Афганские женщины ждут перемен

Афганские женщины
Подпись к фото,

Новая конституция обещала женщинам равенство в правах с мужчинами

От запаха дезинфицирующих средств и обожженного человеческого тела никуда не скрыться. Я нахожусь в ожоговом центре больницы в афганском городе Герат.

Центр открыт при содействии французской благотворительной организации, которая ставит своей целью помощь афганским женщинам, которые в попытке уйти от брака по принуждению или чтобы порвать с избивающим их мужем прибегают к самосожжению.

Здесь я познакомилась с 18-летней Зейнаб, у которой уже двое детей.

Тело ее покрыто специальной сеткой, закрывающей обгоревшую плоть.

После двух лет постоянных избиений со стороны мужа она прямо перед ним вылила на себя керосин из лампы.

"Я собиралась потом все смыть, - рассказывает Зейнаб. – Я совсем не хотела покончить с собой. Но потом муж усмехнулся и сказал: "Слушай, я потратил 20 афгани на керосин, а ты даже не подожжешь себя".

Тогда Зейнаб схватила коробок спичек и подожгла себя.

Ежегодно только в этой больнице оказывают около сотни таких, как Зейнаб, женщин.

Однако большинство погибают, так и не оказавшись в больнице.

Я была в Афганистане в 2001 году, когда была свергнута власть талибов. Тогда весь мир ужаснулся, узнав о существовавших в стране средневековых правилах: женщинам не разрешалось работать, девочек не пускали в школы, а женщину, пришедшую на футбольный матч, вполне могли казнить прямо на стадионе.

После освобождения страны от Талибана женщины, казалось, должны были бы вздохнуть свободнее – новая конституция обещала им равенство в правах с мужчинами.

Рассказы, которые я слышу в ходе моих поездок по стране восемь лет спустя, говорят о том, что большинство женщин по-прежнему бесправны и находятся в отчаянном положении.

Но самые смелые из них встают на защиту своих прав.

В Афганистане по-прежнему 60% женщин вынуждены вступать в брак по принуждению – женихов им выбирают родители. Иногда такие браки заключаются, когда девочкам 9-10 лет. И это несмотря на то, что закон запрещает девушкам вступать в браки до 16-летнего возраста.

На практике и власти, и семьи просто игнорируют этот закон.

Продана замуж

В городе Мазари-Шариф я познакомилась с 17-летней Саидой, которая скрывается от своего мужа.

Отец Саиды умер, когда она была маленькой. После этого она фактически стала собственностью своих братьев.

Когда Саиде было девять лет, ее продали 60-летнему мужчине.

"Он бил меня всем, что попадало под руку, - рассказывает Саида. – Из-за побоев и постоянного стресса у меня было четыре выкидыша".

Затем муж Саиды поехал с ней по другим районам, где их никто не знал, и за деньги отдавал ее в пользование другим мужчинам.

В конце концов Саиде удалось рассказать о своем положении женщине в Мазари-Шарифе, которая известила полицию.

Саида сейчас пытается добиться развода, но муж не согласен отпустить ее.

"Он находится в контакте с моими родственниками, - рассказывает Саида, - и говорит, что только и ждет возможности, чтобы выпить моей крови".

"Взяток я не беру"

Подпись к фото,

Около 80% афганских женщин по-прежнему не умеет читать и писать

Афганистан – страна, где царит беззаконие. Власти не в силах обеспечить выполнение собственных законов и защитить женщин от талибов, чье влияние в стране растет.

Но некоторые женщины не хотят мириться с таким положением вещей.

В провинции Герат мне удалось пообщаться с первой женщиной-прокурором Марией Башир.

Днем и ночью ее охраняет несколько телохранителей.

На нее уже было организовано покушение. Дети ее не ходят в школу и даже не играют со своими сверстниками, потому что Мария боится, что их могут похитить.

Сын ее коллеги был обезглавлен – похитители были уверены, что это был ребенок прокурора провинции.

"Я не беру взяток. У меня довольно много врагов, потому что я никогда не нарушала закон", - говорит Мария Башир.

Одной из своих основных задач Мария считает защиту прав женщин. Но полиция зачастую не спешит расследовать преступления, совершенные в отношении женщин, а судьи смягчают наказания для мужчин, осужденных за такого рода преступления.

"До равенства, провозглашенного конституцией, нам еще очень далеко", - говорит Мария Башир.

"Я ничего не имею против ислама"

Мариам вернулась в Афганистан после падения режима талибов. Она решила открыть небольшое предприятие по производству варенья, и для этого наняла нескольких женщин из своей деревни.

Для многих из них это была первая в жизни возможность заработать деньги и обрести какую-то независимость вне своего дома.

Она даже пыталась принять участие в тепередаче, в которой бизнесмены и изобретатели могли представить свою идею на суд специалистов и потенциальных инвесторов.

Своим родственникам Мариам обещала надеть перед съемкой хиджаб и не показывать свое лицо.

Но после того, как ей удалось успешно пройти три отборочных тура, местные талибы стали угрожать ей.

"Я сказала им, что ничего не имею против ислама, и спросила, почему они должны указывать, что мне делать", - говорит Мариам.

Но все-таки и ей самой, и членам ее семьи пришлось уехать из своей деревни.

В телепередаче Мариам заняла второе место. На полученные деньги – 10 тысяч долларов – она купила участок в провинции Герат и там строит здание для фабрики по производству варенья. Мариам надеется, что сможет пригласить на работу еще больше женщин.

В Афганистане я видела женщин-бродяг и женщин-наркоманок; многие явно хотели поговорить со мной, но боялись это сделать.

Но о многом говорит тот факт, что многие девушки твердо намерены закончить школу и найти работу.

Около 80% афганских женщин по-прежнему не умеет читать и писать.

Ситуация может измениться только в том случае, если у мальчиков и девочек появятся равные возможности получить образование и если будут предприняты меры по защите женщин.

Изменения в жизни афганских женщин наступают мучительно медленно. И многие с опаской относятся к тому, что может произойти, если власти после президентских выборов начнут переговоры с так называемыми умеренными талибами.