Самая бархатная революция

  • 22 октября 2009
Здание венгерского парламента
Image caption В Венгрии строй сменился не на улицах, а в парламенте

23 октября 1989 года в Венгрии завершилась смена власти и строя. Из названия Венгерской Народной Республики парламент убрал символизировавшее коммунистическое прошлое слово "народная".

Дата была выбрана не случайно. 23 октября - День памяти венгерского восстания 1956 года. Тогда на митинг, созванный студентами Будапештского политехнического института, пришло около 200 тысяч человек, а на следующее утро правительство возглавил Имре Надь.

Кульминации предшествовала историческая сессия парламента 16-20 октября, на которой депутаты решили провести в следующем году многопартийные парламентские выборы и учредили пост президента, которого предстояло избрать будущему парламенту. Временным главой государства был назначен коммунист-реформатор Матьяш Сюреш.

1989 год стал годом крушения коммунизма во всех странах бывшего Варшавского Договора. Повсюду, кроме Румынии, революции были бескровными, и остались в истории под именем "бархатных". В Венгрии перемены оказались наиболее мирными и безболезненными.

Правители ГДР и Чехословакии не решились стрелять в народ, но все же пытались грозить и запрещать, и были свергнуты в результате массовых выступлений.

В Польше смена власти произошла эволюционным путем, однако и там президент Войцех Ярузельский, проиграв выборы в сейм, полтора месяца противился неизбежному и торговался с победителями, пытаясь навязать в качестве премьера своего ставленника Чеслава Кищака.

В СССР борьба сторонников старого и нового приняла форму "холодной гражданской войны". Дважды - в августе 1991-го и октябре 1993 года - дело доходило до появления в Москве танков.

В Венгрии революция произошла "сверху", а правящая компартия, еще находясь у власти, добровольно приняла социал-демократическую платформу.

Советские, а позднее российские реформаторы часто ставят Венгрию в пример, и сожалеют, что СССР и КПСС не пошли по ее пути.

Они считают, что в случае развития событий по венгерскому сценарию, возможно, удалось бы избежать распада СССР и провести рыночные реформы с меньшими социальными издержками.

Гуляшный социализм

Толерантность венгерской революции была предопределена новейшей историей страны.

В Советском Союзе "самым веселым бараком социалистического лагеря" называли почему-то Польшу, хотя этого определения скорее заслуживала Венгрия.

После подавления восстания 1956 года новый лидер Янош Кадар, въехавший в покоренный Будапешт на советском бронетранспортере, не стал закручивать гайки, а наоборот, провел невиданную по меркам коммунистического блока либерализацию.

Трудно сказать, чего здесь было больше - прагматизма, угрызений совести или личного горького опыта. В 1951 году Кадар был арестован, подвергался в тюрьме жестоким избиениям и пыткам, и вышел на свободу после смерти Сталина.

Официально новые власти казнили троих "контрреволюционеров" - Имре Надя, министра обороны Пала Малетера и публициста Миклоша Гимеша, хотя разные источники говорят о 350, и даже о 1200 убитых уже после подавления восстания.

Зато впоследствии в Венгрии практически не было политических репрессий. 846 человек, вывезенных в советские тюрьмы, вскоре вернули на родину. Около 13 тысяч осужденных по делам, связанным с событиями 1956 года, к 1963 году все получили амнистию. Желающим не мешали эмигрировать. Этой возможностью воспользовались около 200 тысяч из десятимиллионного населения страны.

Венгрия была единственным социалистическим государством, к которому Запад не имел претензий по части прав человека.

Image caption Янош Кадар сумел, не ссорясь с Москвой, сделать Венгрию самой либеральной страной советского блока

Кадар перевел экономику на хозрасчет, разрешил кооперативы и индивидуальную трудовую деятельность, а главное - радикально урезал военные расходы. Ни советские, ни натовские стратеги венгерскую армию в своих выкладках не учитывали.

Все это вкупе с дешевой нефтью позволило обеспечить относительно высокий уровень жизни. Социализм по-кадаровски венгры окрестили "гуляшным".

