Андерс Фог Расмусcен: "НАТО должна создать свою ПРО"

  • 5 апреля 2010
Андерс Фог Расмусcен
Image caption После выступления на форуме Расмусcен провел несколько частных встреч (фото Гаэтана Миклотта)

В коридоре брюссельской гостиницы "Конрад" суета. Через небольшой конференц-зал, арендованный для генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмусcена, идет череда гостей.

Генсек выступил с речью на престижном Брюссельском форуме, каждый год собирающем сливки трансатлантического политико-дипломатического и экспертного сообщества, и теперь не хочет упустить возможности пообщаться с его участниками.

Сначала с ним долго беседует Мадлен Олбрайт и ее группа "мудрецов", работающая над новой стратегической концепцией НАТО. Бывшего государственного секретаря США сменяет новый президент Хорватии Иво Йосипович…

И тем не менее, когда очередь доходит до меня, Расмусcен производит впечатление человека, только начинающего трудовой день.

Новый стиль

Трижды побывавший премьер-министром Дании Расмуссен сменил предыдущего генсека Яапа де Хооп Схеффера на посту генерального секретаря НАТО в 2009 году. Сотрудники секретариата говорили мне, что работоспособность нового начальника не перестает удивлять их.

"Он всегда точно знает, чего хочет – будь это подготовка речи или заседание Совета НАТО. Кроме того, он фантастически организован", - говорит один из работающих в штаб-квартире альянса в брюссельском пригороде Завентем.

Но при этом, добавил мой собеседник, атмосфера в секретариате перестала быть такой, какой она сложилась на протяжении последних 10-15 лет – почти семейной или клубной.

"Теперь есть начальник и есть исполнители. И никаких тебе посиделок с пивом после трудовой недели", - сказал он.

Новая стратегия

Андерс Фог Расмуссен отлично знает, о чем говорит, и говорит об этом отлично - сказывается долгий опыт публичной политики и давнее знакомство с большинством лидеров стран-членов альянса.

Я спрашиваю генсека, чувствует ли он разницу с работой премьера.

Image caption Расмуссену помогает богатый опыт публичной политики

"Не так чтобы радикально. Я же раньше участвовал в работе Совета НАТО как глава правительства. Теперь могу посмотреть на ситуацию, так сказать, с другой стороны", - отвечает Расмуссен.

Я спрашиваю о работе группы "старейшин" международной политики во главе с Мадлен Олбрайт над новой стратегической концепцией Североатлантического альянса. Чего ждать от документа, который осенью должен быть одобрен на встрече в верхах в Португалии?

"Новая стратегическая концепция описывает новые угрозы безопасности стран-членов НАТО, - отвечает генеральный секретарь. - Это терроризм, войны в киберпространстве, пиратство, распространение оружия массового поражения и ракетных технологий. Обновленная стратегическая концепция объяснит, как НАТО будет реагировать на эти вызовы".

Общие интересы с Москвой

Расмуссена не смущает то, что само упоминание аббревиатуры "ПРО" вызывает стойкую аллергию в Москве.

Он считает, что Москва могла бы присоединиться к работе над совместной системой противоракетной обороны: "В конце концов, это вопрос политической воли. Нам нужно сделать что-то конкретное для предотвращения реальных угроз. Ракетная угроза – одна из них, прежде всего со стороны Ирана. Иран скоро может получить возможность наносить удары по целям как в России, так и в Европе. Мы должны защитить граждан наших стран от этой опасности".

Как главное должностное лицо НАТО Расмуссен впервые побывал в Москве в январе. Там его ждал довольно любезный прием. И хотя атмосфера недоверия между Россией и НАТО сохраняется уже много лет, решение альянса полностью восстановить отношения с Москвой (замороженные после войны в Грузии в 2008 году) было воспринято многими как дипломатическая победа России.

Грузинский вопрос

Значит ли это, что неофициально в обозримом будущем путь в НАТО Грузии заказан, спросил я у генерального секретаря.

В ответ звучит обычный ответ, давно отрепетированный всеми официальными лицами альянса: "Мы поддерживаем суверенитет и территориальную целостность Грузии и призываем Россию выполнить все обязательства, которые она взяла на себя в августе-сентябре 2008 года. Решение, принятое саммитом НАТО в Бухаресте весной 2008 года, остается в силе: Грузия и Украина смогут вступить в альянс, если они, во-первых, выразят такое желание, а во-вторых, будут соответствовать тем критериям, которые предъявляются кандидатам в члены альянса".

Пробую зайти с другой стороны: "Можно не отменять свои решения, просто отложить их на столь неопределенное время, что они потеряют смысл".

Но Расмуссена невозможно вывести из равновесия.

"Членство в НАТО - привилегия, которая предоставляется при выполнении определенных условий, - говорит он. – Страны, желающие вступить в альянс, должны сами решить, какими темпами проводить необходимые для вступления реформы. Но главное – это то, что дверь в НАТО остается открытой".

Неофициально сотрудники секретариата НАТО признают, что Грузия в обозримом будущем едва ли получит План действий относительно членства (главный документ, официально делающий страну кандидатом в члены альянса).

Кто-то говорит, что этого не случится, пока президентом Грузии остается Михаил Саакашвили. Но большинство сходится во мнении, что у НАТО просто нет сил и желания вступать в конфронтацию с Россией.

Особенно пока главной проблемой союза остается операция в Афганистане.

Афганские успехи

Об Афганистане Андерс Фог Расмуссен, кажется, может говорить бесконечно.

Он охотно перечисляет достижения Международных сил по стабилизации: построено 3,5 тысячи школ и 13 тысяч километров дорог; 5 млн беженцев вернулись в Афганистан; более 80% населения имеет доступ к базовому медицинскому обслуживанию.

Но население большинства стран-участниц НАТО выступает за сворачивание операции и скорейший вывод войск из Афганистана, напоминаю я.

"Люди поддерживают операцию в Афганистане в принципе, но они также устали ждать конкретных результатов этой операции, - отвечает на это генсек. – И я их нетерпение понимаю и разделяю. Именно поэтому наша стратегия – постепенная передача контроля над ситуацией в руки самих афганцев. Вот почему наша миссия по подготовке кадров для афганских армии и полиции столь важна. Мы хотим подготовить 300 тысяч полицейских и военнослужащих".

Расмуссен искусно уходит от обсуждения сроков передачи контроля над безопасностью в Афганистане местным силам.

Генеральный секретарь признает также, что выращивание опиумного мака остается главным источником дохода населения Афганистана, но тут же говорит, что и здесь заметен прогресс – площадь земель, засеянных маком, сокращается.

Расмуссен ждет от Москвы более активной помощи в борьбе с контрабандой наркотиков.

Недавно в Брюссель с брифингом и, как утверждают, конкретными предложениями сотрудничества приезжал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

Четыре года Расмуссена

Я прощаюсь с генеральным секретарем, который спешит в аэропорт. Ближайшие четыре года во главе политического аппарата альянса будут для него нелегкими.

Помимо Афганистана, ему придется заниматься тем же, что делали и его предшественники: уговаривать европейских союзников попытаться хоть чуть-чуть догнать американскую армию, ушедшую далеко вперед по объему своего бюджета и технической оснащенности; принимать в альянс еще несколько стран - в основном балканских; поддерживать вечно балансирующие на грани конфликта отношения с Москвой.

В любой момент к этому может добавиться кризис вокруг ядерной и ракетной программ Ирана.

Всех этих проблем Андерс Фог Расмуссен не решит. Но он выглядит как человек, который будет вновь и вновь пытаться эти решения найти.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.