Катынь: трагедия Польши времен Второй мировой

  • 30 марта 2010
Иосиф Сталин
Image caption Басманный суд Москвы признал Иосифа Сталина лично ответственным за Катынь

Из 21857 поляков, обреченных на смерть секретным решением политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года, не уцелел никто.

Около семи с половиной тысяч узников Освенцима спасло стремительное наступление советской армии. НКВД же весной 1940 года мог действовать не торопясь и без помех.

Однако число поляков, попавших в руки советских властей, было значительно больше, и не всех их расстреляли.

В этом смысле правильнее говорить не о "переживших Катынь", а об "избежавших Катыни".

Пленники необъявленной войны

1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу. Через 17 дней СССР в одностороннем порядке разорвал Договор о ненападении с Польшей от 25 июля 1932 года и крупными силами (21 стрелковая и 13 кавалерийских дивизий, 16 танковых и 2 моторизованные бригады, всего 618 тысяч человек и 4733 танка) нанес удар в спину польской армии - по официальной советской версии, взял под защиту население Западной Украины и Западной Белоруссии.

Пакт Молотова-Риббентропа: стартовый выстрел мировой войны

В плену оказались около 240 тысяч польских военнослужащих, в том числе только что мобилизованные призывники, еще не успевшие получить оружие (таких на востоке страны было особенно много).

Рядовых и унтер-офицеров, живших до войны на территориях, присоединенных к СССР, вскоре отпустили по домам. Примерно 43 тысячи передали немцам.

Image caption Причину расправы Берия исчерпывающе изложил в докладной записке Сталину

В советских лагерях осталось около 39 тысяч офицеров и полицейских (летом 1940 года к ним добавились еще 5 тысяч человек, интернированных в 1939 году в Литве и Латвии).

Никаких правовых оснований задерживать этих людей не было. Они не являлись ни военнопленными, ибо Москва войну Польше не объявляла, ни преступниками даже по советским законам, поскольку в СССР никогда не жили.

Причину расправы исчерпывающе изложил Берия в докладной записке Сталину № 794/Б (датируется не позднее 5 марта): "Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю. Каждый из них только и ждет освобождения, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против советской власти".

Впрочем, тогдашние руководители СССР, сформировавшиеся как политики во время гражданской войны и "красного террора", вероятно, находили естественным уничтожение людей за взгляды и за поступки, которых те не совершали, а лишь потенциально могли совершить.

По данным, указанным в записке председателя КГБ Александра Шелепина Хрущеву от 3 марта 1959 года (настолько секретной, что Шелепин написал ее от руки в единственном экземпляре), были расстреляно 21857 человек, из них 14552 офицера (в Катынском лесу под Смоленском 4421 человек из Козельского лагеря, в харьковской тюрьме 3820 человек из Старобельского лагеря, в урочище Медное Калининской области 6311 человек из Осташковского лагеря) и 7305 гражданских лиц, арестованных в Западной Украине и Белоруссии – чиновников, интеллигентов, ксендзов, активистов политических партий.

Среди офицеров около 60% также составляли интеллигенты, призванные или вступившие в армию добровольцами после нападения Германии. Только в Козельском лагере оказалось 20 университетских профессоров.

Русская рулетка

Решать, кого расстрелять, а кому сохранить жизнь, постановлением политбюро от 5 марта было поручено "тройке" в составе заместителей Берии Меркулова и Кобулова и начальника ведавшего учетом заключенных 1-го спецотдела НКВД Баштакова.

Image caption Постановление политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.

Еще 27 октября 1939 года Берия утвердил план "агентурно-оперативных мероприятий" по выявлению "антисоветских элементов" и вербовке агентуры среди находившихся в лагерях поляков.

Вероятно, результатами этих "мероприятий" и руководствовалась "тройка".

Разумеется, это не означает, что все оставшиеся в живых согласились сотрудничать с НКВД. В расчет принимались биография, поведение и разговоры в лагере, в судьбе каждого отдельного человека вообще многое зависело от случая.

Часть высокопоставленных военных, в том числе генерала Владислава Андерса, перевели из лагерей в Бутырку и во внутреннюю тюрьму на Лубянке.

В октябре 1940 года, когда руководство СССР, видимо, начало понимать, что наиболее вероятным противником в обозримой перспективе являются не "лорды и паны", а Гитлер, нескольких офицеров польского генштаба привезли на подмосковную дачу, где Берия и Меркулов повели с ними разговор о возможном создании на территории СССР польских частей для войны с немцами.

