Российско-американский шпионский скандал: подробности

  • 29 июня 2010
Дом в Монтклере, штат Нью-Джерси, где проживали двое из обвиняемых в шпионаже
Image caption Никого из 11 человек, проходящих по этому делу, в шпионаже пока официально не обвинили

Хотя министерство юстиции США рассекретило уже десятки страниц с обвинениями в адрес "российских агентов", арестованных в минувшие выходные, в этом деле пока много неясного. Например, хотя некоторые из арестованных явно россияне, происхождение других пока непонятно.

В документах оставлены безымянными трое "представителей российского правительства", которые либо переписывались с участниками заговора по электронной почте, либо передавали им деньги от московского Центра.

Но из документов явствует, что все трое работают в российской миссии при ООН в Манхэттене, и что один является ее вторым секретарем, а другой – третьим.

Слежка за обвиняемыми велась несколько лет и включала наружное наблюдение, тайные обыски жилищ и компьютеров, подслушивание, установку миниатюрных видеокамер и перехват электронной почты.

"Частная беспроводная сеть"

Если верить прокуратуре, арестованные были засланы в США давно и надолго. Например, Анна Чэпмен и Михаил Семенко якобы являются тайными агентами Российской Федерации с 1990-х годов.

Разрабатывавший их следователь ФБР Амит Качия-Пател заявил суду, что, насколько он мог понять, эти двое работали в США под своими собственными именами.

Ваше мнение

Ни тот, ни другой не известили американский минюст о том, что работают в США на иностранное государство. Это упущение карается лишением свободы на срок до пяти лет.

За шпионаж в США дают гораздо больше, но никого из 11 человек, проходящих по этому делу, в шпионаже пока официально не обвинили.

С другой стороны, большинству обвиняемых инкриминируется отмывание денег, которые они получали от московского Центра. За это преступление им уже может грозить до 20 лет тюрьмы.

По словам Качия-Патела, Чэпмен и Семенко сносились с Центром посредством "частной беспроводной сети" между двумя ноутбуками. Например, 20 января этого года группа наружного наблюдения ФБР видела, как Чэпмен заходит в кафе на углу 47-й улицы и 8-й авеню в Манхэттене и садится у окна с сумкой.

Через пару минут Качия-Пател заметил, как мимо окна проезжает микроавтобус, за рулем которого сидит некий российский дипломат, работающий в миссии РФ при ООН.

Лжедипломат

Другие следователи, вооруженные спецоборудованием, обнаружили в этот момент наличие "частной беспроводной сети" между двумя компьютерами и заключили, что Чэпмен тайно сносится из кафе с дипломатом в микроавтобусе. Женщина выходила на связь каждую среду.

Объекты также якобы вышли на связь 17 марта, когда Чэпмен находилась в книжном магазине в районе Гринвич и Уоррен-стрит в Манхэттене, а российский дипломат находился на противоположной стороне улицы с портфелем. Сеанс связи длился примерно 20 минут.

По словам ФБР, Семенко пользовался тем же методом. Например, 5 июня с.г. он вошел с сумкой в один вашингтонский ресторан. Десять минут спустя группа наружного наблюдения увидела, как на стоянку ресторана въезжает машина с дипломатическими номерами. Через 20 минут машина уехала. Вскоре после этого Семенко покинул ресторан.

В прошлую субботу с Чэпмен встретился сотрудник ФБР, выдавший себя за российского дипломата. Сначала они разговаривали по-русски, но потом лжедипломат предложил перейти на английский, чтоб не привлекать внимания. Чэпмен отдала ему свой ноутбук, который барахлил и нуждался в починке либо в США, либо в Москве. Фэбээровец вручил ей фальшивый паспорт для передачи другой нелегалке, которая, в отличие от Чэпмен, действовала в США под чужим именем.

Конверт под мостом

Чтобы та ее узнала, фэбээровец вручил Чэпмен журнал, который она должна была держать в руках, и дал ей пароль: "Извините, но мы не встречались с вами прошлым летом в Калифорнии?" - должна была спросить незнакомка. "Нет, это было в Хэмптонах", - должна была парировать Чэпмен.

Судя по документам, пароли заговорщиков обычно строились по одной и той же модели. В конце прошлой недели Михаилу Семенко позвонил другой сотрудник ФБР, который тоже выдал себя за российского диломата. "Мы не могли с вами встретиться в Пекине в 2004 году?" - спросил американец в начале разговора. "Да, могли, но я думаю, что это было в Харбине", - ответил Семенко.

