Премьер Украины: беру уроки украинского языка

  • 16 июня 2010
Николай Азаров
Image caption По оценкам Азарова, украинцы смогут посещать ЕС без виз уже через полтора года

Премьер-министр Украины Николай Азаров рассказал в интервью Би-би-си о приоритетах внешней политики Киева, газовом вопросе, отношениях с Москвой и статусе русского языка на Украине.

В кулуарах заседания Совета сотрудничества Украины-ЕС, которое состоялось во вторник в Люксембурге, с Николаем Азаровым побеседовал корреспондент Украинской службы Би-би-си Ростислав Хотин.

Евроинтеграция

Би-би-си: Господин премьер-министр, несмотря на все события, которые произошли за последние 100 дней, европейская интеграция, как сказал президент Виктор Янукович, остается приоритетом, не так ли?

Николай Азаров: Она всегда была, есть и будет для нас приоритетом нашей внешнеполитической стратегии. Курс президента Украины Виктора Федоровича Януковича является последовательным, фундаментальным курсом. Мы с ним работаем уже много лет вместе. Он возглавлял дважды правительство Украины, я работал у него первым заместителем. И я прекрасно знаю, что это отвечает нашим идеологическим настроениям, и поэтому этот курс проводили и будем проводить.

Би-би-си: Многих интересует вопрос, когда будет создана зона свободной торговли между Украиной и Европейским союзом. Я так понимаю, что этот вопрос вы обсуждали в Люксембурге?

Н. А.: Да, мы его обсуждали. Пока переговоры на уровне экспертов как бы притормозились. И именно поэтому основное внимание мы уделили рассмотрению, каким образом сдвинуть с мертвой точки те вопросы, которые возникли на уровне экспертов. И европейский комиссар по вопросам расширения, господин [Штефан] Фюле, и я предложили вынести этот вопрос на рассмотрение более высокого уровня, чем уровень экспертов. Это с одной стороны. С другой стороны – интенсифицировать диалог с теми странами, которые занимают принципиальную позицию.

Би-би-си: Принципиальную проукраинскую позицию, или они принципиально настроены скептически по отношению к Украине?

Н. А.: Каждая страна занимает свою позицию. Мы занимаем проукраинскую позицию, а Франция, например, занимает профранцузскую позицию. Основные вопросы, конечно, возникают именно в сфере продукции агропромышленного комплекса. Потому что Украина является страной, производящей большое количество именно аграрной продукции. Причем высочайшего качества. И я тут позволю себе пролоббировать интересы украинских продовольственных товаров, что качество нашего зерна и других продуктов - самое высокое. Гораздо выше, чем в Европе - поверьте.

Визы

Би-би-си: Еще один вопрос - это безвизовый режим между Украиной и Европейским союзом. На этот счет есть разная информация. Президент говорил, что едва ли не до конца этого года может быть безвизовый режим. Те, кто настроены более скептически, говорят о 2012 годе, в районе чемпионата Европы по футболу. Некоторые пессимисты говорят, что и тогда этот вопрос не решится. Как вам видится эта ситуация?

Н. А.: Мне представляется, что к ноябрю на очередном саммите "Европейский союз - Украина" будет утвержден план действий. То есть что должен сделать ЕС, что должна сделать Украина для того, чтобы прийти к этому соглашению. Важно, чтобы Украина выполнила определенные шаги – и их выполнила Европа. Рассматривая практически реализацию этих мер, совершенно очевидно, что Украина может выполнить все свои обязательства в течение одного года, не больше. Тем более, что по существу мы уже находимся в реализации этого плана действий. Мы знаем, что от нас требуется. Ну прежде всего, конечно, усиление борьбы с нелегальной иммиграцией. Это надежная защита внешней границы Украины, поскольку она станет внешней границей Шенгенской зоны.

Би-би-си: Но все же называть какую-то конкретную дату вы бы не решились, когда с украинским паспортом можно будет ездить по Евросоюзу без визы?

Н. А.: Я надеюсь, что 2011 год будет завершающим годом в разработке и реализации этих соглашений.

Свобода слова

Би-би-си: Многие сейчас говорят о том, что на Украине идет наступление на свободу слова. Поднимает ли этот вопрос Европейский союз? Есть ли какая-либо озабоченность?

Н. А.: Я не заметил особой озабоченности руководства Европейского союза. Хотя вопросы эти поднимались. Поднимались в самом общем плане. И я скажу, что мы разделяем позицию Европейского союза. Отвечая господину Фюле, да и [министру иностранных дел ЕС] госпоже [Кэтрин] Эштон, я сказал, что для нас это фундаментальные ценности.

Мы, вышедшие из тоталитарной системы, знаем цену этих ценностей, знаем, что такое свобода слова. Мы знаем, что такое демократия. Благодаря этим основополагающим ценностям мы находились с господином Януковичем и в оппозиции, и у власти. Поэтому я думаю, что те соображения, которые были высказаны, во-первых, нами услышаны, а во-вторых, мы сами никогда не сделаем ничего такого, что бы нарушало эти ценности.