Как вспоминал один из участников встречи полковник Горчинский, подполковник Зыгмунт Берлинг, впоследствии активно участвовавший в создании под советской эгидой Войска Польского, заметил, что "в лагерях в Козельске и Старобельске находятся прекрасные кадры для этой армии", на что Берия ответил: "Немного из них осталось, поскольку мы совершили большую ошибку, передав большую их часть немцам".

Впоследствии при формировании как армии Андерса, так и Войска Польского главной проблемой была нехватка командного состава.

В ноябре наркомат внутренних дел отобрал 24 польских офицера, в том числе трех генералов и одного полковника, согласившихся участвовать в создании польских частей в СССР.

Берлинг, генерал Мариан Янушайтис и еще несколько человек при этом считали себя свободными от обязательств в отношении находившегося в Лондоне правительства Владислава Сикорского, но большинство заявило, что готово сотрудничать лишь с его согласия.

Приказ наркома обороны о формировании к 1 июля 1941 года стрелковой дивизии из числа лиц польской национальности и владеющих польским языком был подписан 4 июня, но по известным причинам не успел воплотиться в жизнь.

Ряд историков задается вопросом: почему именно в июле 1941 года руководству СССР понадобилась польская дивизия?

Из заключенных в союзники

Судьба томившихся в неволе поляков резко изменилась после нападения Германии на СССР.

30 июля 1941 польский премьер Сикорский и советский посол в Лондоне Майский в присутствии Черчилля и Идена подписали договор о восстановлении дипотношений между СССР и Польшей.

Image caption Владислав Андерс пришел на пост командующего из внутренней тюрьмы на Лубянке

12 августа советское правительство амнистировало 381 тыс. 220 поляков - граждан СССР и довоенной Польши, арестованных или депортированных в 1936-1941 годах.

14 августа было подписано соглашение о формировании на советской территории польских воинских частей.

К весне 1942 года армия, во главе которой был поставлен выпущенный из внутренней тюрьмы на Лубянке генерал Владислав Андерс, насчитывала 73 тысяч человек.

К 1 октября 1941 года, согласно докладу Берии Сталину, из заключения и ссылки были освобождены 341 тыс. 840 поляков. Из остававшихся в живых 26 тыс. 297 пленников "освободительного похода" 1939 года в армию Андерса вступили 25 тыс. 115 человек, туда же направились 16 тыс. 647 недавних лагерников из числа гражданского населения Западной Украины и Западной Белоруссии.

3 декабря во время встречи со Сталиным прилетевший из Лондона Сикорский и Андерс вновь подняли вопрос о судьбе узников Козельского, Осташковского и Старобельского лагерей.

Советский лидер в ответ заявил, что они "убежали" и посоветовал искать их "в Маньчжурии".

Image caption Крест Монте-Кассино - награда участникам сражения (фото Яцека Гралака)

"Меня все более грызла тревога, - писал в своих воспоминаниях помощник Андерса полковник Юзеф Чапский, ранее сам сидевший в Старобельском лагере. - Со стороны советских властей - молчание или уклончивые формальные ответы. А тем временем появились страшные слухи о судьбе пропавших. Что их вывезли на северные острова за Полярным кругом, что их утопили в Белом море. Ни об одном из 15000 пропавших пленных не было с весны 1940 года никаких известий, и никого из них, буквально - ни одного, не удалось отыскать".

Естественно, солдаты и офицеры армии Андерса, почти поголовно прошедшие лагеря или ссылку, большой любви к Советскому Союзу не испытывали.

Власти СССР сообщили, что из-за экономических трудностей военного времени могут содержать не более 30-40 тысяч польских военнослужащих, а Британия нуждалась в подкреплениях в Северной Африке.

В результате Андерсу и его людям 31 июля 1942 года разрешили выехать через Иран, Ирак и Палестину в Египет. Вместе с членами семей Советский Союз покинули около 114 тысяч человек.

Поляки сражались против Роммеля, а потом были переброшены в Италию, где особо отличились при штурме Монте-Кассино 18 мая 1944 года.

Монастырь, построенный высоко в горах святым Бенедиктом, был превращен немцами в центральный пункт укрепленной линии, защищавшей южные подступы к Риму.

В июле 1944 года польские части первыми вошли в Анкону, а в апреле 1945-го - в Болонью.

Image caption Польский трубач у взятого Монте-Кассино (фото Музея Сикорского в Лондоне)

В боях в Италии сложили головы около 2600 поляков.

