Награды и благие намерения

  • 10 декабря 2009
Обама на пресс-конференции в Норвегии
Image caption На церемонии награждения Обаме придется объяснить, почему он принял награду

В 1938 году, когда Гитлер аннексировал Австрию, Лига наций (предшественница ООН) занималась проблемами куда менее важными - обсуждала стандартизацию железнодорожных переездов. Неудивительно, что по мере распространения войны на все большие территории Лига оказалась ненужной.

После первой мировой войны одним из первых сторонников создания некоего международного органа был американский президент Вудро Вильсон. Для предотвращения еще одной мировой войны он представил на суд общественности четырнадцать пунктов-предложений, которые, по его мнению, должны были способствовать укреплению мира. В их числе было и создание Лиги наций.

За свою деятельность Вильсон получил Нобелевскую премию мира. Однако Версальский договор, подписание которого закрепляло создание Лиги, подготовил почву и для начала Второй мировой войны. История может жестоко обойтись с благими намерениями.

Президент Обама также получил Премию мира за благие намерения – за те, которые нельзя оценить. Это была награда за идеалы, прозвучавшие во время его предвыборной кампании. Его номинировали всего через 12 дней после инаугурации.

Это была премия еще и за то, что Барак Обама – не Джордж Буш-младший. В Белом доме, по мнению многих европейцев, уже не было шерифа, действующего в одиночку. Вместо него появился лидер, предложивший партнерство. Премия мира Обаме, с точки зрения Европы, была своеобразным способом выразить политическую поддержку.

Письма со всего мира

Когда пресс-секретарь Белого дома Роберт Гиббс разбудил президента в 6.30 утра, чтобы сообщить о присуждении награды, у него могли быть дурные предчувствия. Сложно представить себе, чтобы Обама хотел получить Нобелевскую премию. Вместе с ней приходит критика и оценки - а для этого было слишком рано. Противники Обамы получили повод, чтобы заявить – он не смог ничего добиться.

Объявление о премии спровоцировало поспешные выводы. У сегодняшнего президента совсем другой образ, чем был в январе – теперь он сформирован реалиями власти. Как гласит старая поговорка, "кампании пишутся стихами, а править приходится прозой".

Награда за видение

Президент Обама – лауреат Премии мира, который только что отправил еще 30 тысяч военнослужащих в Афганистан. Он предложил Ирану диалог, но получил отпор. На Ближнем Востоке прогресс незначительный. Тюрьма в Гуантанамо по-прежнему работает.

Однако было бы неверно сказать, что он не достиг ничего. Сам факт его избрания – уже достижение. Афроамериканец в Белом доме изменил ход истории. Дерзость его надежды привлекла огромное количество людей, у многих из них политика до того вызывала отторжение.

Премия была за видение: за его "выдающиеся достижения в укреплении международной дипломатии и сотрудничества между странами". Тем, кто номинировал Обаму, должна была понравиться его речь в Каире, предлагающая сократить разрыв между Западом и исламом.

Им наверняка импонирует его решение посетить итоговые сессии саммита в Копенгагене, когда американское руководство окажется в центре внимания. Они, вероятно, согласились бы с исполнителем Боно в том, что Обама заслужил награду за курс на борьбу с нищетой по всему миру.

Так что же может сказать президент в Осло? Он должен быть скромным. Он должен объяснить, почему он принял эту премию, едва возглавив страну. Опять же, он может сказать, что не существует альтернативы сотрудничеству разных стран для разрешения мировых проблем, и США хотят стать партнером в этом.

Однако, как и в случае с Вудро Вильсоном, реальность может поставить крест на самых благих намерениях и мечтах.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.