Таджики в афганской войне: неожиданный марш-бросок

  • 25 декабря 2009
Таджикский военный
Image caption В Афганистан были призваны более 15 тысяч таджикистанцев

Афганская война для многих жителей советского Таджикистана началась задолго до официальной даты ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан. Первыми по заданию компартии были подняты резервисты, которым на сборы дали ровно час.

В начале декабря, за месяц до начала вторжения, без предупреждения офицер запаса Советской Армии Хусейн Хасанов был поднят буквально с постели и отправлен на таджикский военный полигон "Ляур", а затем в узбекский Термез, на узбекско-афганскую границу.

"Собирали офицеров запаса и солдат. Поднимали нас прямо с постели. Не давая возможности попрощаться с семьей. На полигоне собрали целую вооруженную армию в полной боевой готовности. Через некоторое время нас направили в Термез. Нам сказали - на военные учения. Про Афганистан никто ничего не говорил", - рассказал Хусейн Хасанов.

Image caption За месяц до начала вторжения Хусейн Хасанов был отправлен на узбекско-афганскую границу

О сложной военно-политической ситуации в соседнем Афганистане жители Таджикистана узнавали из сообщений в СМИ. Программы иновещания республиканского радио прокручивали обращение лидеров НДП Афганистана, просивших помощи у Советского Союза. Понять просьбу афганских коммунистов Кармаля и Тарики, говоривших на дари, было не сложно. Таджикский, персидский и дари – один язык.

Паника и слухи

Вскоре жители Душанбе и приграничных районов республики стали свидетелями переброски тяжелой техники, которая шла в одном направлении, на юг, в сторону Афганистана. Между тем, никаких официальных сообщений не было, что вызывало панику и множество слухов среди населения, рассказывает участник афганской войны Вали Саерабеков.

"По танкам на улице начали догадываться, что происходит что-то на границе. Но никакой информации официальной не было. Начали появляться слухи. Встретил знакомого, который собрал всю свою семью, оставил дом и срочно перебрался в горы прятаться. Многие думали, что началась масштабная война. Америка напала не только на Афганистан, но и собирается напасть на Таджикистан", - вспоминает те дни офицер-переводчик Вали Саерабеков.

Image caption Офицер Саттор Джалилов встречал ограниченный контингент в Афганистане

Многие советские солдаты о своем направлении в Афганистан узнавали перед самым вылетом в Кабул. О месте прохождения службы не извещали и родных. Офицер Саттор Джалилов встречал ограниченный контингент в Афганистане.

"Когда ввели туда войска наши, солдаты и офицеры не думали, что им придется воевать. Многие полагали, что они вошли для поддержки и защиты правительства и национальной армии Афганистана. В первые дни советским войскам противостояли небольшие группировки, состоящие из 10-15 человек. Война потом началась", - говорит военный.

Получив сообщение о вводе войск, Саттор Джалилов не предполагал, что речь идет не об очередной спецоперации, а о крупномасштабной войне. О планах руководства знали единицы. Не только в Афганистане, но и в Союзе.

"На аэродром Баграм каждые две минуты садился советский борт. И при включенном двигателе оттуда выезжали тяжелая техника, танки, и на ходу десантируются солдаты. И так до утра", - говорит Саттор Джалилов.

Душман и предатель

Офицер Вали Саерабеков рассказывает, как сложно приходилось советским мусульманам. Он вспоминает до сих пор вопрос, который чаще других задавали ему мирные афганцы и командиры моджахедов: как тысячи советских мусульман согласились воевать с единоверцами. Это обстоятельство сильно осложняло службу и среди своих.

Image caption Вали Саерабеков служил в Афганистане офицером-переводчиком

"С проявлениями недоверия боролись, но чаще всего это происходило среди рядовых солдат. Дедовщина была очень сильна в советской армии, даже в условиях войны. Молодой таджик рассказал мне, что готов перебежать к моджахедам или расстрелять своих сослуживцев. Причина была в том, что они называли его душманом и предателем и говорили, что не доверяют солдату", - вспоминает Вали Саерабеков.

По официальным данным, выполнять интернациональный долг в Афганистан были призваны более 15 тысяч таджикистанцев. 366 из них погибли. Почти в каждом полку, разведотделе служили таджики, которые выполняли роль переводчиков.

По словам Вали Саерабекова, в середине войны моджахеды поменяли тактику ведения войны. Это была не просто партизанская война, противники убивали простых солдат. На родине, особенно в советских азиатских республиках, груз-200 встречали и хоронили целыми селениями. Росло народное недовольство. В Кремле об этом знали, и в последние годы число призывников из Центральной Азии на службу в Афганистан заметно уменьшилось.

"В последние годы моджахеды старались уничтожать живую силу. Они понимали, как это ощутимо. Назревало недовольство среди людей. Понимали это и в руководстве Советского Союза. Старались решить", - делится воспоминаниями офицер.

Решение о вводе советских войск в Афганистан многие участники афганской войны и жители страны считают политической ошибкой руководства Советского Союза. Однако отвечать за эти ошибки должны не солдаты, выполнявшие приказ, а ответственные лица, принявшие это решение.

Таджикистан и Афганистан разделяют 1500 километров границы. Эти участки до сих пор считаются опасными. Непрекращающиеся попытки трафика наркотиков и оружия через таджикско-афганскую границу вызывает озабоченность властей страны.