1-я польская бронетанковая дивизия генерала Мачека участвовала в высадке в Нормандии и вместе с союзниками 18-22 августа 1944 года устроила немцам известный "фалезский котел".

В сентябре польские парашютисты десантировались возле голландского Арнема в ходе операции "Маркетгарден", проводившейся, в основном, британскими войсками фельдмаршала Монтгомери.

Потери поляков во Франции и Нидерландах составили около тысячи человек.

После войны солдаты и офицеры армии Андерса оказались, главным образом, в Британии и США.

Константин Симонов, совершивший в 1946 году большое зарубежное турне, в одном из стихотворений описал встречу с таким эмигрантом, и очень сочувствовал бедняге, вынужденному жить "не на синей Висле, а на рыжей Темзе".

Вместе с СССР

Во время последней встречи Сталин обещал Андерсу продолжить набор в польскую армию и направлять подкрепления на Ближний Восток, но сделано это не было.

Поскольку в соответствии с советско-польским соглашением от 14 августа 1941 года все формируемые в СССР польские части должны были подчиняться правительству в изгнании, у советских властей были связаны руки.

Image caption Войцех Ярузельский получил офицерскую подготовку в Рязанском пехотном училище

Однако 13 апреля 1943 года немецкие власти объявили на весь мир о страшной находке в Катыни.

25 апреля правительство Сикорского потребовало от СССР официальных разъяснений. Ответом послужил разрыв дипотношений с законными преемниками властей довоенной Польши, которых в Москве с тех пор именовали не иначе, как "лондонскими поляками".

Многие историки полагают, что решение о послевоенной советизации Польши было принято еще раньше, и катынский скандал послужил лишь предлогом.

Уже 1 марта 1943 года ЦК Польской рабочей партии, созданной в СССР взамен распущенной в 1938 году Коминтерном компартии Польши и влачившей до того малозаметное существование, напомнил о себе, выступив с декларацией "За что мы боремся?".

Через пять дней было объявлено о создании в СССР "Союза польских патриотов".

6 мая - меньше, чем через две недели после разрыва отношений с лондонским правительством - советские власти "удовлетворили просьбу Союза польских патриотов" о формировании 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко.

К июлю дивизия численностью в 11 тысяч человек во главе с полковником (а затем генералом Берлингом, не выехавшим из СССР вместе с армией Андерса) была сформирована.

Боевое крещение она приняла под деревней Ленино в Белоруссии 12 октября 1943 года.

Власти СССР и социалистической Польши впоследствии не скрывали, что место для первого боя было выбрано не случайно.

Офицеров-поляков в СССР к тому времени почти не осталось, так что командирами назначили русских, общавшихся с подчиненными через переводчиков, а политработниками - польских коммунистов.

Приходилось считаться с религиозными чувствами поляков. Главный капеллан дивизии имени Костюшко получил чин полковника, а начальник политотдела - на звание меньше.

К концу войны численность возникшего на базе дивизии Войска Польского достигла 330 тысяч человек, сведенных в две армии. В него вступили многие жители освобожденных от нацистов территорий.

К Советскому Союзу эти люди, уже знавшие к тому времени о Катыни, вероятно, относились неоднозначно, но ими двигали стремление освободить свою страну от нацистов и надежды на послевоенную независимость.

Среди добровольцев был и 20-летний Войцех Ярузельский, попавший в дивизию имени Костюшко с алтайского лесоповала, куда выпускника виленской гимназии в 1940 году сослали вместе с родителями.

180 тысяч бойцов Войска Польского участвовали в берлинской операции, а дивизия имени Костюшко штурмовала центр Берлина.

Польский флаг стал единственным, поднятым в поверженной столице рейха наряду с советским.

Польские подразделения встретились с американцами на Эльбе.

На советско-германском фронте погибли и пропали без вести около 27,5 тысячи поляков.

Этим материалом bbcrussian.com начинает серию публикаций, посвященных 70-летию Катынской трагедии. Весной 1940 года без суда были расстреляны более двадцати тысяч польских военнопленных - офицеров, полицейских и жандармов, священнослужителей, чиновников, интеллигентов. Они лежат в братских могилах в Смоленской и Тверской областях, под Киевом, Харьковом, Минском. До сих пор не поставлена точка в споре, кто и зачем убил поляков, оказавшихся в советском плену, несет ли современная Россия ответственность за действия сталинского руководства СССР. Премьер-министры России и Польши 7 апреля встречаются в Катыни, чтобы совместно почтить память безвинно погибших.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.