Таджиков принудительно-добровольно просят купить акции ГЭС

  • 2 декабря 2009
Эмомали Рахмон
Image caption У бюджетников суммы на акции будут просто удерживаться из зарплаты

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон обязал каждую таджикскую семью выкупить у государства акции Рогунской ГЭС, на сумму около 700 долларов США при средней зарплате в 60 долларов.

Таким образом правительство страны надеется в кратчайшие сроки собрать необходимые 600 миллионов долларов на возведение первых энергоблоков стратегической для Таджикистана гидроэлектростанции.

По мнению официального Душанбе, завершение строительства Рогуна позволит стране добиться энергетической независимости.

Однако против запуска ГЭС выступает соседний Узбекистан.

Сознательность и патриотизм

По распоряжению президента, выпуск акций крупнейшей в стране ГЭС уже начался, и в начале будущего года они будут введены в обращение. Таджикские власти надеются, что население поддержит руководство республики и откликнется на просьбу выкупить часть ценных бумаг.

"Каждая таджикская семья, кроме малообеспеченных, должна приобрести акции, на сумму не менее 3000 сомони (около 700 долл. - ред.)", - заявил президент Рахмон.

При этом средняя заработная плата в Таджикистане составляет около 60 долларов. А минимальная сумма, не облагаемая налогом, - 35 сомони (около восьми долларов).

Предприниматели и бизнесмены обязаны вложить в дело строительства Рогуна больше средств. Для них конкретная сумма не оговаривается.

Стройка века

Image caption Строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане называют стройкой века

Средняя таджикская семья состоит примерно из шести человек. Как правило, содержит ее один работающий член семьи. Если предположить, что этот человек – сотрудник бюджетной организации со средней заработной платой, ему необходимо перечислить государству 10 своих месячных окладов.

По разным данным, более миллиона граждан Таджикистана находится на заработках в России. Многие семьи фактически живут на деньги, высылаемые на родину гастарбайтерами.

Большие вложения в ГЭС поощряются государством, которое выступает основным гарантом сохранности и возврата денег. Призыв президента Рахмона обращен к гражданам Таджикистана, поскольку только они имеют право приобретать акции гидроэлектростанции, являющейся государственной собственностью и стратегически важным объектом.

Это не первое обращение к населению страны с просьбой помочь в возведении и строительстве ГЭС. Ранее таджикские власти призывали жителей страны добровольно отдать половину своей месячной зарплаты в фонд строительства Рогунской ГЭС.

Этот объект, строительство которого было начато еще в советские времена, в Таджикистане называют проектом века.

По мнению официального Душанбе, запуск энергоблоков станции позволит стране добиться энергетической независимости, а государствам Центральной Азии - решить проблемы с постоянным энергоснабжением.

Будущее родины не всем по карману

Image caption Сумма, которую требует государство, составляет годовую зарплату многих таджиков

Чиновники уверены, что каждый гражданин страны с радостью внесет свою лепту в строительство объекта, от которого зависит, по их мнению, будущее родины. Между тем, простые жители новую инициативу поддерживать не спешат.

"У нас ведь есть люди, имеющие достаточно денег и они могут внести свою лепту в это дело, - говорит душанбинский учитель Зикрилло Джабиров. – Но преподаватели нашей школы не смогут собрать необходимую сумму. Мы получаем так мало, что просто не можем купить акции".

Его коллега Фаррух Сангинов считает, что идея о сборе средств для Рогуна хорошая, но сам он лично купить акции не сможет.

"Была бы была возможность купить эти акции, я бы купил. Но я получаю 200 сомони, а мешок муки на базаре стоит 90-100 сомони. Таким образом, я зарабатываю только на два мешка муки. Так что на акции денег нет" - говорит Фаррух Сангинов.

Прошлый обман и нынешние уговоры

Идею властей о сборе народных средств аналитик Парвиз Муллоджонов считает хорошей. Однако убедить население Таджикистана, большинство которого живет за чертой бедности, будет нелегко, полагает эксперт. По мнению Парвиза Муллоджанова, проблема состоит еще и в том, что народ просто не верит властям.

