Дело Япончика "живет" в федеральных судах США

  • 12 апреля 2010
Вячеслав Иваньков
Image caption Письма с подписью Япончика продолжали приходить даже тогда, когда сам Иваньков был в коме

Вячеслав Иваньков по кличке Япончик был сражен в Москве бандитской пулей в июле прошлого года и скончался в октябре, однако бруклинская федеральная судья Кэрол Бэгли Эмон в очередной раз занимается сейчас уголовным делом, в котором на видном месте фигурирует его имя.

Иваньков был арестован в своей квартире в Бруклине 8 июня 1995 г. по обвинению в вымогательстве и заключении фиктивного брака, проиграл два процесса, и Эмон, которая председательствовала на обоих, приговорила его в 1997 г. почти к десяти годам тюрьмы.

Япончик был спецрейсом депортирован в Россию по окончании срока летом 2004 года.

В январе этого года в Бруклине был арестован некий Чарльз Гуига, обвиненный в мошеннической операции, в которой одну из главных ролей играли письма, якобы вышедшие из-под пера Япончика.

В августе прошлого года бывший конгрессмен-республиканец Джон Лебутилье начал получать письма от Иванькова и другого человека по имени Бэттс, который тоже отрекомендовался членом русской мафии.

"Фрэнки Голубые Глазки"

56-летний Лебутилье, в 1978 г. выпустивший нашумевшую в консервативных кругах книгу "Гарвард ненавидит Америку" и в 1981 г. взявший у Александра Солженицына редкое интервью для телекомпании NBC, был членом палаты представителей США с 1981 по 1983 г.

Он входил в ее специальный комитет по розыску американцев, пропавших без вести во Вьетнаме, и продолжает заниматься этим вопросом.

Лебутилье не исключает, что некоторых пленных американцев продолжают держать в каких-то тайных иноземных узилищах.

Лже-Иваньков возбудил его интерес, написав ему, что 75 из них томятся в Белоруссии, и посулив рассказжать, где именно их держат. Бывший конгрессмен заплатил за информацию 18 500 долларов.

38-летний Гуига признался, что на самом деле Лебутилье переписывался не с Иваньковым, а с Фрэнком Спарако по кличке "Фрэнки Голубые Глазки".

Спарако, являющийся капо гангстерского клана Коломбо, признался в пяти убийствах и получил в 1993 году 24-летний срок, который до последнего времени отбывал в федеральной тюрьме в городе Элктон (штат Огайо). Там он и сочинял письма Япончика.

Администрация тюрьмы снимала с них копии, которые потом превратились в вещдоки в деле Гуиги.

По сведениям прекрасно информированного сайта Gangland, в начале этого года Спарако согласился сотрудничать с ФБР. Возможно, поэтому он не привлечен по тому же делу, что Гуига.

Соседи по камере?

Неясно, как американскому гангстеру пришла в голову мысль выдать себя за знаменитого российского коллегу.

Image caption Иваньков скончался 9 октября 2009 года, так и не оправившись от последствий покушения тремя месяцами ранее

Есть теория, что 54-летний Спарако какое-то время отбывал с Япончиком срок в одной американской тюрьме.

Однако следователь ФБР Скотт Куртис, занимающийся делом Гуиги, говорит, что, по данным тюремного управления США, известного под английским сокращением ВОР, Спарако никогда вместе с Иваньковым не сидел.

Возможно, предприимчивый американский гангстер наткнулся на имя и кличку Иванькова в тюремной юридической библиотеке, хотя его письма, образцы которых у меня имеются, не изобличают в нем большого грамотея.

Роль Гуиги заключалась в том, что он получал от Спарако письма, исправлял ошибки, перепечатывал и затем отсылал "конгрессмену Джону".

Так он называет Лебутилье, чья сложная фамилия ему, очевидно, не по силам.

Письма из комы

Бывший конгрессмен явно не имел понятия, что полученные им от лже-Иванькова послания писались тогда, когда Япончик лежал в коме в Боткинской больнице.

"Я крайне этим опечален, - заявил Лебутелье после ареста Гуиги. – Я знаю, что я никогда не платил деньги Фрэнку. Я платил, пытаясь получить у русской мафии информацию о пропавших без вести американцах".

В конце прошлой недели Гуига предстал перед судьей Эмон и официально признал себя виновным в мошенничестве с использованием госпочты. Приговор ему будет вынесен через несколько месяцев.

По словам Лебутелье, даже после признания Гуиги он продолжает считать, что в письмах Спарако содержалась какая-то полезная информация.

Новости по теме