Металлургия и Россия

Би-би-си: За последние 100 дней многие говорили, что Украина сделала едва ли не геополитический и экономический поворот в сторону России. Кто-то говорит, что якобы целые отрасли промышленности окажутся в российских руках – авиастроение, энергетика, в частности, атомная энергетика. Как вам кажется, действительно ли идет такая "сдача"?

Н.А.: Прежде всего, я хотел бы сказать, что предыдущие пять лет Украиной руководило "прозападное" – в кавычках, еще раз подчеркиваю, в кавычках – руководство. Господин Ющенко слыл и у нас, и в Европе активным сторонником вступления Украины в НАТО, активным сторонником европейской интеграции. Враждовал с Россией... Я задаю такой вопрос, внешне кажущийся парадоксальным: а почему же при этом крупнейшие банки Украины стали российскими? Крупнейшие металлургические предприятия стали российскими. Поэтому никакой, конечно, сдачи национальных интересов не будет. Мы как раз не крен делаем в сторону России, а мы восстанавливаем нормальные отношения с нашим соседом, от которого зависит во многом наше и торговое сотрудничество, и экономическое развитие.

Мы добились от России снижения цены на газ ни много ни мало на 30%. Это очень важно для страны, находящейся в условиях жесточайшего экономического и финансового кризиса. Мы и дальше будем развивать взаимовыгодные отношения с Россией. Но это не мешает нам ориентироваться на европейскую интеграцию. Кстати, не мешает нам развивать отношения очень хорошие с Китаем и другими быстроразвивающимися странами.

Би-би-си: Вы сказали, что многие банки и предприятия были ранее проданы в российские руки. Но буквально за последние несколько недель, какая ситуация сложилась с металлургическим комбинатом им. Ильича в Мариуполе, "Запорожсталью"? Некоторые говорят, что это флагманы украинской экономики. У правительства есть информация, что будет с этими экономическими бриллиантами?

Н. А.: Возвращаясь к теме, которую я уже поднял, самый крупный - действительно, алмаз металлургии – это полностью модернизированный и реконструированный Алчевский металлургический комбинат. Как раз во времена госпожи [премьер-министра Юлии] Тимошенко и [президента Виктора] Ющенко (и при их содействии, потому что невозможно было без содействия правительства осуществить продажу этих активов) он перешел полностью в руки известной российской металлургической компании. И я бы не сказал, что это на 100% соответствует, скажем, желанию Украины сохранить самостоятельность металлургической политики.

Что касается завода Ильича, здесь типичная попытка захвата рейдерского. И правительство не допустит такого захвата. Что касается "Запорожстали", то этот процесс сделки сейчас приостановлен. И правительство будет контролировать, как дальше будут идти эти процессы, но самое главное, чтобы суд принял решение в пользу законных владельцев этого предприятия.

Тимошенко и "Газпром"

Би-би-си: Продолжая тему бизнеса. Получит ли компания "РосУкрЭнерго" и Дмитрий Фирташ свой газ или деньги после решения Стокгольмского арбитражного суда [о незаконности решения правительства Украины об изъятии газа у компании]?

Н. А.: Когда предыдущий премьер-министр госпожа Тимошенко незаконно забирала газ у собственников, мы, находясь тогда в оппозиции, предупреждали, что такое действие власти недопустимо. К сожалению, такая "большевистская" привычка забрать и мотивировать этот акт какой-то политической целесообразностью рано или поздно приведет к большим потерям. Я уже не говорю о потере имиджа страны, о создании непривлекательной инвестиционной обстановки. Кто же будет вкладывать деньги, если у него могут забрать собственность, забрать предприятие, забрать продукты. И разумеется, когда мы узнали о решении Стокгольмского трибунала, мы стали думать, как из этой ситуации выходить. У нас нет свободных ресурсов, мы говорим об этом откровенно, у нас нет ни финансов, ни газа, чтобы в настоящий момент стопроцентно выполнить решение этого суда. Поэтому сейчас этот вопрос находится в стадии изучения. Мы должны юридически грамотно подойти к решению этого вопроса.

Би-би-си: То есть, нужно договариваться с Дмитрием Фирташем?

Н. А.: В данном случае я не говорю о Фирташе, я говорю о компании, в которой 50% принадлежит "Газпрому", а это, в свою очередь, говорит о том, что ни о какой законности решения госпожи Тимошенко и речь не могла идти. Нам предстоит договариваться как с российской стороной, так и со стороной, представляющей украинского собственника.

Би-би-си: Существует ли в таком случае угроза банкротства компании "Нафтогаз Украины"?

Н. А.: Нет, конечно мы не допустим никакого банкротства "Нафтогаза", потому что это основная компания, которая снабжает Украину и, кстати говоря, оказывает услуги по прокачке российского газа в Европу. Поэтому ни о каком банкротстве речь не идет, несмотря на тяжелую ситуацию с финансами на Украине. Она не настолько тяжела, чтобы мы допустили банкротство "Нафтогаза".

Газотранспортная система

Би-би-си: Многие хотели бы услышать от новой власти, что газовая труба останется в украинских руках. Вы можете дать гарантию, что продавать, отдавать ее кому-либо вы не собираетесь?