Экономические реформы Горбачева основывались главным образом на венгерском опыте.

Секретарь ЦК ВСРП по идеологии Дьердь Ацел, которого, как вспоминают осведомленные люди, в Москве недолюбливали за еврейское происхождение и нежелание выпивать и играть в домино с советскими "товарищами", сумел найти общий язык с интеллигенцией.

Автор знаменитой "Экономики дефицита", кумир молодости Гайдара и Чубайса Янош Корнаи открыто отвергал государственный социализм, но ему не мешали работать и издаваться, а в 1983 году избрали действительным членом венгерской Академии наук.

В Будапеште выступала группа Oueen, и вообще было можно многое из того, что в других соцстранах было категорически нельзя.

За четыре дня до советского вторжения в Чехословакию Кадар попросил Александра Дубчека о личной встрече и "по-соседски" предупредил, что если Дубчек немедленно не начнет сам "наводить порядок", то оккупация неминуема.

Чехословацкий лидер ответил, что не делает ничего, противоречащего марксизму, и не видит оснований для интервенции. Тогда, как вспоминал Дубчек, Кадар "с нотками отчаяния в голосе" проговорил: "Вы, правда, не понимаете, с кем имеете дело?".

Процесс пошел

Толчок преобразованиям в Венгрии, и повсюду в Восточной Европе, дала советская перестройка.

Как некогда после XX съезда КПСС, венгры следовали примеру "старшего брата", но в расставании с прошлым были куда решительнее.

ЦК ВСРП подхватил идею Горбачева о созыве чрезвычайной партконференции, но провел свое мероприятие месяцем раньше - 20-22 мая 1988 года.

Кадар, которому через четыре дня исполнялось 76 лет, был отправлен в отставку. Специально для него создали церемониальную должность председателя партии.

Новым генсеком стал консерватор Карой Гросс, но и реформаторы укрепили свои позиции, а курс на политические и экономические преобразования получил официальную поддержку.

Внутри партии возникли "кружки реформ", вскоре объединившиеся в Союз реформ, и Народно-демократическая платформа.

Точно такой же процесс вскоре начался и в КПСС – достаточно вспомнить Демократическую платформу, возглавлявшуюся ректором Высшей партийной школы Вячеславом Шостаковским и движение "Коммунисты за демократию" Александра Руцкого. Разница заключалась в том, что венгерские партийные реформаторы в итоге победили, а советские оказались в меньшинстве.

Image caption Реже Ньершу удалось то, что не получилось у реформаторов КПСС

В январе-феврале 1989 года венгерский парламент принял законы о многопартийности, плюрализме профсоюзов, отмене цензуры и свободе собраний. Возродились довоенные Партия мелких сельских хозяев и Социал-демократическая партия, и образовались новые: Союз свободных демократов и Христианско-демократическая народная партия.

10 мая Кадар покинул пост председателя партии. 24 июня на пленуме ЦК ВСРП произошел "тихий переворот": место Кадара занял Реже Ньерш, старый социал-демократ, открыто называвший советский социализм утопией. В 1975 году он был выведен из руководства ВСРП за "ревизионизм", и до возвращения во власть работал консультантом Института экономики венгерской Академии наук.

В отличие от предшественника, Ньерш сразу начал играть важную роль в руководстве партии. В начале июля именно он, а не генсек Гросс, представлял Венгрию на совещании Политического консультативного комитета стран - участников Варшавского договора в Бухаресте.

25 июля в Москве произошла историческая, по мнению многих, встреча Ньерша и Гросса с Михаилом Горбачевым и Александром Яковлевым.

Кроме того, на пленуме 24 июня был создан президиум ВСРП, в который вошли Ньерш, Гросс, премьер Миклош Немет и секретарь кабинета Имре Пожгаи - все, кроме Гросса, сторонники реформ.

Дырка в "железном занавесе"

16 июня, в день казни Надя, Малетера и Гимеша, их останки, а также тела погибшего при подавлении восстания 1956 года полковника Йожефа Силади и умершего под следствием министра Гезы Лошонци, были торжественно перезахоронены в будапештском сквере Героев. На церемонию пришли около 250 тысяч человек.

