Барак Обама: на краю политической пропасти?

  • 26 января 2010
Барак и Мишель Обама, восковые фигуры
Image caption Копии первой пары США появились в нью-йоркском музее Мадам Тюссо

После сокрушительного поражения американских демократов в Массачусетсе, их политической вотчине, где они не сумели отстоять место своего титана Эдварда Кеннеди, они оказались на перепутье.

Перед демократами встал выбор: продолжать идти прежним курсом - или повернуть штурвал вправо, к политическому центру, как сделал в 1994 году Билл Клинтон после политической катастрофы, постигшей его партию, когда впервые за десятилетия демократы потеряли тогда большинство в обеих палатах конгресса.

С прошлого вторника, когда массачусетские избиратели неожиданно для всех отправили в сенат США республиканца Скотта Брауна, он почти исчез со сцены, но на ней появились Тельма и Луиза. И другой Скотт – Ридли, снявший в 1991 году популярный фильм "Тельма и Луиза", который неоднократно мелькал сейчас в рассуждениях американских политических комментаторов.

В конце фильма за героинями гонится полиция, но они не желают провести остаток жизни в тюрьме и на полном ходу слетают в пропасть.

Эта метафора характеризует первый вариант, который могли бы избрать сейчас демократы и к которому, судя по всему, склоняется президент Барак Обама. Пессимисты предупреждают, что если партия спешно не поменяет сейчас курс, то на ноябрьских выборах ее ждет катастрофа. Поговаривают даже о том, что конгресс может перейти в руки республиканцев.

Либералов больше не стало

На данный момент такой исход все еще кажется маловероятным, но никто не спорит, что правящая партия потеряет в ноябре десятки мандатов в обеих палатах конгресса. Проигранные демократами выборы в Вирджинии и Нью-Джерси, а теперь и в ультрапрогрессивном Массачусетсе наводят на мысль, что партия делает что-то неправильно. Вопрос, что именно.

Консервативные комментаторы давно доказывают, что демократы сделали неправильный вывод из результата выборов 2008 года, решив, что он знаменует тектонический сдвиг влево. Бывший политтехнолог Клинтона луизианец Джеймс Карвилл фантазировал год назад, что демократы укрепились у власти на четыре десятилетия, и выпустил книгу с триумфальным названием "Еще 40 лет".

Image caption Не все считают Обаму номером 1

Но опросы показывают, что соотношение идеологических сил в США в последние годы практически не изменилось. А если несколько изменилось, то даже в пользу консерватизма.

В январе 2006 года 24% опрошенных назвали себя либералами, 38% - умеренными и 34% - консерваторами. Два года спустя результат был почти такой же: 24% либералов, 37% умеренных и 34% консерваторов. Год назад 23% называли себя либералами, все те же 37% - умеренными, а 35% - консерваторами.

Сейчас число либералов снизилось до 21%, а консерваторов - выросло до 40%. В декабре 48% независимых избирателей сказали, что за последние два года их взгляды сделались консервативнее.

Что изменилось, так это отношение к партиям.

Цена реформы

В середине 2003 года, например, демократами назвали себя 38% опрошенных, а в ноябре 2008 их было уже 45%. Причин много: падение популярности Буша, шалости республиканских членов конгресса и их обыкновение безудержно тратить бюджетные деньги, усталость от войны и, наконец, харизма Обамы.

Все это сыграло на руку Демократической партии, но, по словам консерваторов, не ознаменовало резкого полевения американцев, которые как были, так и остались в массе своей людьми центристских или правоцентристских убеждений. Страна сменила партии, а не взгляды.

Поскольку партийная лояльность в США неуклонно слабеет, точно так же американцы могут теперь сменить партии обратно.

Неверно истолковав результаты выборов 2008 года, демократы пустились во все тяжкие и, например, задумали коренную перестройку американского здравоохранения, то есть одной шестой экономики США. По словам республиканцев, экзит-поллы показывают, что массачусетские избиратели прокатили сейчас демократов в первую очередь из-за этой реформы, которая неуклонно теряет популярность в стране.

