на все сегодняшние разногласия и споры о деталях прошлого и настоящего, поляки уверены, что 20 лет назад страна сделала верный выбор.