США-Россия: не словом, а делом

  • 22 июня 2010
Барак Обама и Дмитрий Медведев
Image caption Президенты США и России говорят о "конструктивном диалоге" между двумя странами

Дмитрий Медведев во вторник начинает свой официальный визит в США. От поездки ждут ответов на многие вопросы - причем как в России, так и в США.

Отношения с Россией – единственное направление внешней политики нынешней администрации США, которое в Белом доме без сомнений называют успешным.

Президент России намерен встретиться с американскими бизнесменами в Силиконовой долине, там же, в Калифорнии, прочитать лекцию в Стэнфордском университете, в в Вашингтоне обсудить с Бараком Обамой ключевые вопросы двухсторонних отношений.

Представители сторон всячески подчеркивают, что одним из приоритетных направлений визита впервые в истории российско-американских отношений является экономическое сотрудничество.

Аналитики концентрируют внимание на договоре об СНВ, сотрудничестве по Афганистану, санкциях против Ирана и укреплении влияния России на постсоветском пространстве.

За полтора года президентства Барака Обамы Россия и США успели многое обсудить и о многом договориться. Но критики Белого дома считают, что мало где удалось уйти дальше слов, а подписанные договоренности больше похожи на уступки со стороны США.

Тепло, еще теплее…

Партнерство Обама-Медведев принципиально отличается от партнерства Буш-Путин, которое сопровождалось совместными дружескими обедами на ранчо в Техасе и явной взаимной симпатией двух президентов.

Но несмотря на личную дружбу между предыдущими лидерами, нынешним президентам США и России отношения двух стран достались в плачевном состоянии.

Решение о размещении элементов американской ПРО в Польше и Чехии, принятое администрацией Буша, а также военный конфликт между Россией и Грузией охладили и без того прохладный российско-американский диалог.

Но в ноябре 2008 года Америка избрала президентом Барака Обаму, с тех пор, как он поселился в Белом доме, прошло полтора года – и картина выглядит совсем иначе.

В российской прессе американского лидера изображают с большой симпатией, слово "перезагрузка" звучит на каждой международной встрече, США называют Россию в числе ключевых партнеров, официальные заявления госдепартамента и российского МИДа сообщают о "совместной озабоченности" событиями в Киргизии.

Словами "перезагруженные" отношения не ограничиваются: в апреле Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали долгожданное соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений, призванное заменить истекший договор об СНВ.

Image caption Переговоры по СНВ дались обеим сторона непросто, говорят источники, близкие к Белому дому

Планы США по размещению элементов ПРО в Восточной Европе также подверглись изменениям. Грузы для американской армии в Афганистан начали поступать через территорию России.

Москва, в свою очередь, поддержала санкции против Ирана в Совете Безопасности ООН, в которых особенно были заинтересованы США, и по сути отказалась от поставок Тегерану баллистических ракет С-300.

"Перезагрузка" в действии

Белый дом не устает повторять, что "перезагрузка" отношений с Москвой в первую очередь отвечает национальным интересам США. И все, что делается в рамках "перезагрузки" – не торг, не обмен и не уступки, а конструктивное взаимовыгодное сотрудничество.

"Нам не нужны "хорошие", "радостные" или "дружеские" отношения с президентом Медведевым, или российским правительством, или с Россией, мы намеренно не использует такого рода выражения, - говорит советник Барака Обамы по России Майкл Макфол. - Смысл перезагрузки в том, что мы садимся и начинаем делать конкретные вещи, работать по существу, а не повторять, что "мы вас любим", "вы такие хорошие", "холодная война закончилась".

Однако для того, что положить начало конкретным действиям все же потребовались абстрактные слова. Вернее – отсутствие жесткой риторики со стороны США по спорным и острым вопросам.

"Есть множество свидетельств тому, что администрация Обамы в меньшей степени настроена делать то, что раньше вызывало недовольство или дискомфорт у России", - говорит вице-президент американского Совета по американской внешней политике Илан Берман.

По словам эксперта, один тот факт, что США меньше проявляют себя на постсоветском пространстве, в значительной степени снял раздражение Москвы.

Невыполненные обязательства?

Но Кремль – не единственный, кто заметил изменения в отношении Белого дома к своим "младшим" союзникам у границ России. Ослабление американской вовлеченности в политику в Восточной Европе и на Кавказе вызвало беспокойства среди самих партнеров США.