Среди прочего, фэбээровец спросил, сколько времени Семенко провел в Центре. "Ну, неделю...", - сказал тот. Лжедипломат дал Семенко задание: он вручил тому свернутую газету, в которой лежал конверт с 5 тысячами долларов, и попросил положить его в тайник в парке под Вашингтоном. Он дал ему карту парка. Семенко приехал туда и спрятал конверт под мостом, под которым ФБР заранее разместило видеокамеры.

"Простите, мы не встречались с вами в Бангкоке в апреле прошлого года?" - звучал еще один пароль. – "Я не знаю насчет апреля, но я был в Таиланде в прошлом мае".

"Стеганография"и морзянка

Другой судебный документ вышел из-под пера следовательницы ФБР Марии Риччи, которая разрабатывала остальных обвиняемых. Среди них – Хуан Лазаро, якобы родившийся в Уругвае и имеющий перуанское гражданство. Его жена Вики Пелаес – американская гражданка, родившаяся в Филадельфии. 17 апреля 2002 года микрофоны ФБР, установленные у них в доме, записали, как Хуан рассказывает жене о своем детстве. "Как только началась война, мы переехали в Сибирь", - говорил он.

Image caption Следствие утверждает, что расследование этого дела длилось несколько лет

Как явствует из судебных документов, для получения денег из Москвы некоторым из обвиняемых приходилось выезжать за пределы США. Например, Пелаес и Лазаро регулярно летали для этого в одну из стран Южной Америки. В 2002 году ФБР подслушало разговор, в котором супруги обсуждали деньги, спрятанные в чемодане Пелаес, которая только что вернулась из очередной поездки.

Год спустя микрофоны ФБР записали, как супруги пересчитывают крупную сумму денег. Пелаес говорила при этом, что она только что привезла из Южной Америки восемь пакетов "десяток". Следователь Риччи объясняет, что речь шла о десятках тысяч долларов, и утверждает, что это были деньги, полученные из России.

Будучи в неназванной стране Южной Америки, супруги были засняты во время встреч с российскими дипломатами, говорится в судебных документах.

По словам следователя Риччи, для того, чтобы тайно сноситься со своими агентами в Америке, московский центр пользовался "стеганографией", то есть тайнописью, спрятанной в изображениях на открытых сайтах. В ходе трех негласных обысков, произведенных в домах обвиняемых в Бостоне, Сиэттле и Нью-Джерси, следователи скопировали защищенные паролями диски, содержавшие стеганографическую программу, которой пользовалась СВР.

Во время обыска, проведенного в 2005 году в Нью-Джерси, следствие изъяло 27-значный пароль, который позволил ему влезть в эту программу. Техники ФБР также сумели прочесть стертые файлы, тайно скопированные в 2006 году с компьютерных дисков на обыске в Бостоне. Файлы содержали черновики стеганографической переписки между Центром и обвиняемыми.

Заговорщики также пользовались радиограммами и морзянкой.

Мертвые души

Когда ФБР начало копаться в подноготной подозреваемых, оно стало наталкиваться на мертвые души. В 2006 году ФБР тайно обыскало банковский сейф филадельфийца Ричарда Мерфи и обнаружило его свидетельство о рождении. Власти Филадельфии подняли архивы и нашли, что метрики с таким номером не существует.

В сейфе обвиняемой Трейси Ли Энн Фоли, которая числилась уроженкой Канады, в 2001 году были найдены негативы снимков, изображавших ее, когда ей было лет 20 с небольшим. На большинстве название производителя пленки было стерто. Но на одном прочитывалось имя казанской фабрики "Тасма".

Обвиняемый Дональд Ховард Хитфилд числится уроженцем Канады. Еще в 2001 году следствие выяснило, что такой человек действительно родился в Торонто. Но в одной канадской газете говорилось, что настоящий Дональд Хитфилд скончался.

Как можно понять из судебных документов, московский Центр был не до конца уверен, что легенда его питомцев выдержит дотошную проверку, и поэтому не рассчитывал, что они внедрятся в ЦРУ и другие силовые органы Америки. Они должны были достаточно американизироваться, чтобы получить доступ к правительственным и университетским кругам и выведывать информацию, интересующую Москву.

Содержащиеся в судебных документах примеры информации, которую якобы выведали обвиняемые, заставляют вспомнить роман Грэма Грина "Наш человек в Гаване". С таким же успехом эти разведданные можно было почерпнуть в открытой печати.

Новости по теме