Если демократы не смогли победить в надежном Массачусетсе, то они не могут чувствовать себя в безопасности нигде. На Обаму надеяться тоже нельзя, потому что он не спас кандидата демократов ни в Вирджинии, ни в Нью-Джерси, ни в Массачусетсе. Не все из них готовы записываться в камикадзе и следовать примеру Тельмы и Луизы.

Поэтому даже Расс Файнголд, один из самых либеральных членов сената США, грустно заметил журналисту у себя в Висконсине, что реформу здравоохранения, "скорее всего, придется начинать с нуля".

Член палаты представителей демократ Бил Деллахант сказал в интервью, что он посоветует своим коллегам отказаться от нынешнего грандиозного плана перестройки и заменить его более компактными и популярными законопроектами, которые смогут привлечь часть республиканцев.

В таком же духе высказывается сенатор-демократ Берч Бай, который ремомендует своим товарищам по партии немного передохнуть и пораскинуть мозгами.

"Теперь у вас есть я"

Сторонники этой точки зрения призывают демократов пойти по пути Клинтона, который после разгрома 1994 года резко повернул вправо и с тех пор действовал из политического центра. Благодаря такой смене вех, он легко избрался на второй срок в 1996 году и уцелел во время импичмента.

Image caption Некоторые сторонники Обамы призывают его пойти путем Клинтона

Если во время предвыборной кампании Клинтон был критиком свободной торговли, то после 1994 года он сделался ее горячим сторонником и с помощью республиканцев протолкнул через конгресс ряд соответствующих договоров со странами Северной Америки.

Если он раньше дважды накладывал вето на республиканские попытки реформировать систему пособий для неимущих, то в своей центристской ипостаси Клинтон с энтузиазмом возглавил лагерь реформаторов.

Но, как отмечает политолог Джон Харрис на сайте Politico, многие советники Обамы отзываются о правлении Клинтона не менее отрицательно, чем советники Буша. "Обаму окружают романтики, - пишет Харрис. – Они видят Обаму в своих мечтах как трансформационного лидера, фигура которого возвышается на исторической арене. Они рассматривают Клинтона в лучшем случае как переходную фигуру. Его основанный на чтении опросов прагматизм и постепеновщина кажутся им мелковатыми".

Обама же покоряет их планов своих громадьем и успокаивает перепуганных демократов тем, что сейчас – не 1994 год. Конгрессмен-демократ Марион Берри, который сейчас счел за благо взять курс на отставку, рассказывает о встрече в Белом доме, где Обама объяснил особенность данного момента: "Ну, разница с 94-м годом в том, что у вас есть я".

По словам комментатора консервативной Wall Street Journal Джеймса Таранто, "это звучит как будто Обама сделался не только объектом, но и последователем своего культа личности".

Поклонники Обамы видят в этом не его нарциссизм, а его убежденность в своих взглядах и в правильности взятого курса. В последние дни президент сделал ряд заявлений, из которых явствовало, что по пути Клинтона он скорее всего не пойдет. В частности, он сказал в понедельник в интервью, что предпочитает пробыть на своем посту всего один срок, но быть "хорошим президентом", нежели просидеть два, но быть "посредственным президентом".

Не сворачивать

Это истолковали как сигнал, что Обама намерен идти ва-банк - и будь что будет. Недаром он снова нанял консультантом Дэвида Плуффа, который был главой его предвыборного штаба и только что напечатал в Washington Post статью с призывывом не сходить с взятого курса.

В этом лагере не считают, что Обама и либеральное руководство конгресса переборщили в своем реформаторстве. Наоборот, там доказывают, что демократам следовало действовать еще напористее и агрессивнее, и строят планы принятия реформы здравоохранения и других своих начинаний.

Избрание Скотта Брауна лишило демократов в сенате "супербольшинства" в 60 голосов, но способы протолкнуть почти готовую реформу теоретически все еще имеются.

Часть демократов, с другой стороны, говорит, что реформа непопулярна, и что пойти по этому пути будет равносильно тактике Тельмы и Луизы.

Новости по теме