Бывший агент ЦРУ: "Обмен - это большой успех"

  • 8 июля 2010
Директор международного музея шпионажа Питер Эрнест
Image caption Бывший агент ЦРУ Питер Эрнест считает сделку об обмене идеальным исходом для России и США

России и США удалось оперативно договориться по делу так называемых "российских шпионов". Через пару недель после ареста обвиняемые признали свою вину перед американским судом, заключив сделку со следствием.

Сторонам также удалось договориться об обмене заключенными - в пятницу в Москву должна прилететь задержанная в Нью-Йорке Анна Чэпман. Судя по всему, ее возвращение произойдет в обмен на осужденного в России за шпионаж Игоря Сутягина. Согласно поступающим сообщениям, договоренность достигнута и по поводу остальных обвиняемых по делу "российских шпионов".

Что представляет собой эта история? Новую главу в российско-американских отношениях или же серьезный шпионский скандал, подробностей которого общественность еще долго не узнает?

Корреспонденты Би-би-си побеседовали с бывшим агентом ЦРУ, а ныне директором Международного музея шпионажа Питером Эрнестом.

Би-би-си: Насколько важным может оказаться это "шпионское дело" для российско-американских отношений?

Питер Эрнест: Мы видим все признаки того, что оба правительства хотят разрешить этот вопрос как можно скорее и продолжить совместную работу.

Президент Обама только что провел очень позитивную встречу с президентом Медведевым, и вдруг последовали эти аресты - не ясно, с чем это связано. Но оба правительства явно стараются преуменьшить значимость этого дела.

В случае с российским правительством вообще можно сказать, что они относятся к этому делу с юмором.

Видимо, для каждого из правительств важен именно такой исход этого дела. Кстати, мы не знаем, как представляет себе этот вопрос российская СВР (Служба внешней разведки), встретят ли они их как героев...

Би-би-си: Нанесли ли эти так называемые шпионы ущерб национальной безопасности США?

П.Э.: Судя по документам, предоставленным юридическим отделом ФБР - нет никаких признаков того, что они нанесли хоть какой-то ущерб.

Их не обвиняют в шпионаже, а я смею предположить, что только в том случае, если бы их в нем обвиняли, это значило бы, что национальная безопасности пострадала.

Но мы по-прежнему не знаем подробностей дела, в документах только есть указания на то, что были перехвачены более ста сообщений, но мы не знаем, что в них.

Очевидно, что в перехваченных сообщениях нет ничего, угрожающего национальной безопасности США.

Би-би-си: На каком уровне обычно принимаются решения о таких обменах?

П.Э.: Конечно же, здесь нужно одобрение на самом верху. Разработкой деталей занимаются дипломаты и сотрудники госдепартамента, министерства юстиции. Но сперва кто-то должен дать обмену "зеленый свет".

Такой вопрос вполне может обсуждаться в Совете по национальной безопасности США, где президенту посоветуют принять такое решение с учетом нынешних отношений с Россией, с учетом того, что с шпионов взять уже нечего, того, что большого вреда они не нанесли.

Би-би-си: В прошлом Роберт Хенссен и Олдрич Эймс были признаны виновными и приговорены к пожизненному заключению без права досрочного освобождения за шпионскую деятельность в пользу России. Указывает ли тот факт, что сегодня мы говорим об обмене, на то, что это - скорее мало что значащая история, чем серьезное шпионское дело.

П.Э.: Я не исключаю, что мы так легко и спокойно относимся к этому делу, потому что знакомы с ним только поверхностно.

На самом же деле, ФБР - самая серьезная контрразведывательная служба - занималась сбором фактов по этому делу на протяжении более десяти лет.

А это значит, что все ходы и перемещения российских агентов, их встречи с российскими чиновниками и сотрудниками миссии ООН происходили на глазах агентов ФБР. Но говорить о серьезности этого все равно сложно.

Мне сложно поверить, что российское правительство на самом высоком уровне не знало о существовании этой шпионской сети, состоящей из 10 или 11 человек.

К тому же, мы не знает истинной цели этих людей. СВР, определенно, относилась к ним серьезно. И думаю, СВР сообщала о деятельности этой сети российскому руководству.

Би-би-си: Как, по-вашему американская сторона относится к этому обмену?

П.Э.: Я считаю, что и для ФБР, и для министерства юстиции это крупный успех. Им удалось проникнуть и обезвредить целую шпионскую сеть, как они ее сами называют.

Тот факт, что они всех их "накрыли" - успех, за ними явно наблюдали очень долго, выяснили все, что только возможно.

Би-би-си: Как вы думаете, в США есть еще действующие шпионы или шпионские сети?

П.Э.: На эту тему можно долго и интересно рассуждать. Но я считаю, что особо интересно само слово "сеть", которые использовали агенты ФБР.

Насколько я знаю, подобной сети из десяти так называемых "нелегалов", связанных вместе, никогда раньше не раскрывали.

Проблема любой секретной "сети" - в том, что если ты выходишь на одного ее члена, связанного с еще одним, то постепенно тебе открываются все звенья цепи.

Нельзя исключить, что есть и другие "шпионские сети". Допустим, может быть еще шпионская сеть на западном побережье США или в кругах, связанных с министерством обороны.

Но если бы некая связь между раскрытой сетью и этими сетями существовала - ФБР бы знала о них.

Би-би-си: Как вы считаете, означает ли все это, что, несмотря на улучшение отношения России и США, обе страны по-прежнему будут шпионить друг за другом?

П.Э.: Разведка и шпионаж существовали уже тогда, когда не было письменности. Я не думаю, что с окончанием холодной войны стоило ожидать, что вся шпионская деятельность прекратится.

Секретным сбором информации друг о друге правительства занимались всегда.

А Россия всегда, к примеру во времена Петра Первого и Екатерины Великой стремилась завладеть секретами западных технологий.

Самый яркий пример конечно же, это проникновение агентов КГБ в проект "Манхеттэн", когда они узнали секрет изготовления атомной бомбы. Это был колоссальный прорыв и огромный успех.

Подобные вещи - ракетные системы, планы по расширению НАТО - по-прежнему вызывают интерес.

Они, как и раньше, засекречены, и будут всегда вызывать интерес шпионов.

Би-би-си: Технологии, которыми пользовались так называемые "шпионы", взяты будто из классических книг и фильмов про времена холодной войны. Это значит, что российские агенты пользовались отсталыми методами?

П.Э.: В нашем музее отличная коллекция материалов, связанных с холодной войной. И российские шпионы, действительно, пользовались некоторыми из этих методов - они до сих пор используются и до сих пор эффективны.

Этими же технологиями прекрасно пользовались американские агенты в Москве во время холодной войны.

Проблема в другом. Все эти методы - отнюдь не волшебство.

Если за тобой наблюдает такая первоклассная служба, как ФБР, когда они видят каждый твой шаг даже в твоей собственной квартире, все эти маленькие хитрости, предназначенные для того, чтобы не дать окружающим понять, чем ты занимаешься - не работают, и не сработали на этот раз.

Но они пользовались и новыми технологиями. Передавали данные через закрытые сети между ноутбуками, они использовали криптологию, а также стегонографию, то есть включение сообщений в визуальные изображения или же в другие сообщения.

Подобными технологиями пользуются сегодня террористы. В последние десять лет мы не так опасаемся того, что бок о бок с нами живут шпионы, как того, что рядом находятся террористы.

Новости по теме