Несколько лет назад таджикские власти уже обращались к жителям страны с просьбой помочь построить еще одну ГЭС - Сангтудинскую. Средства собирались по всей республике, и гражданам даже раздали специально выпущенные акции. Теперь большая часть акций Сангтудинской ГЭС-1 принадлежат России, а Сангтуда-2 строится иранской стороной. Ни о каком возврате народных денег речи не идет, отмечает Муллоджанов.

Покупка ценных бумаг на строительство Сангтуды тогда тоже было делом обязательным, хотя формально все было добровольно. Власти Таджикистана сейчас старательно обходят стороной любое упоминание об этом.

"Идея акций достаточно скомпрометирована. Люди покупали эти акции, а все в итоге было отдано другим инвесторам. Многое будет зависеть от того, как правительство и соответствующие ведомства смогут объяснить населению, что в этот раз все будет по-другому, без обмана" - поясняет аналитик Парвиз Муллоджанов.

Убедить население в том, что покупка акций – это выгодное вложение средств и есть самое сложное дело. Нужны гарантии, уверен Георгий Петров – заведующий лабораторией гидроэнергетики института водных проблем, гидроэнергетики и экологии АН Таджикистана.

"Гарантии правительства хотя бы в том, чтобы вернуть со временем вложенные средства. Но ведь акции покупаются с тем, чтобы получать дивиденды, а может ли их получение гарантировать правительство? Оно может только быть гарантом их сохранности. Через несколько лет вложенные нами сегодня средства, с учетом инфляции обесценятся в несколько раз" - сказал ученый-энергетик.

Быть или не быть…

Image caption Стоимость акций более чем в 10 раз превышает среднюю зарплату

Акции Сангтудинской ГЭС в 1996 году продавались по цене 10 долларов США. Для военного Таджикистана тех лет, 10 долларов - немалые средства, на которые можно было прожить около месяца. Сегодня на эти деньги можно приобрести чуть больше двух килограммов мяса.

"Правительство не хочет обманывать народ. Думаю, оно само обмануто кем-то. Недостаточно информации у самого правительства. Даже, если мы соберем 157 миллионов с населения, на Рогуне нужно в 10 раз больше. А дальше что? Задача руководства доказать народу, что деньги не пропадут, а вот этого никто сделать не может", - говорит Георгий Петров, заведующий лабораторией гидроэнергетики института водных проблем, гидроэнергетики и экологии Академии наук Таджикистана.

Примерная стоимость Рогунского проекта оценивается в 1 миллиард долларов.

Инвестиции для него найти будет гораздо легче, если свое согласие на возведение гидроэлектростанции даст Узбекистан, который также зависит от протекающих через Таджикистан рек.

Позиция соседнего Узбекистана является решающей для многих потенциальных инвесторов. Однако пока Ташкент не поддержал ни один энергетический проект в Таджикистане.

Политолог Абдугани Мамадазимов полагает, что "рогунский вопрос" для властей – вопрос принципа.

"Рогун для таджиков – это вопрос национальной безопасности. Рогун - означает быть или не быть таджикской нации. Это тот самый переломный момент, когда страна должна объединится и сама построить ГЭС. Можно понять недоверие населения. Все мы знаем об основных проблемах власти – местничестве и коррупции, - но нам необходимо запустить два первых энергоблока. Потом будет проще. Появятся инвесторы", - уверен эксперт Абдугани Мамадазимов.

Боязнь преследований и увольнений

Наблюдатель Шокирджон Хакимов опасается, что сбор денег на Рогун превратится в соревнование между министерствами и ведомствами, когда один руководитель будет конкурировать с другим, кто больше соберет средств.

При этом мнение рядовых сотрудников бюджетных организаций никто спрашивать не станет. Им просто не будут выдавать часть зарплаты, которая пойдет в фонд строительства Рогуна или на покупку акций. Как показывает практика, открыто свое возмущение жители высказывать не будут, боясь преследования или перспективы остаться без работы.

"Я поддерживаю инициативу президента Рахмона. Без Рогуна достичь энергетической и национальной безопасности невозможно, но боюсь, что опять будут допущены тактические ошибки. Теперь главы городов, областей, районов, ведомств под предлогом покупки акций не будут выполнять свои обязательства по выплате зарплат и социальных пособий", - считает Шокирджон Хакимов.

