Грузинская полиция – новый монстр или формула успеха?

  • 30 июня 2010
Патрульные полицейские на улицах Тбилиси
Image caption Эксперты говорят, что избавление от ГАИ было большим облегчением для людей

После "революции роз", шесть лет назад приведшей к власти президента Михаила Саакашвили, новые руководители страны немедленно взялись за реформу грузинской полиции – ведомства, которое в течение многих лет считалось самым коррумпированным.

Власти действовали жёстко и бескомпромиссно. Результат оказался для многих плачевным – десятки тысяч остались без работы, сотни за решёткой. Однако результатами этой работы официальный Тбилиси остался доволен – как, впрочем, и население.

По опросам общественного мнения, сегодня полиции в Грузии доверяет около 80% жителей, при этом до реформирования этот показатель не превышал 10%.

Однако оппозиция не устает повторять, что новые правоохранительные органы Грузии превратились в мощный инструмент борьбы с противниками режима.

Полиция за стеклом

Отделения полиции – яркие, капитально отремонтированные здания с широкими окнами. Само министерство внутренних дел расположилось в новом “прозрачном’’ сооружении.

Image caption Новые грузинские отделения милиции напоминают офисы с открытой планировкой

Архитектура зданий во многом символична - именно так, прозрачно и открыто, по словам первого заместителя министра внутренних дел Эки Згуладзе, работает сейчас полиция в Грузии.

“Нет закрытых маленьких кабинетов, нет тайных маленьких комнат, где пытают людей, - говорит Згуладзе. - Есть единое пространство, где весь отдел сидит вместе и работает и можно не только верить нам на слово, но и запросто увидеть это с улицы”.

В МВД сегодня работает в два раза меньше людей, чем шесть лет назад - около 30 тыс. сотрудников. Офисы оснащены новейшей техникой, а зарплаты повысились в 14 раз.

Но, по словам Згуладзе, главное изменение – в том, что полиция сосредоточилась на обслуживании населения, поэтому полицейские здания, некогда с решетками на окнах и железными дверьми, сейчас больше напоминают офисы коммерческих организаций или банков.

“Из репрессивной структуры мы превратились в службу услуг, - уверяет Згуладзе. - Даже борьба с криминалом - зачем это делается? Чтобы общественности жилось лучше и спокойнее и безопаснее - это самое важное”.

Патрульная полиция - успешный "бренд"

Реформа грузинской полиции была быстрой, но болезненной.

Image caption Грузинская патрульная полиция - пример успешной реформы правоохранительных органов

Уже на начальной стадии произошли структурные изменения, так называемая оптимизация всей правоохранительной системы – сразу несколько ведомств были объединены под общую крышу МВД, в том числе и Министерство госбезопасности и МЧС. В результате около 50 тыс. сотрудников осталось без работы.

Не обошла реформа криминальную и пограничную полицию, однако именно благодаря появлению патрульной полиции, удалось вернуть давно уже потерянное доверие к правоохранительным органам в Грузии.

Создание патрульной полиции – проект, который признают успешным даже ярые критики властей, - во многом дал уверенность властям в осуществлении дальнейших изменений.

"Ты должен упаковать и продать свою реформу, чтобы иметь общественную поддержку, особенно когда мы говорим о полиции, - считает Згуладзе.- Нам был нужен пилотный проект, который бы дал веру общественности в то, что можно измениться. Можно быть не коррумпированным, можно доверять полиции, можно верить, что полиция на стороне людей и ей нужна поддержка. Вот так мы создавали патрульную полицию, такой она остается сегодня".

Избавление от ГАИ стало большим облегчением для населения. Структура была упразднена за один день, а около 20 тыс. сотрудников уволены.

По словам грузинских водителей, раньше договориться с “гаишниками”, которые зачастую прятались за деревьями или столбами в ожидании водителей, было довольно просто. Правда, непредсказуемо – торговаться приходилось много, главное доказать, что ты, в принципе, неплатежеспособен. Тогда можно было откупиться и за пять, а то и два лари (от 1 до 2 долларов США).

