"Я согласился стать смертником"

  • 13 ноября 2009

14-летний мальчик в районе Баджаур на северо-западе Пакистана рассказал, как его забрали талибы и пытались сделать из него шахида-смертника.

Сейчас мальчик находится в одном из подразделений пакистанской армии.

О своих злоключениях он подробно рассказал корреспонденту Би-би-си Орле Герин. Подтвердить его историю из независимых источников у Би-би-си не было возможности.

Image caption Мальчик рассказал, как его били, пока он не согласился стать смертником

За мной пришли пять человек в Баджауре. Они меня обманули: мне сказали, что они хотят отрубить голову моему отцу.

Я пошел с ними, но отца там не было. Меня связали.

Они сказали: "У тебя два варианта: или мы отрежем тебе голову, или ты станешь шахидом". Я отказался.

Там было еще двое ребят моего возраста. Их тоже готовили в шахиды. Если мы отказывались, нам связывали руки за спиной и били.

Они нам говорили, что мы попадем на небо: "Там у вас будет мед и сок, вам явится Всевышний, а на небе у вас будет прекрасный дом".

Мы их просили выпустить нас на молитву, а нам говорили: "Вы уже почти на небе, молиться вам не надо".

Меня пять дней сильно били. Есть не давали. Били, пока я не согласился. Тогда меня отделили от остальных ребят.

Задание в мечети

Меня поместили в кладовую и стали давать мне таблетки. Потом меня отправили к Маулви Такиру [командиру талибов в Баджауре]. После всего этого мне было сказано, что я должен выполнить свое дело в мечети.

Это была обычная мечеть, но тамошний проповедник выступал против талибов, и они объявили его врагом. Мне они сказали, что он - неверный, не мусульманин.

С меня сняли рубашку и надели пояс шахида. На груди там было два крючка. Мне сказали - пойдешь туда, крикнешь "Аллах акбар" и рванешь эти два крючка.

Потом они меня туда отвезли, показали мечеть и уехали.

Я был как пьяный и ничего не чувствовал. Я пришел в себя уже только в мечети. Я увидел мирное, доброе лицо проповедника, а в мечети - много святых книг. В мечети люди молились. И я подумал - они все мусульмане. Как я могу пойти на такое? Я решил, что не буду - и вышел из мечети.

Я сел под деревом неподалеку и стал дожидаться окончания молитвы. А потом вернулся к талибам. Они меня обругали "сукиным сыном" и спросили, почему я вернулся, не сделав дела.

Я сказал, что у мечети всех обыскивали и что внутрь я пройти не мог. С меня сняли пояс и отправили к Маулви Факиру.

Меня связали, но я сказал, чтобы мне дали еще одну возможность и что я сделаю то, что мне говорят. Мне поверили.

Дня два я оставался с ними. Потом я добрался до дороги, нашел попутку и приехал домой. Они приехали за мной - хотели удостовериться, что я там, а не сбежал куда-нибудь.

"Уничтожить Талибан"

Талибы меня сильно били, у меня все спина в шрамах и ссадинах. Мои родители увидели, мать заплакала. Они мне сказали, чтобы я к талибам не возвращался. Мой отец стал их спрашивать, почему они ко мне привязались.

Однажды он взял оружие и пошел к ним. Но его чуть не убили, он вернулся и заперся дома.

До того, как пришли талибы, у нас была свобода. Мы могли свободно играть, ходили в школу. Никаких запретов у нас не было. По утрам и вечерам мы мы играли в игры, сидели и болтали с друзьями. Мы слушали музыку на своих мобильных.

Они все это запретили. Нам ничего нельзя. Нам не дают играть в крикет и ходить в школу. Мы стали жить как в тюрьме.

Я хочу пойти в армию, потому что солдаты - защитники страны. Они воюют за правое дело. Я хочу воевать против талибов. Моя единственная цель - защищать свою родину. Талибан должен быть уничтожен.

Я хочу сказать талибам, что они злые, и то, что они сделали со мной, это несправедливо. Я не могу убивать невинных мусульман.

Я их не боюсь. Я боюсь только Аллаха и только перед ним держу ответ.

Новости по теме