Человек, который приподнял "железный занавес"

  • 27 октября 2009
Миклош Немет
Image caption Коллеги предупреждали Немета о возможных последствиях

В сознании большинства людей революционный 1989 год и падение Берлинской стены прочно связан с такими именами, как Лех Валенса, Вацлав Гавел и Михаил Горбачев.

Между тем имя человека, который проделал первую и очень важную прореху в "железном занавесе", разделявшем Европу времен холодной войны, на Западе удостоилось гораздо меньшего внимания.

Его зовут Миклош Немет, экономист, ставший в ноябре 1988 года премьер-министром Венгрии и проводивший свою политику вопреки всем правилам, которые были предписаны руководителям стран коммунистического блока.

Его атака на "железный занавес" началась, как ни странно, в те дни, когда он пересматривал бюджет страны на 1989 год.

Он заметил, что в графе расходов министерства внутренних дел проставлена невероятно огромная сумма. Когда ему объяснили, что такие большие деньги необходимы для обновления колючей проволоки на границе между "восточным фронтом" холодной войны - Венгрией и "западным" – Австрией, он, по его собственным воспоминаниям, тут же стер написанное.

Тревожные слухи

Сильно нервничавшие коллеги предупредили Немета о возможных последствиях. Воспоминания о жестоком вторжении советских войск в Венгрию в 1956 году все еще были живы в памяти.

Однако Немет решил проверить на подлинность обещания "новой эры", сделанные советским лидером Михаилом Горбачевым.

В марте 1989 года он навестил Горбачева и сообщил ему о решении венгерского правительства в скором будущем демонтировать пограничные заграждения на границе с Австрией.

"Я не спрашивал разрешения", - вспоминает Немет.

Когда колючая проволока начала исчезать и пограничный контроль между двумя странами заметно ослаб, он подспудно ждал, что вот-вот раздастся злой телефонный звонок из Москвы, и вздохнул свободно, когда его не последовало.

Реакция Москвы убедила Немета, что брежневская доктрина, которая давала прежним советским лидерам право вторгаться в другие страны ради защиты ортодоксальных коммунистических идей, умерла.

Однако вероятность того, что Горбачев будет смещен сторонниками жесткого курса, которые могут воспользоваться фактом присутствия на территории Венгрии тысяч советских войск, беспокоила постоянно.

Немет вспоминает, как некоторые московские источники, приближенные к спецслужбам, сообщали о подобных "тревожных звоночках".

Ослабление пограничного режима и готовность Немета рассмотреть возможность создания многопартийной системы в стране приводила в ярость более консервативных лидеров других коммунистических стран.

Больше не "товарищ"

На встрече стран-членов Варшавского Договора в июле 1989 года к венгерскому премьеру с пламенной речью обратились румынский лидер Николае Чаушеску и лидер ГДР Эрик Хонеккер.

"Они называли меня "мистер" вместо "товарищ", - вспоминает Немет с гордой улыбкой.

"Мистер" было страшным оскорблением среди европейской коммунистической элиты.

Между тем присутствовавший на том же заседании Горбачев ничего не говорил, но, вспоминает Немет, "он подмигнул мне в знак безмолвной поддержки".

Немет рисковал вызвать нешуточный гнев Хонеккера, когда решил "перейти Рубикон" и окончательно открыть границу с Австрией.

Это позволило тысячам восточных немцев, которые, услышав об ослаблении пограничного режима, устремились в Венгрию, уехать на Запад безо всяких выездных виз через австро-венгерскую границу.

Но сначала Немет предусмотрительно заключил тайное соглашение с правительством ФРГ, дав тому время подготовиться к приему переселенцев.

В знак благодарности канцлер ФРГ Гельмут Коль помог Венгрии расплатиться с ее огромным долгом западным банкам.

Новая Европа

Image caption Гельмут Коль побывал в Венгрии накануне своего исторического визита в ГДР.

Такой решительный удар по "железному занавесу" нанес серьезный урон авторитету ГДР.

Вскоре Хонеккер потерял власть, а спустя несколько недель пала Берлинская стена. "Никто из нас, включая Коля, не ожидал, что сработает эффект домино", - говорит Немет.

Западногерманский канцлер побывал в Венгрии незадолго до своего исторического визита в ГДР, проложившего дорогу к воссоединению страны.

По словам Немета, было видно, как сильно нервничал Коль. Глава ФРГ рассказал Немету по секрету, что не знает, о чем говорить с представителями ГДР - настолько они отличались от западных немцев, с которыми он был знаком.

Венгерский премьер посоветовал Колю не давать никаких обещаний, но призвать к терпению и напряженной работе.

Перед Неметом также стояла задача убедить Маргарет Тэтчер, не поддерживавшую идею объединения Германии. Она сказала своему венгерскому коллеге, что после 40 лет стабильности холодной войны начало происходить что-то странное.

"Я подчеркивал, что выбора нет, - рассказывает Немет, - и мы должны объединить усилия для выработки новой системы безопасности".

Строительство новой Европы премьер-министр Венгрии продолжил в качестве вице-президента Европейского банка реконструкции и развития, но ничто не сможет сравниться с ролью, которую ему пришлось сыграть в европейской истории 20 лет назад.

"Я не сотворил ничего невероятного, а просто делал все, что было возможно в то время", - говорит теперь Немет.

Самое большое одобрение своих действий он получил не от политиков, а от своих родных.

"После ухода в отставку в 1990 году, - вспоминает он, - я вернулся в свою родную деревню. Мой отец похлопал меня по спине и сказал: "Молодец, сынок, я все еще держу свою голову высоко поднятой, когда выхожу из дома".

Новости по теме