Балтийский путь Латвии: "Независимость - не экономическое понятие"

  • 21 августа 2009

Латвия была центральным звеном "балтийской человеческой цепи". "Балтийский путь" шел от Бауски на границе с Литвой через пригороды Риги и далее вдоль побережья через Айнажи в Эстонию. Что думают жители независимой Латвии о "Балтийском пути" 20 лет спустя и реализовались ли их надежды, для bbcrussian.com выясняла Оксана Антоненко.

Максим Кушнарев, рекламист

У меня дедушка был латыш, он нас с мамой туда и собрал. Я был маленьким, еще даже не понимал толком, что происходит, но через маму и дедушку чувствовал, что это что-то важное и необходимое.

Самые яркие воспоминания того дня: когда мы ехали в автобусе, и люди пели латышские песни, а мне было очень обидно, что я ни одной не знаю. Помню, как люди стоят, держась за руки. Правда, теперь даже не знаю, то ли это мои воспоминания, то ли уже фотографии, которые я видел позже.

В то время я не понимал, что такое независимость. Тогда для меня была одна маленькая страна – моя семья. А сейчас, конечно, по-другому. Я считаю, что эта независимость была необходима. Каждому человеку важно осознавать, что он свободен и независим, что у него есть выбор, что он может думать, как хочет. Какая бы ни была независимость, она лучше, чем зависимость. А то, что происходит сейчас – кризис, проблемы – это временно.

Иева Вайца, руководитель проектов в сфере IT

20 лет назад мотивация была очень простой. 20 лет назад Латвия не была независимой, и мне это было не безразлично. Я хотела, чтобы Латвия снова обрела независимость. Все очень просто.

Теперь многое изменилось, но только не мое отношение к государственной независимости. Сегодня я принимаю участие в [марафоне] "Балтийский путь" не для того, чтобы что-то оценивать или делать какие-то выводы. Для страны многое изменилось, и для меня тоже. У меня теперь есть семья, дети. И в этом году я буду участвовать в марафоне для того, чтобы быть на "Балтийском пути" вместе с детьми, чтобы рассказать им, что случилось 20 лет назад. Я иду ради детей.

Для меня независимость – не экономическое понятие. Ее нельзя теперь оценивать, она либо есть, либо нет, ее можно обрести, можно потерять.

Галина Грейдане, журналист

Честно, говоря, пошла я в эту цепь, потому что она была рядом с моим домом. Конечно, слово "независимость" всем кружило голову. В СССР же жили, хотелось чего-то нового, все думали, что будет по-другому. Но мало кто задумывался о том, чем независимость может обернуться на практике.

Я не жалею, что стояла тогда со всеми – это незабываемое чувство единства, я тогда еще подумала, что если так много людей хотят независимости, то народ не может ошибаться. С тех пор прошло много времени, и мы видим, что в нашей стране далеко не все так хорошо, как хотелось.

По-моему, наши правители неправильно распорядились независимостью – им она, наверное, тоже вскружила голову. Была у нас приватизация, которую часто называют "прихватизацией", и досталось все далеко не народу. Мое мнение, что Латвия должна быть независимым государством. Другое дело, что этой независимостью надо пользоваться на благо страны.