США: реформа здравоохранения в контексте межпартийной борьбы

  • 27 февраля 2010
"Саммит" по здравоохранению в Вашингтоне
Image caption 17 республиканцев, 21 демократ, семь с половиной часов и никаких результатов

В четверг утром в президентскую гостевую резиденцию Блэр-Хаус, расположенную через дорогу от Белого дома, явились 17 республиканцев и 21 демократ.

Они расселись друг напротив друга за четырехугольным столом на неудобных скрипучих стульях со слишком тонкими подушечками и просидели так семь с половиной часов с перерывом на обед.

"Профессор Обама поучает законодателей о реформе здравоохранения", - озаглавил свой репортаж об этом мероприятии корреспондент либеральной Washington Post Дейна Милбэнк. Президент Барак Обама проводил в Блэр-Хаусе "саммит по здравохранению", на который были приглашены руководители обеих фракций конгресса. Силы сторон были заведомо неравны.

Сотрудники республиканского меньшинства вели хронометраж. Президент Обама проговорил 119 минут, все республиканцы, вместе взятые, – 110, а все демократы – 114. Иными словами, демократы выступали в общей сложности 233 минуты против 110.

С другой стороны, как сказал бы Обама, демократы победили на выборах. Впрочем, так он и сказал.

Его бывший соперник сенатор Джон Маккейн произнес длинную тираду, в которой обвинил Обаму в нарушении предвыборного обещания проводить все дебаты о реформе медицины перед телекамерами компании C-SPAN.

Он также посетовал, что демократы в погоне за голосами заключили ряд сделок с колеблющимися товарищами по партии по модели "вы голосуете за нашу законопроект, а мы дадим деньги на починку моста в вашем околотке".

Маккейн - принципиальный противник таких сделок, которые практикуются обеими партиями.

"Выборы давно завершились"

Обама слушал его с видимым неудовольствие и быстро перелистывал странички лежавшего перед ним блокнота, а когда Маккейн закончил, сухо заметил: "Джон, отмечу в порядке ведения собрания, что у нас сейчас не предвыборная кампания. Выборы давно завершились".

В ответ Маккейн натянуто засмеялся и заметил: "Да я об этом всегда помню".

Республиканцы неизменно обращались к Обаме "мистер президент", а он неизменно называл их по имени: "Джон", "Митч" или "Эрик". Как замечает Милбэнк, оппозиция с самого начала испытывала сомнения по поводу этой встречи, и ее опасения оправдались: республиканцы присутствовали не на диспуте равных, а в аудитории профессора Обамы, который контролировал регламент и микрофон и не оставлял сомнения в том, кто в доме хозяин. Если кто-то об этом забывал, Обама ему напоминал.

На второй час саммита глава республиканской делегации сенатор Митч Макконнел запротестовал, что демократы к тому моменту проговорили 52 минуты, а республиканцы – всего 24. "Я не думаю, что это так, - начал Обама, но тут же передумал: - Вы правы, во вступительных речах получился перекос, потому что я президент".

Это было сказано с улыбкой, и половина присутствующих рассмеялась. Но другая сидела, поджав губы, ибо решила, что Обама по сути дела поставил ее на место.

Политики говорили в пустоту

Image caption Взгляды Обамы и его республиканских оппонентов по-прежнему сильно расходятся

Встреча транслировалась всеми тремя новостными кабельными телекомпаниями страны, но далеко не целиком. Моментальный опрос зрителей, который обнародовала до обеда компания Fox News, показал, что лишь ничтожный процент аудитории находит "саммит" поучительным. По мнению большинства, стороны ограничились повторением своих позиций, часто расходившихся диаметрально.

Fox прекратила транслировать дискуссию сплошняком и все чаще перемежала ее собственными говорящими головами. CNN сделала это еще раньше, а MSNBC с самого начала в основном показывала зимнюю Олимпиаду.

Пикейные жилеты не остались без "саммита", поскольку его преданно показывала с начала до конца труженица C-SPAN-3.

Политики от обеих партий высказывались более внятно, чем привыкли ожидать от них критики конгресса, но говорили в пустоту. Республиканцы пришли с намерением призвать демократов выбросить свой план реформы на свалку и начать все сначала. Они держали эту линию до конца, хотя не испытывали ни малейшей надежды на успех.

Демократы договорились между собой дружно проводить примирительную мысль, что у них с республиканцами гораздо больше общего, чем кажется. На самом деле, по практически общему убеждению, демократы созвали "саммит" больше для галочки: до этого они обычно составляли проект реформы в гордом одиночестве, за закрытыми дверями, и им надо было под занавес показать избирателям, что они честно попытались привлекают оппозицию к этому делу.

Галочка поставлена, и правящая партия попробует довести реформу до конца без республиканцев. Но сделать это будет непросто, потому что, если верить опросам, к данному моменту большинство избирателей охладело к перестройке в ее нынешнем виде и предпочло бы, чтобы народные избранники начали все с нуля.

Обама объявит. Нация ждет

Впереди ноябрьские выборы, то есть к мнению избирателей имеет смысл хотя бы временно прислушаться. К тому же демократы недавно лишились супербольшинства в сенате. Но они знают, что другой такой шанс представится им очень нескоро, и, возможно, пойдут ва-банк, то есть попытаются пробить перестройку через сенат кувалдой редкого парламентского маневра, который иногда называют "ядерным вариантом". Тогда им нужно будет простое большинство в 51 голос, а не в 60.

Оппозиция принимает этот маневр в штыки, но демократы ехидно напоминают им, что с 1980 года он применялся партиями 22 раза, в том числе 16 – республиканцами. Республиканцы парируют, что этот прием пускался в ход только при бюджетных расхождениях, но не для перестройки всего американского здравоохранения, на которое приходится одна шестая экономики.

Республиканцы ехидно напоминают, что в 2005 году, когда они были в большинстве и намеревались прибегнуть к этому парламентскому маневру, чтобы протолкнуть кандидатуры судей, назначенных Бушем, и Обама, и его будущий вице-президент Джозеф Байден сурово осуждали такой подход.

Неясно, получится ли этот вариант, но скорее да, чем нет. В сенате сейчас 59 демократов и 41 республиканец. Лидер демократического большинства сенатор Гарри Рид может позволить себе потерять 8 демократов и все равно проведет реформу.

Согласно последнему опросу Гэллапа, 52% американцев против 39% возражали бы против такого "ядерного варианта".

В палате представителей дело обстоит сложнее. В первый раз перестройка здравоохранения прошла в ней с ничтожным перевесом. Один из обеспечивших этот перевес демократов с тех пор умер, другой подал в отставку, третий подаст на будущей неделе, и лидеру демократов Нэнси Пелоси придется скрести по сусекам. Она не обязательно наскребет достаточно голосов.

На будущей неделе, скорее всего в среду, Обама объявит, по какому он пойдет пути.

Обсуждается и промежуточный вариант, при котором демократы откажутся от всеобъемлющей перестройки здравоохранения и удовольствуются проведением лишь наиболее популярных ее элементов, на которые тогда может подписаться и часть республиканцев.

Согласно Гэллапу, 49% опрошенных против 42% выступают против принятия проекта перестройки, предлагаемого сейчас Обамой.

52% независимых избирателей, которым в США часто решают дело, заявили сейчас СNN, что конгрессу нужно взяться за дело с нуля, а 27% считают, что эту инициативу следует просто забросить.

Новости по теме