"Российским шпионам" отказано в освобождении под залог

  • 2 июля 2010
Федеральный суд Манхэттена
Image caption Суд Манхэттана учел опыт Кипра и не стал освобождать арестованных под залог

В четверг вечером федеральный суд Манхэттена отказал в освобождении под залог троим подозреваемым в шпионской деятельности в пользу России.

Они были арестованы в минувшие выходные по обвинению в том, что не сообщили в министерство юстиции США о своей работе на иностранное государство и отмывали деньги.

Перед судьей Рональдом Эллисом предстали Хуан Лазаро, его жена Вики Пелаез и супруги Ричард и Синтия Мерфи.

Ваше мнение

Хрупкая Синтия и бородатый Ричард сидели рядом друг с другом, а Хуан и Вики – по бокам от них. Арестанты были облачены в темно-синие тюремные блузы и за всю церемонию не промолвили ни слова Лазаро, до выхода на пенсию работавший профессором в нью-йоркском колледже им. Баруха, сидел несколько в стороне от остальных обвиняемых.

Подозрительные репортеры связали это с тем, что после ареста Лазаро разговорился со следователями ФБР и сделал ряд признательных заявлений, хотя не подписал с прокуратурой стандартного соглашения о сотрудничестве, которое бы обязывало его дать показания против своих подельников.

В отличие от других обвиняемых, Лазаро сейчас решил не настаивать на освобождении под залог, и судья отложил этот вопрос на будущее.

Перуанский след и российское детство

"Лазаро назвал свое настоящее имя?" - спросил я до заседания у его адвоката Роберта Кракоу, в прошлом работавшего на нескольких громких "русских" процессах.

"Вы же знаете, что я не могу вам ответить", - сказал Кракоу, но обещал, что скоро я что-то на эту тему услышу.

Не прошло и получаса, как прокурор Майкл Фарбиарз сообщил, что на допросе, который начался в воскресенье днем и завершился заполночь, Лазаро признался, что "его детство прошло в России".

Он также признал, что работал на "Службу", как он называет СВР, но своего настоящего имени так и не сообщил.

По словам прокурора, Лазаро также подтвердил, что его жена Пелаез летала в одну из стран Латинской Америки получать деньги у российских дипломатов и однажды отвезла туда послания, написанные невидимыми чернилами.

До сих пор эта страна в судебных документах по имени не называлась, но на слушании выяснилось, что речь идет о Перу.

Адвокат Пелаез, Джон Родригес, заметил судье, что его подзащитная родилась в Перу, была там известной журналисткой и однажды была похищена партизанами из марксистской организации "Тупак Амару".

Эмигрировав в США, Пелаез несколько лет работала комментатором самой крупной в стране испаноязычной газеты El Diario, где регулярно критиковала политику вашингтонской администрации.

"Опасность для общества"

Американские суды не отпускают обвиняемых под залог по двум причинам: если они представляют "опасность для общества" и если есть риск, что они ударятся в бега.

Первый фактор на заседании не затрагивался, хотя адвокаты на всякий случай многозначительно отмечали, что у обвиняемых не было изъято ни оружия, ни наркотиков.

Доводы прокуратуры касались только второго фактора.

Фарбиарз неоднократно напоминал судье, что на Кипре был арестован обвиняемый по этому делу Кристофер Метсосе, но его выпустили под залог, и он тут же исчез. "Мы не можем его найти! – патетически воскликнул прокурор. – Он испарился!".

Эллис возразил, что бегство Метсоса имело место в другой ситуации, и распорядился выпустить Пелаез по залог в четверть миллиона долларов.

Практически это означает, что ей нужно будет внести 10 тысяч наличными и привести трех "финансово ответственных лиц", которые за нее поручатся.

Пелаез будет находиться под домашним арестом и должна носить на ноге электронный датчик.

С четой Мерфи судья обошелся строже. Их защитники Уинстон Ли и Донна Ньюмен доказывали, что супруги связаны домом и детьми, и поэтому им нет резона бежать от правосудия.

Прокурор парировал, что дом был куплен не на деньги супругов, а на средства СВР, и говорил, что Мерфи грозит до 25 лет тюрьмы, поэтому у них есть веские причины бежать, куда глаза глядят.

Адвокаты возражали, что всем обвиняемым на деле грозят совсем скромные срока, а, возможно, и лишь условное наказание, поскольку никаких гостайн они не похищали, а если и отмывали деньги, то относительно небольшие.

Обратно в тюрьму

Судья два часа выслушивал доводы сторон, затем на 20 минут ушел в свой кабинет, а, вернувшись, приказал отправить супругов Мерфи обратно в тюрьму без залога.

По словам Эллиса, если Пелаез – это известная величина, то о Мерфи "мы ничего не знаем".

Оба говорят с заметным акцентом. Сослуживцы думали, что Синтия – бельгийка.

Что до Ричарда, то "он был явно русский, и я думал, что его фамилия Мерфи звучит как-то дико", - поведал газете Wall Street Journal один из его соседей, попросивший оставить себя безымянным.

Новости по теме