"Улучшение отношений с Россией за счет отношений с нашими союзниками в Эстонии или Венгрии, нашими друзьями в Тбилиси или Киеве – этого я не приемлю, - уверяет Майкл Макфол. - Такого не было в прошлом – и такого не происходит сейчас".

По слова советника президента США, ослабление риторики связано отнюдь не с отказом от взятых на себя обязательств. Но именно так это представляют критики Белого дома.

Илан Берман из Совета по внешней политике говорит, что особенно опасный прецедент создало решение не размещать элементы американской системы ПРО в Чехии и Польше.

"В Вашингтоне были эксперты, которые ставили под сомнение оправданность этого решения администрации Джорджа Буша, - говорит Берман. - Но после того, как мы взяли на себя эти обязательства, отказываться от них в одностороннем порядке – значит дать партнерам США, а особенно соседям России очень тревожный сигнал, сигнал о том, что обязательства Америки перед ними ограничены и могут быть отменены".

Белый дом настаивает на том, что придерживается в отношениях с партнерами-соседями России четкой стратегии, и критикам стоит присмотреться к фактам внимательнее. "Если смотреть на факты, а не на заявления, картина представляется совсем противоположной, - говорит директор по России "Центра за американский прогресс" Самуэль Чарап. - В Прибалтике сейчас проходят военные учения НАТО, а уровень прямой финансовой помощи Грузии – больше, чем при Буше. Так что сказать, что Обама каким-либо образом бросил соседей России – просто ложь".

Наступление и оборона

Image caption Отношения между нынешними президентами отличаются от отношений их предшественников

Главный успех, которым по-своему гордятся и в Кремле и в Белом доме – апрельское подписание договора о стратегических наступательных вооружениях. Пока он ожидает ратификации в парламентах обеих стран.

"Контроль над стратегическими вооружениями напрямую соответствует стратегическому императиву России быть ядерной супердержавой, - говорит Леон Арон, директор российских программ Американского института предпринимательства и политических исследований. - Это одно из редких направлений, возможно даже единственное направление, на котором Россия может утверждаться как держава. И, конечно же, это единственный случай равенства с США".

По мнению эксперта, ядерные амбиции России изначально делали успех в переговорах об СНВ более возможным.

В конгрессе США ратификация договора по-прежнему вызывает опасения со стороны республиканцев. Особенно их настораживают слова российских представителей о том, что подписание соглашения подразумевает ограничение не только наступательных вооружений, но и систем противоракетной обороны.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон и министр обороны Роберт Гейтс на сенатских слушаниях постоянно говорят о том, что в документе речь о таких ограничениях не идет.

По их словам, у США никогда и не было планов по такому расширению ПРО, которого не хочет допустить Россия.

"Мы могли бы составить длинный список: что мы не собираемся запускать ракеты с движущихся транспортных средств, например, автомобилей, грузовиков или коров, - заявила на последних слушаниях Клинтон, - Мы могли бы написать длинный список того, чего мы не намерены делать".

По мнению Самуэля Чарапа из "Фонда за американский прогресс", те, кто критикует договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, требуют того, чего не хотела даже предыдущая администрация.

"С уходом администрации Рейгана идея о глобальной системе противоракетной обороны – это скорее из области религии, чем науки или военной техники", - считает Чарап.

Достижения и недоработки: чего больше?

Ответ на вопрос о том, эффективна ли российская политика Барака Обамы, эксперты начали искать чуть ли не с самого начала его президентства.

Через полтора года работы выводы можно делать, исходя не только из речей и заявлений.

"Мы не видим массового вмешательства России в процесс выборов в этих странах, не было газовых войн и кибер-атак против стран, граничащих с Россией, мы не видели нового военного вторжения России в Грузию", - иллюстрирует Майкл Макфол тезис об изменении ситуации с европейской безопасностью.

К бесспорным достижениям администрации причисляют начало поставок грузов для военного контингента НАТО в Афганистане через территорию России, подписание договора об СНВ, принятие Совбезом ООН санкций против Ирана, которые Москва не заблокировала.

"Отношения с какой другой страной принесли столько конкретных результатов? - вопрошает Самэуль Чарап. - И все они увеличили безопасность американского народа".