"Как в советские времена, тогда сбор хлопка тоже носил добровольный характер, но фактически использовали механизмы принуждения. У меня есть опасения, что мероприятие по сбору средств для Рогуна станет таким же", - добавил эксперт.

Разрыв с "Русалом"

Ранее обязательство по строительству станции взяла на себя российская компания "Русал". Начало работ, между тем, затянулось на несколько лет.

Взаимные обвинения таджикских властей и руководства "Русала" закончились громким разрывом. Душанбе в одностороннем порядке отказался от услуг российской компании.

После этого президент страны Эмомали Рахмон заявил, что Таджикистан намерен собственными силами достроить Рогунскую ГЭС.

Душанбе настаивает, чтобы контрольный пакет Рогуна находился у государства. Наблюдатели полагают, что это может быть связано и с опытом Сангтудинской ГЭС.

Россияне, которые владеют большинством акций первой очереди Сангтудинской ГЭС, неоднократно грозились приостановить работу из-за долгов таджикской стороны. Ряд политологов считает, что контрольный пакет акций – это постоянная возможность контроля над таджикским правительством, своего рода рычаг давления. В случае с Рогуном Душанбе не намерен допускать подобных ошибок.

Недружественный Узбекистан?

Между тем, Узбекистан с 1 декабря официально покинул объединенную энергосистему Центральной Азии. Фактически энергосистемы Узбекистана и Таджикистана работают в автономном режиме с конца октября, когда узбекские энергетики в одностороннем порядке, без уведомления вышли из единой системы.

Александр Силантьев, советник главы энергокомпании "Барки Тоджик" заявил, что время выхода Ташкента из системы выбрано не случайно. В осенне-зимний период Таджикистан испытывает жесткий дефицит энергии и вынужден импортировать ее у соседей.

Однако с связи с решением Узбекистана транзит энергии в Таджикистан из Туркменистана становится невозможным по технической причине.

"Экономика и только, никакой политики", - заявил в Душанбе узбекский дипломат Шокасым Шоисламов. Он напомнил, что решение о выходе из общей системы ранее принял Туркменистан и в ближайшее время о своем выходе объявит Казахстан.

Посол Шокасым Шоисламов, объясняя причины выхода своей страны из региональной ОЭС, рассказал о "хищениях электроэнергии" таджикской стороной и несогласованности действий между государствами региона.

В Душанбе эти заявления назвали необоснованными и некорректными. Выход Узбекистана из ОЭС расценили как недружественный шаг. Однако никаких ответных мер Таджикистан предпринимать не намерен.

Ташкенту напомнили о трудностях, с которыми Таджикистан сталкивался каждый раз, когда речь заходила о транзите туркменской электроэнергии в страну через территорию Узбекистана.

Узбекская сторона, по мнению, Сергея Ткаченко – заместителя начальника центра диспетчерской службы энергокомпании "Барки Тоджик", намеренно затягивала подписание договоров о транзите, либо без объявления причин и предупреждений, прекращала поставки энергии в Таджикистан.

Борьба за рынок

Наиболее чувствительным выход Узбекистана из объединенной энергосистемы станет для Таджикистана и Кыргызстана. Обе страны испытывают значительный дефицит электроэнергии в зимнее время, что вынуждает сокращать подачу энергии потребителям до нескольких часов.

Нехватку энергии последние два года Таджикистан сокращал за счет транзита туркменской электроэнергии. Однако в этом году в связи с решением Ташкента транзит энергии в Таджикистан из Туркменистана стал невозможным по технической причине.

По мнению наблюдателей, между странами региона началась борьба за потенциальные рынки сбыта энергии. Таджикистан и Узбекистан экспортируют электроэнергию в соседний Афганистан.

Завершение строительства Рогунской ГЭС позволит Душанбе продавать энергию в Пакистан, Иран, Индию и страны Средней Азии. Узбекистан, как полагают эксперты, хочеть воспрепятствовать этим планам, так как претендует на роль крупнейшего экспортера энергии в страны Южной Азии.

Новости по теме