Оранжевое многоцветье

  • 7 января 2010
Демонстранты во время оранжевой революции
Image caption В декабре 2004 года многим казалось, что оранжевая революция принесет демократию в страны СНГ

Оранжевый цвет стал запоминающимся символом событий, которые привели к смене режима в Украине в конце 2004 года.

Благодаря этому цвету, Украина попала в центр внимания миллионов людей во всем мире. И посмотрите на зеленые головные и нарукавные повязки иранских оппозиционеров – это ли не доказательство того, что цвет имеет политический смысл и содержание.

После украинской оранжевой революции многие на Западе и в странах бывшего Советского Союза предсказывали, что Майдан вызовет эффект домино, и по СНГ прокатится волна революций, несущих с собой демократию и либерализацию, вместо царящих повсюду устоявшихся авторитарных режимов.

Оранжевую революцию называют еще и "апельсиновой", поскольку в английском слово "orange" обозначает и цвет, и фрукт. Вслед за этим в интернете стали появляться забавные названия: водочная революция в России, картофельная – в Белоруссии, нефтяная в Казахстане.

Кто не стал следующим

Отложим, однако, в сторону национальные стереотипы. Многие предсказывали, что Александр Лукашенко, правящий Белоруссией уже почти шестнадцать лет, после оранжевой революции не сможет долго оставаться на своем президентском посту.

Другие полагали, что за примером грузинской революции роз последуют Армения и Азербайджан. И что оппозиция этих стран скинет правителей, чья политическая легитимность не основывалась на результатах свободных и справедливых выборов. Было также множество предсказаний, что вот-вот придет конец репрессивному режиму в Узбекистане.

Однако эти предсказания не сбылись. Аналитики, ожидавшие больших перемен, основывались на предположениях, что демократизация неизбежна, но при этом не принимали во внимание хрупкость новых демократий. А еще они недооценивали серьезность намерений России восстановить свое влияние в "ближнем зарубежье", используя, в том числе, упреждающий подход, призванный предотвратить приход к власти прозападных лидеров.

Хорошо или плохо?

Если оглянуться на события недавнего прошлого, то можно увидеть, что в большинстве стран бывшего Советского Союза украинская оранжевая революция помогла не становлению демократии, а, наоборот, усилению авторитарных режимов. Они же, как говорят правозащитники, лишь увеличили давление на свободу слова и, особенно, на неофициальные молодежные и неправительственные группы и организации.

Даже в Грузии правительство пошло на жесткие меры, чтобы заставить замолчать своих критиков в электронных СМИ. А ведь именно Грузия стала первой страной, сменившей режим в результате "революции роз".

Центральноазиатская Киргизия стал первой костяшкой домино, упавшей после Украины. Три фактора вызвали серию событий, получивших известность как "тюльпановая революция": выборы, видимо, прошедшие с нарушениями; обида на президента и правящую семью, которых обвиняли в коррупции; и мучительная нищета и безработица, особенно среди молодых.

В отличие от Грузии и Украины, в Киргизии не было организованного оппозиционного движения во главе с харизматическими лидерами. В результате, беспорядки вскоре переросли в хаос, иногда сопровождавшийся насилием.

Президент Аскар Акаев уехал из страны, что привело к смене режима. Но события в Киргизии рассматриваются сейчас, скорее, как яростные демонстрации протеста против бедности. В стране и сейчас сохраняется опасность серьезной политической нестабильности.

В Белоруссии после оранжевой революции также были попытки использовать политический символ цвета. В сентябре 2005 года в Минске прошла несанкционированная демонстрация, участники которой отмечали шестую годовщину исчезновения популярного лидера оппозиции в 1999.

Милиция стала отбирать у оппозиционеров и членов молодежных групп, проводивших эту демонстрацию, бело-красно-белые национальные флаги, которые официально считаются незаконными. Тогда один из демонстрантов снял свою джинсовую куртку и, подняв ее, как знамя, объявил, что она станет символом протеста.

Демонстрации, последовавшие за белорусскими президентскими выборами 2006 года, вскоре получили в иностранных СМИ название "джинсовой революции". Протесты, однако, вскорости были подавлены властями. Спустя почти четыре года, оппозиция в этой стране раздроблена, популярность президента – если верить опросам общественного мнения – остается высокой. В Белоруссии не было ни смены режима, ни, тем более, революции.

Изменившийся подход России

Image caption Авторитарные режимы во многих странах СНГ консолидировались после оранжевой революции

Один из украинских комментаторов назвал оранжевую революцию "9/11 Москвы". Однако те, кто были вовлечены в проведение (безусловно, провалившейся) российской политики в то время, все еще близки к правительственным кругам, и даже остаются ключевыми игроками в медиа-сфере.

В частности, к их числу относится специалист по избирательным технологиям Глеб Павловский, которому недавно запретили въезд в Украину по причинам, связанным с национальной безопасностью.

Однако сейчас у российских властей иной подход. Повторения такой открытой, односторонней вовлеченности России в выборы в соседних государствах, как в 2004 году, сейчас видимо, не будет. И действительно, Глеб Павловский объявил, что Россия должна добиваться своих целей другими средствами, через СМИ, социальные сети и общества, а не путем откровенной поддержки "своих" кандидатов на выборах в других странах.

Взгляд Запада

А как на это смотрит Запад? Провалились ли попытки Запада, в первую очередь, Евросоюза, воспользоваться возможностями, которые предоставила оранжевая революция? В конце концов Польша активно призывала ЕС дать Украине более или менее реалистичную дорожную карту, в результате чего страна имела бы перспективу членства в Евросоюзе.

Однако сейчас ЕС скептически относится к тем ожиданиям и надеждам на членство в Евросоюзе, которые в 2004 году могли иметь украинцы, грузины или молдаване. Украина сейчас находится в одной "корзине" с такими странами, как Белоруссия и Армения, в рамках программы "восточного партнерства", преследующей, по крайней мере, скромные цели.

Тем не менее, ЕС прилагает усилия для развития сотрудничества с Украиной в сфере бизнеса и торговли. И здесь ситуация претерпела серьезные изменения. ЕС является самым крупным торговым партнером Украины и – с большим отрывом – крупнейшим инвестором.

За прошедшие пять лет Украина стала для многих на Западе гораздо ближе и доступнее, благодаря таким вещам, как безвизовый въезд в страну для граждан ЕС, Евровидение и, конечно, будущий чемпионат Европы по футболу 2012 года.