100 дней нефти и неопределенности

  • 28 июля 2010
Нефть на побережье Мексиканского залива
Image caption Местные рыбаки не уверены, что вообще когда-нибудь будут снова ловить рыбу в привычных местах

Ровно сто дней назад на нефтяной платформе Deepwater Horizon произошел взрыв. Погибли 11 человек. Началась неконтролируемая утечка нефти в воды Мексиканского залива.

"Сто дней назад я все еще рыбачил, восемьдесят дней назад уже искал работу", - рассказывает Бобби Уоррен, которого все в Венеции (штат Луизиана) называют просто "капитан Бобби".

Сегодня лодка капитана Бобби развозит сотрудников службы береговой охраны и компании ВР. Про туристов и рыбалку он забыл давно.

"Технически работа у меня есть, - говорит капитан. - Но мой бизнес стоит на месте, за все сто дней я ничего не сделал. А чем дольше не занимаешься бизнесом - тем больше и тяжелее будет работать, когда, наконец, к нему вернешься".

В последнее время, по словам Бобби Уоррена, ситуация уже не кажется кошмаром. Нефти на поверхности воды, определенно, становится все меньше.

Главное опасение капитана Бобби – неизвестность: слишком многое, видимо, не знают даже ученые и сама компания ВР.

"Под водой по-прежнему много нефти, ее просто никто не видит. Многие уже на нее натыкались в разных местах, она лежит на дне", - говорит Уоррен.

Что с рыбой, креветками, крабами?

"На прошлой неделе, кажется, открыли для рыболовства государственные воды, полоску в три мили шириной", - рассказывает Майкл Питтс, владелец домика и лодки на острове Дофин, у побережья штата Алабама.

Image caption Капитан Бобби Уоррен уже забыл, когда последний раз выходил в море рыбачить

Питтс объясняет, что часть вод, признанных безопасными для рыбной ловли, не подходит для большинства местных рыбаков, и они никогда не ходили туда на промысел.

"Честно говоря, я не жду, что мы вообще когда-нибудь будем снова ловить рыбу на шельфе, - говорит Майкл Питтс. – Но даже если бы они сейчас все открыли и сказали мне "Давайте, рыбачьте!", я не уверен, что смог бы заставить себя даже попробовать пойманную рыбу на вкус".

У побережья Луизианы, где привык рыбачить капитан Бобби, часть вод также открыта для частного рыболовства. Коммерческие суда для ловли рыбы и креветок выходить на промысел по-прежнему не могут.

"Честно говоря, мне кажется, что, может быть, рановато разрешать любую рыбалку, - говорит капитан. - Что будет, если кто-то поймает рыбу, отравится, а потом заявит, что рыба была отравлена нефтью? Последствия будут просто ужасными".

При этом капитан Бобби добавляет, что сам не видел мертвую рыбу. И никто из его знакомых рыболовов не замечал ничего особенного после аварии.

"Многие живые существа пострадали, до сих пор находят птиц, покрытых нефтью, которые оказались в нефтяном пятне или которых просто раньше не нашли, - говорит он. - Но про рыбу - ничего подобного. Я не слышал, чтобы кто-то поймал рыбу, которая выглядела бы пострадавшей или зараженной".

Никто не знает ответов

Сказать, что происходит с обитателями вод Мексиканского залива через сто дней после аварии, точно не берется никто.

Image caption Рыболовная лодка Майкла Питтса сегодня состоит на службе в береговой охране

Ряд исследований показывает, что морепродукты из залива можно употреблять в пищу. Но поверить таким исследованиям безоговорочно готовы не все.

"Меня шокирует, как мало делается для того, чтобы выяснить, как все это повлияло на живые существа в заливе, - говорит Майкл Питтс. - Даже если такие отчеты и существуют, то почему-то их не стремятся распространить как можно шире, чтобы все знали, в каком состоянии рыболовная отрасль, как пережила все это рыба".

Именно поэтому, из-за отсутствия достоверных исследований, рыба из Мексиканского залива не вызывает у Питтса аппетита.

Капитан Бобби тоже не уверен, что готов есть рыбу и креветки из залива уже сегодня. И не знает, будет ли их достаточно для промысла в следующем году.

"Все это произошло в самое неподходящее время, весной и в начале лета, когда появляются мальки, когда крабы, креветки и всякие морские организмы размножаются, - говорит капитан Бобби. - Мне кажется, на то, чтобы понять, как нефть повлияла на живые существа в заливе понадобятся несколько лет".

Выплаты и компенсации

У капитана Бобби Уоррена не возникло проблем с получением компенсаций от компании ВР. "Они хорошо делают свою работу, грех было бы жаловаться", - говорит он.

Image caption Джейсон Ирабедра три месяца тщетно пытался получить работу в ВР

Но семья Кэна и Сэнди Ирабедра с острова Дофина до сих пор не может получить от компании ВР ни цента. Причем не по вине компании, а из-за стечения обстоятельств.

"Мы планировали сдавать свой дом в аренду", - рассказывает сын Кэна и Сэнди Джейсон Ирабедра.

Закончить строительство дома, ради которого пришлось взять кредит и в чем-то себе отказать, семья рассчитывала к началу туристического сезона.

Сегодня все работы приходится делать своими силами: все местные и приезжие рабочие заняты на очистке залива и побережий от нефти.