В тот же день премьер Немет преподнес "подарок" коллегам по Варшавскому пакту: распорядился открыть границу с Австрией и снять на ней 218-километровое заграждение из колючей проволоки.

Границы между рядом социалистических стран Восточной Европы были и ранее открыты.

Десятки тысяч людей, особенно восточных немцев, немедленно охватила охота путешествовать. Семьи грузили пожитки в машины и отправлялись в Венгрию, а затем в Австрию и ФРГ.

Журналисты сравнивали соцлагерь с воздушным шаром, который в одном месте проткнули булавкой.

Власти ГДР и Чехословакии протестовали, но венгерское правительство отказалось восстановить статус-кво.

Кадар умер 6 июля 1989 года - через три недели после посмертного торжества своего главного политического врага.

В мае 2007 года могила Кадара на кладбище в Будапеште была осквернена, а часть останков похищена. Неизвестные оставили неподалеку надпись черной краской: "Убийца и предатель не имеет права лежать в святом месте".

Последние аккорды

6-9 октября в Будапеште прошел съезд ВСРП. Он должен был стать XIV-м, но, чтобы подчеркнуть его особую роль и разрыв с прошлым, организаторы официально назвали мероприятие "съездом 89".

Партия убрала из своего названия слово "рабочая", приняла социал-демократическую программу и объявила о прекращении деятельности первичных организаций на предприятиях и в учреждениях. Карой Гросс утратил свой пост, партию возглавили Реже Ньерш и его сторонники.

После этого законодательное оформление смены государственного строя на сессии парламента стало делом техники.

В феврале 1990 года ВСП инициировала проведение "круглого стола" с другими партиями по польскому образцу, но итоги прошедших в два тура, 25 марта и 8 апреля, парламентских выборов сделали переговоры о дележе власти бессмысленными.

Победила правая оппозиция. Социалисты получили всего 10,89% процента голосов. Их кандидат в президенты, Имре Пожгаи, уступил представителю правых Арпаду Генцу.

В новой жизни

Если не считать массовых беспорядков в Будапеште в сентябре 2006 года, устроенных сторонниками правых партий, гражданский мир в посткоммунистической Венгрии ни разу серьезно не нарушался.

Венгрия оказалась единственной страной бывшего советского блока, где не делалось даже попытки судить кого-либо за прошлое.

Страна прошла через рыночные реформы легче и безболезненнее соседей.

В 1999 году она стала членом НАТО, а в 2004 году - Евросоюза.

Image caption Комсомольское прошлое не помешало Ференцу Дюрчаню стать миллионером и европейским политиком

В феврале 2008 года директор Службы национальной безопасности Венгрии Шандор Лаборч, в 1980-х годах учившийся в высшей школе КГБ в Москве, стал председателем Комитета НАТО по разведке. Никто из западных членов альянса не возражал против его кандидатуры.

Консервативное меньшинство бывшей правящей партии 17 декабря 1989 года провело свой съезд и объявило о продолжении деятельности ВСРП. В 1993 году она была переименована в Венгерскую рабочую партию, а позднее разделилась на две коммунистические организации. Сколько-нибудь заметным влиянием в современной Венгрии они не пользуются.

Зато Венгерская социалистическая партия нашла себя в новой жизни. Начиная с 1996 года, она не раз выигрывала свободные выборы и формировала правительство в одиночку или в коалиции с Союзом свободных демократов.

Нынешний лидер ВСП, бывший функционер Ассоциации коммунистической молодежи, а ныне предприниматель-миллионер Ференц Дюрчань, возглавлял правительство с сентября 2004-го по апрель 2009 года, когда был вынужден уйти в отставку из-за кризиса.

Михаил Горбачев и Борис Ельцин публично признали подавление венгерского восстания ошибкой. Власти страны удовольствовались этим и не требуют от Москвы официальных извинений, тем более материальной компенсации, предпочитая участие в проектах по транспортировке российского газа в Европу.

Новости по теме