"Первому Кавказскому" в эфире отказано. Что дальше?

  • 14 июля 2010
Пустая студия Первого Кавказского
Image caption Канал не оправдал даже опасений российских политиков, считают некоторые экперты

"Первый Кавказский" ждал около шести месяцев решения парижского суда, надеясь возвратиться в эфир и возобновить вещание через спутник, однако, 12 июля суд принял решение отклонить иск против компании Eutelsat.

Грузинская общественная телекомпания надеялась на возвращение спутникового вещания и возмещение ущерба, которая компания понесла с момента отключения со спутника и до начала судебного разбирательства.

По словам заместителя генерального директора телекомпании Майи Бичикашвили, парижский коммерческий суд не учел “явные доказательства" того, что предоставляющая коммуникационные услуги компания Eutelsat, отключила канал не по техническим причинам, а из-за содержания передач, что является грубым нарушением.

Как говорит Бичикашвили, компания Eutelsat вначале заявляла о проблемах с содержанием канала в качестве причины для отключения "Первого Кавказского" от спутника, однако затем меняла объяснения причины своего решения несколько раз.

Бичикашвили также заявила, что телеканал, вероятно, обжалует решение коммерческого суда, так как считает его несправедливым.

"У нас есть месяц, чтобы подать апелляцию, и мы, конечно, думаем об этом", - сказала Бичикашвили Русской службе Би-би-си.

Проигранная битва?

"Первый Кавказский" был отключен от спутника приблизительно через две недели после запуска. Грузинское правительство сразу заподозрило за этим "руку Москвы", в частности компании "Газпром-Медиа".

Бичикашвили считает, что связь между решением, принятым европейской компанией, и российскими интересами очевидна.

"Спутник W7 - очень вместительный и странно, что компания Eutelsat в первый месяц запуска этого спутника, заявила, что у нее нет места на этом спутнике, - говорит Бичикашвили. - В тот же день, когда мы запустили вещание канала, подписывается соглашение с "Интерспутником", так что проглядывается прямая связь между угрозами российских чиновников и абсолютно нелогичным решением европейской компании”.

Международная организация космической связи "Интерспутник" объявила о подписании соглашения с Eutelsat 15 января, в результате арендовав 16 транспондеров. Новый ресурс будет использован "Газпром-Медиа".

Eutelsat категорически отвергает обвинения во со стороны грузинского общественного телевидения, заявив, что не вмешивается в содержание передач, транслируемых через спутники, а "Первому Кавказскому" был предложен взамен альтернативный спутник.

Предложение было, по заявлению грузинского телеканала, неприемлемым, так как зона покрытия нового спутника не охватывала целевую аудиторию "Первого Кавказского" - центральную Россию и постсоветские страны.

"Зона покрытия, которая нам необходима - это Центральная Россия, Европа и всё постсоветское пространство, и второй спутник нам возможности вещать на этих территориях не давал, - говорит руководитель информационной службы "Первого Кавказского", Екатерина Котрикадзе. - Именно, поэтому технически предложение компании Eutelsat для нас было неприемлемым, таковым оно остаётся и сейчас".

Сегодня "Первый Кавказский" доступен лишь в интернете. Канал ограничивается размещением информационных клипов - производство большинства программ остановлено.

"Первый Кавказский": успех или провал?

Руководители канала заявляют, что, несмотря на проигрыш в парижском суде, "Первый Кавказский" продолжит своё существование и после реорганизации вернется в эфир.

“То, что мы появимся и будем альтернативным источником информации - я в этом не сомневаюсь. По большому счёту, я думаю, что надежды были только на одно, что нам компенсируют 2-3 миллиона евро. Но я не сомневался в том, что нас не вернули бы на спутник”, - говорит один из ведущих "Первого Кавказского", Олег Панфилов.

По его словам, так как сумма, выплачиваемая российскими каналами, намного выше того, что компания могла получить от грузинского телеканала, “как всегда победили деньги”.

“Точнее, победили деньги в политике. Мотивы заказчиков, конечно, были политические, но как это часто бывает в политике решение всегда финансовое, - говорит Панфилов. - Поэтому был предъявлен выбор Eutelsat – или вы получаете деньги, или вы выгоняете Грузию”,- сказал Панфилов Русской службе Би-би-си.

Панфилов уверен, что несмотря на то, что "Первый Кавказский" не может конкурировать с российскими каналами в плане ресурсов, популярность каналу среди россиян обеспечена.

“Если бы наше телевидение даже состояло только из разговоров с корреспондентами по Skype и, на экране бы было только изображение собеседника - люди бы всё равно смотрели нас, - говорит Панфилов. - Дело не в том, сколько у канала камер - проблема в альтернативном телевидении, так как есть большой дефицит объективной и достоверной информации”.

Многие считают, что идея грузинского правительства запустить канал в пику России потерпела крах, а парижский вердикт лишь формально поставил точку на существовании канала.

В то время как руководители канала заявляют, что их главный козырь – объективность, по словам эксперта и члена Клуба независимых экспертов Гии Хухашвили, риторика грузинского общественного телевидения во многом предопределила его образ как рупора грузинского правительства и дискредитировала этот проект.

“Создавать чисто пропагандистскую машину, которая будет использована в международной политической борьбе - это даже не XX век, это уводит нас в какие-то дебри. И, конечно же, по сегодняшним мировым стандартам, такого допускать нельзя, - считает Хухашвили. - Такое можно было создать, но акцент сделать на интеграционные, а не дезинтеграционные процессы ”.

Канал не оправдал даже опасений российских политиков, которые отреагировали на идею создания канала жёсткими обвинениями, считает эксперт по вопросам Кавказа, Мамуки Арешидзе

“Российские власти, полагали, что этот канал будет высокого художественного качества, будет играть важную роль в жизни Кавказа, но они просчитались. Этот канал, к сожалению, не был высокого качества”, - считает Арешидзе.

"Я не считаю, что проект получился - и [низкий] художественный уровень, и излишняя политизированность мешают этому проекту, - полагает эксперт. - Стремление этого канала - делать политику между Россией и Грузией, а я считаю, что политика канала должна быть направлена на оживление кавказской идеи – общности, но не политической, а духовной”.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.