C новыми патрульными договориться шансов нет – при нарушении вам выпишут штраф, а расплачиваться за нарушения придется через банк.

Средняя зарплата патрульного полицейского сейчас - 700 лари. Старых сотрудников ГАИ практически нет. Те немногие, кто остался, либо оказались узниками былых привычек, либо сами ушли, не приспособившись к новым условиям.

Революционная реформа

Грузинские телеканалы широко освещали борьбу против коррупции и “нулевую толерантность” к взяткам, сопровождавшуюся арестами чиновников.

Image caption Патрульные полицейские делают все по правилам, считают многие жители Грузии

В результате таких показательных “чисток” за последние пять лет было задержано 450 высокопоставленных чиновников.

Сломать то, что казалось, уже стало нормой - оказалось возможным. Коррупция в правоохранительной системе, по меньшей мере, теперь не массовое явление, а боссы криминального мира сегодня - либо в бегах, либо за решеткой.

Социолог и профессора института Ильи Гига Зедания, называет реформу полиции в Грузии революционной. Он считает ее примером того, как при помощи создания нового института можно изменить культуру самого общества.

“Мы поняли одно – можно очень быстро изменить даже те вещи, которые мы считали характеристикой нашей культуры, - говорит Зедания. - Нормы поведения, существовавшие в Грузии, - такие, как всеобщая власть коррупции или же власть неформальных криминальных объединений, – изменились в течение очень короткого времени, и мы достигли в этом плане серьёзных успехов”.

Правда, есть и такие, кто до сих пор с ностальгией вспоминает былые времена.

Водитель такси, а в прошлом полицейский, - 46- летний Тамази, говорит, что новая система в полиции - бесчеловечна. В прошлом была коррупция и взятки, однако было и доверие, считает он.

“Твой же напарник тебя сдаст и подставит,- говорит Тамази, - Разве так можно что-то построить?”

Полицейское государство?

По словам, жительницы Тбилиси Нино Бахтадзе, жить теперь стало спокойнее – в ночное время можно спокойно выйти на улицу и не бояться, что тебя ограбят в подъезде.

Статистика и правда впечатляет: с 2006 года количество особо тяжких преступлений снизилось на 37%, вооруженных ограблений стало меньше на 78%, количество предумышленных убийств сократилось на 40%. Угон машин стал редким преступлением.

Впрочем, по словам критиков нынешних властей, преступления, совершенные правоохранительными органами, остаются безнаказанными. В том числе оппозиция говорит о громких убийствах, которые, по ее мнению, не расследуются из-за покрывательства властями чиновников МВД. Заявляют также о нарушения при разгонах митингов оппозиции.

Коррупция просто сменила форму, став элитарной, уверяют оппозиционеры.

Нана Какабадзе - руководитель неправительственной организации “Бывшие политзаключенные за права человека" - говорит, что новое здание министерства, аккуратные униформы и новое оснащение - лишь мишура, за которой скрывается репрессивная машина.

"Сегодня полиция в Грузии – это позвоночник государства, как назвал её президент, и этот позвоночник – неприкосновенен", - говорит Какабадзе.

По словам Мананы Начкебия, одного из лидеров оппозиционной партии "Новые правые", отсутствие политической воли практически свело на нет изначально успешную реформу.

"Безнаказанность полицейских – это очень серьезный недостаток этой реформы, который в принципе обесценил этот успех в глазах общественности. Если бы не эти факты, я думаю, создание патрулей было бы очень успешной реформой", - говорит Начкебия.

Однако, по мнению социолога Гиги Зедания, реформу полиции можно признать в целом успешной.

“В этой сфере население Грузии почти однозначно признаёт успех и оно доверяет новой полиции гораздо больше, чем старой - так что тут, как мне кажется споры неуместны”, - считает Зедания.