Однако конкретность результатов, по мнению некоторых экспертов – не единственный показатель успешности.

Вопрос в том, какой ценой эти результаты были достигнуты. И насколько прочными и долговременными являются выстроенные между Россией и США отношения.

"Администрация Барака Обамы за последний год сделала удивительную вещь, - говорит Илан Берман из Совета по внешней политике. - Она провозгласила переориентацию политики в отношении России, не определив при этом, каковы американские интересы в этой политике. Во многом отсутствие напряженности в отношениях между Россией и США – лишь отражение этого факта".

Эксперт отмечает, что механизма для разрешения малейшей напряженности в отношениях двух стран так и не появилось. А без него – отношения из теплых очень быстро могут стать прохладными.

Военные противники и экономические союзники

Визит Дмитрия Медведева в США будет касаться "вопросов экономики в большей степени, чем это было раньше", - заявил накануне поездки российского президента его помощник Аркадий Дворкович.

Это еще одно звено "перезагрузки", часто скрытое за более громко обсуждаемыми военно-политическими аспектами.

"Для меня вопрос в том, насколько две страны реально могут говорить о партнерстве, - говорит Илан Берман из Совета по внешней политике. – Откровенно говоря, американская экономика значительно здоровее российской".

По словам Бермана, зависимость России от энергоносителей и отсутствие реформ в энергетическом секторе приведут к большей агрессивности России на постсоветском пространстве.

Image caption Термин "перезагрузка", придуманный администрацией Обамы, прижился в описании отношений США и России

"Россия в ближайшем будущем будет стремиться сохранить долю на европейском энергетическом рынке, а также укрепить свой статус важного игрока на международной экономической арене, - считает Берман. – И это поставит Россию и США по разные стороны баррикад".

Эксперт считает, что при таком развитии событий приверженность США модели свободной рыночной экономики и ее продвижению в том числе и на постсоветском пространстве может превратить заявления об экономическом партнерстве с Россией в чисто символические.

Кроме того, у России много внутренних проблем, которые делают ее менее привлекательной для американских инвесторов – в первую очередь это коррупция внутри самой власти.

Самуэль Чарап видит еще одно принципиальное отличие между Россией и США, которое может помещать конструктивным экономическим связям –отношения власти и бизнеса.

"Не может человек из госдепа, к примеру, позвонить какому-нибудь бизнесмену и дать указания, - говорит Чапар. – И когда президент Медведев говорит о таких проектах, как Сколково, он ошибочно проецирует механизмы, действующие внутри российской политический системы на политическую систему США".

Еще одно опасение со стороны экспертов – противоречия в стратегических целях, которые перед собой ставит Россия.

"Так получилось, что страны, которые Россия считает своими приоритетными экономическими партнерами, оказались еще и членами крупного военного-политического блока НАТО, который Россия однозначно воспринимает как своего врага, как угрозу для своей национальной безопасности", - отмечает Эндрю Качинс из Центра стратегических и международных исследований.

По мнению Качинса, это - принципиальное противоречие, и пока оно не будет признано и снято, серьезный прогресс в отношениях возможен.

Саммит без громких заявлений?

Ключевой день американской поездки Дмитрий Медведева – четверг. В последний день визита в США российский лидер проведет переговоры с Бараком Обамой и выступит в Американской торговой палате.

Внимание экспертов будет приковано к каждой фразе, сказанной по итогам встреч на высшем уровне.

Однако Самуэль Чарап считает, что встреча двух президентов может стать "саммитом без громких заявлений и соглашений".

"Для меня самое интересное – сможет ли американский политический истеблишмент выдержать российско-американский саммит без громких политических заявлений", - говорит Чарап.

Если по итогами российско-американской встречи на высшем уровне действительно не будет сказано громких слов, это вполне будет соответствовать выбранному Белым домом стилю работы с Россией: минимум слов, максимум конструктивной работы.

Однако и у нынешней американской администрации, и у идеи российско-американского партнерства достаточно недоброжелателей и в Вашингтоне, и в Москве. Определение "спокойный" по отношению к саммиту Медведева и Обамы вполне может стать синонимом "провальному".

Российско-американские отношения "перерезагрузились", но пока на экране – набор неопределенных символов, знаков и слов. Возможно, после нынешней американской поездки Дмитрия Медведева картина станет яснее.

Новости по теме