Узбеки из Оша боятся повторения трагедии

  • 16 июня 2010
Демонстрация на границе
Image caption На границе собрались сотни беженцев

Ситуация в "южной столице" Киргизии постепенно нормализуется, но многие жители не верят, что жизнь вернется в привычное русло, и боятся повторения трагедии.

На киргизско-узбекской границе собрались сотни людей. "Нашему народу нужна защита!" - эта надпись на плакате обращена в сторону сопредельной территории.

"Все в Узбекистане хотят прийти нам на помощь, - говорит пожилая узбечка. – Здесь по нам стреляют, киргизские солдаты нам не помогают".

Жители узбекских махаллей – районов и селений - уверяют, что государственные вооруженные структуры выступали на стороне погромщиков.

"Впереди движется БТР, мы думаем, что это помощь, а за ними идет армия - грабит, идут киргизы – стреляют", - рассказывает одна из женщин.

Власти Киргизии объясняют, что оружие и техника были захвачены у военных силой.

По словам медсестры Мухаббат Айгамберзиевой, каждый день в областную больницу поступало по 20-30 убитых и раненых, и так – на протяжении трех суток.

"Одни узбеки, молодые парни, в основном с пулями в голове. Но была и четырехлетняя девочка, ее ранили, как и ее бабушку", - рассказывает Мухаббат.

На "киргизской" стороне

Для того чтобы попасть из узбекских пригородов поближе к центру Оша, нужно преодолеть несколько блок-постов – сначала машины проверяют узбеки, организовавшие охрану своих поселений, затем – солдаты.

Image caption В уцелевшем кафе местные жители организовали пункт питания для солдат и голодающих

Несмотря на обилие полицейских и военных патрулей, большинство узбеков как из пригородов, так и бежавших из города, по-прежнему боятся появляться в Оше. Впрочем, бежали не все – и некоторые из тех, кто избежал погромов, уже осмеливаются выглянуть на улицы.

Киргиз по имени Алмаз из микрорайона Манас-ата говорит, что всегда жил с узбеками душа в душу.

"Я живу в смешанном районе. Мы там охраняем. Если поджечь узбекский дом, то все сгорят, и киргизские тоже. Мы говорили ребятам: если хотите, побросайте камнями, но не надо бутылки с бензином кидать", - рассказывает Алмаз, как он с соседями отгонял погромщиков.

Местный житель, русский, под обещание не называть его имени в сторонке от всех рассказывает журналистам, что до сих пор прячет соседей-узбеков на крыше своего частного дома.

В микрорайоне под названием ХБК, названном так в честь дышащего на ладан хлопчато-бумажного комбината, в небольшом уцелевшем кафе местные жители организовали пункт питания под вывеской "штаб". Готовят горячую пищу и кормят введенных в город солдат и, по возможности, голодающих.

Подавляющее большинство магазинов не работает – через три дня после погромов открылись лишь единицы - и невозможность купить еду для жителей 300-тысячного города стала гигантской проблемой.

Рядом раздают гуманитарную помощь. Люди жалуются: мало.

"Как это есть? – пожилая женщина вертит в руках пакетик риса. – Тут всего граммов сто, а может, пятьдесят. И все".

Мародеры поневоле

Центральный рынок Оша почти полностью разграблен. Догорают принадлежавшие узбекам торговые ряды, всюду грязь и зловоние.

Image caption Центральный рынок в Оше полностью разграблен

По рядам снуют люди – подбирают то немногое, что осталось – рассыпанные по земле и лоткам сухофрукты, орехи, лук. Русская семья: муж, жена и двое сыновей пришла сюда в полном составе.

"Покупать практически ничего невозможно, а стабилизации обстановки еще не меньше месяца ждать. Приходится вот так выживать", - объясняет один из сыновей, Александр. В тех немногих торговых точках, что уже открылись, цены взвинчены в несколько раз.

Отец семейства, Константин, работал в фирме, принадлежащей узбеку. Хозяин бежал, вернется ли – неизвестно. Родственники давно звали Константина с семьей на историческую родину: родители живут под Оренбургом. Теперь он жалеет, что слишком затянул с переездом.