Н. А.: Нет, конечно. Мне уже, откровенно говоря, надоело опровергать эти спекуляции. Мы прямо и честно уже много лет говорим о нашей идее, и находясь в оппозиции, и сейчас, предлагаем Европейскому Союзу и России, и это в наших интересах, определить объем транзита газа. Надолго, скажем, на перспективу в 10 лет, Европа должна дать гарантию России, что она будет покупать такой-то объем газа, а Россия должна дать гарантии нам, что она будет через нашу газотранспортную систему прокачивать этот объем, а не строить обходные пути и делать ненужной нашу газотранспортную систему. Мы хотим получить эти гарантии, и в обмен на них мы готовы рассмотреть участие европейских представителей и России в управлении газотранспортной системой и модернизации этой системы.

Би-би-си: То есть - менеджмент и модернизация, но собственность – в украинских руках?

Н. А.: Безусловно. И я думаю, что это не удивительно для наших российских партнеров, они прекрасно понимают, что с таким ценным активом ни одно государство не пожелает расстаться.

Би-би-си: Как руководитель правительства как вы смотрите на то, что Украину обкладывают нефте- и газопроводами и на севере, и на юге?

Н. А.: Вот скажите, если бы у России была полная уверенность в стабильности руководства Украины, в его надежности, если бы Россия не получила тот газовый конфликт, когда в течение двух недель была прекращена подача газа в Европу, причем это было сделано в января месяце 2009 года, в самый холодный период, разве Россия задумалась бы о строительстве обходных путей? Нет. Разве Европейский союз, будучи уверенным в надежности украинского руководства, дал бы России добро на строительство "Северного" или "Южного потока"? Наверное, этого бы не было. Вопросы доверия и надежности были для нас самыми главными, когда мы пришли к власти и приступили к трудным переговорам с Россией.

Понятно, что "Северный поток", который уже начал строиться, остановить невозможно. Но мы четко сказали россиянам, что мы не видим необходимости в строительстве "Южного потока". Мы также донесли эту позицию до Европейского союза и до стран, через которые будет проходить "Южный поток". И мне кажется, что Россия начала колебаться в этом вопросе.

На "ты" с Януковичем

Би-би-си: У президента Леонида Кравчука были непростые отношения с премьер-министром, у президента Леонида Кучмы – трудности с премьерами, отношения президента Ющенко с премьером Тимошенко - отдельная тема. Какие отношения у президента Януковича с премьером Азаровым?

Н. А.: Абсолютно нормальные - рабочие, товарищеские отношения. Мы ведь работаем не один день, и прошли испытания как властью, так и оппозицией. И за это время у меня сформировалось абсолютное доверие к Виктору Федоровичу, и с его стороны я также ощущаю полное доверие. Нам легко работать, мы знаем подходы, они у нас общие, и никаких таких вот конфликтов между нами нет.

Би-би-си: Вы можете сказать, что вы друзья? Вы с ним на "вы" или на "ты"?

Н. А.: Мы друг друга знаем давно, поэтому мы на "ты". Но если надо где-то, если это внешнее общество и так далее, то можно перейти и на "вы", это не мешает нам абсолютно нормально общаться.

Украинский и русский

Би-би-си: Такой деликатный вопрос, не могу не спросить: что у вас с украинским языком? Некоторые говорят, что Азаров коверкает украинский, другие говорят, что человек по крайней мере старается, и в отличие от миллионов русскоязычных украинцев, хочет говорить по-украински... Как вам это дается?

Н. А.: Вот вы сами сказали: я стараюсь.

Би-би-си: Вы берете уроки?

Н. А.: И беру уроки, и основной язык, на котором мне приходится читать документацию, подписывать бумаги, общаться - это украинский язык. Поэтому для меня нет проблем никаких. Но, скажем, когда я хочу говорить быстро, когда я хочу говорить доступно, я общаюсь на том языке, на котором я это свободно могу делать, а не подбираю слова, или, может быть, недостаточно четко говорю. Поэтому когда мне хочется донести очень точно свою мысль до слушателя, то я говорю на русском языке, который для меня является родным.

Би-би-си: Но вы понимаете политику президента, который говорит, что государственный язык будет один, хотя и при условии нормального развития других языков?

Н. А.: Безусловно, мы будем поддерживать прежде всего тот тезис, что каждый должен говорить на том языке, на котором он привык говорить, который является для него родным. Вот как бы ощущали себя жители того же Люксембурга или Швейцарии, если бы вдруг было принято решение говорить только на немецком языке? Они бы почувствовали себя ущемленными, наверняка, да? Определенный конфликт, который мы даже в Европейском союзе видим, например в Бельгии, связан в том числе и с языковой проблемой, это все знают.

Почему-то, когда говорят об Украине, эти нюансы забываются. Так вот, мы их не забываем, мы прекрасно знаем, что добрая половина разговаривает на русском языке, а добрая половина на украинском. И это, на мой взгляд, делает нашу культуру богаче, не монотонной, а наоборот. И поэтому будем делать все для того, чтобы каждый гражданин Украины чувствовал себя свободным - вот когда мы этого добьемся, поверьте, никто вопрос о языке задавать не будет.

Новости по теме