"Электрик несколько недель не может к нам прийти, потому что работает на ВР, - рассказывает Джейсон. - А мы, пока полностью не закончим дом, не можем подать запрос на компенсацию в ВР и получить хоть какие-то деньги".

Уборка нефти продолжается

На острове Дофина, когда нет туристов и рыбалки, делать нечего. Джейсон Ирабедра решил тоже устроиться на временные работы в ВР, которые достойно оплачиваются.

"Я три месяца пытался получить работу от ВР, но мне так и не позвонили, - рассказывает Джейсон. - Я сам им звонил сотни тысяч раз, хотел пройти подготовку и делать хоть что-то, но мне так и не дали работу".

Работы по очистке побережья от нефти по-прежнему много. Даже не острове Дофина, в Алабаме, где загрязнение не было таким серьезным, как в Луизиане, нефть по-прежнему пару раз в неделю выбрасывает на берег.

Image caption Галина Сундукова говорит, что сегодня на пляжах Флориды полно народа

"Это - мелочь, потому что, как только это случается, привозят людей, и они все убирают, - рассказывает Джейсон. - К тому моменту как кто-то приходит на пляж, все уже чисто".

В Луизиане, после того как новая нефть перестала попадать в залив, работы по очистке стали замедляться.

"Они, похоже, могут немного сократить количество рабочих, потому что основные очистные мероприятия позади, - говорит капитан Бобби. – Там, где для работы была нужна, скажем, тысяча человек, сегодня хватит семисот".

В курортном городке Пенсакола-Бич, штат Флорида, работы по очистке пляжей от нефти идут постоянно.

"Когда утром мы идем на работу, то ребята, которые очищают пляжи от нефти, уже возвращаются. Они начинают очень-очень рано, чуть ли не ночью", - рассказывает Галина Сундукова, сотрудница магазина для туристов в Пенсаколе.

По словам Галины, каждый день десятки автомобилей и вертолетов привозят и увозят рабочих, которые работают на очистке залива.

Туристы возвращаются не везде

Галина Сундукова рассказывает, что труднее всего ей и всем, кто занят в туристической отрасли в Пенсаколе, пришлось в начале лета, когда ситуация казалась совсем неопределенной.

"Когда пятно начало распространяться по всему заливу и мы поняли, что нефть уже есть в Алабаме и приходит во многие ближайшие районы, началась паника, - рассказывает Галина. - Пошли слухи, казалось, что все мы просто лишимся работы, и было страшно".

Image caption Магазин для туристов в Пенсаколе по-прежнему приносит прибыль

Сегодня, по словам девушки, те, кто решил провели каникулы в Пенсаколе, смело приезжают на побережье. Магазин, в котором работает Галина, не стал сокращать количество сотрудников, покупателей хватает каждый день.

"Конечно это не сравнить с прошлым годом, когда было очень много туристов и хорошая прибыль, я так предполагаю, что это даже не пятьдесят процентов от того, что было в прошлом году, - говорит Галина. - Но все-таки магазин работает не в минус и даже не в ноль, а с достаточной прибылью".

По словам Галины, в гостиницах в Пенсаколе нет свободных мест, и сотрудникам даже предлагают работать сверхурочно. Вечером нет свободных столиков в местных ресторанах и кафе.

"На пляжах тоже очень много народа, особенно вы выходные, и приезжающим часто негде припарковать машину", - рассказывает девушка.

Ущерб наносят журналисты?

Власти Флориды, чьей основной статьей дохода летом является туризм, сделали немало, чтобы привлечь назад туристов. Даже семья президента Обамы приезжала на пляжи Флориды, чтобы личным примером показать американцам, что отдых там безопасен.

Image caption На пляжах острова Дофина туристов можно пересчитать по пальцам

Но на остров Дофина в Алабаме, где на рекламу деньги тратить некому, туристы возвращаться не стали.

"Здесь тихо, не как во Флориде, тут скорее рыбацкая деревушка, куда многие приезжали в поисках покоя", - рассказывает Джейсон Ирабедра.

По его словам, на пляжах, где летом обычно не протолкнуться, сегодня за день можно встретить 15 человек.

"Самым ужасным оказался не сам разлив нефти, а то, как журналисты представляют его: они пишут, что все крайне плохо, что нефть везде, нельзя ходить на пляжи", - рассказывает Джейсон.

По словам Джейсона, только местные жители знают, что то на пляжах можно загорать и купаться, а вся остальная страна об этом понятия не имеет.

"Поэтому понятно, что люди отменяют свои планы на отдых, хотя могли бы этого и не делать", - говорит он.

Самый счастливый день из ста

Галина Сундукова рассказывает, что особенно много туристов вновь появилось в Пенсаколе после того, как стало известно, что ВР удалось остановить утечку нефти.

Майкл Питтс из Алабамы признается, это именно этот день, возможно, стал самым радостных из всех ста дней после аварии.

Image caption Как только нефть попадает на побережье, за очистку берутся десятки рабочих

"В тот день, когда появились новости, что нефть остановили - моя мама сразу же позвонила мне в невероятном возбуждении, - рассказывает он. - Ей 70 лет, но она буквально не отходила от телевизора, ждала, когда же нефть остановят".

По мнению Майкла, радоваться тому, что нефть больше не попадает в залив, должны не только жители побережья Мексиканского залива и жители всей Америки, но и всего мира.

"В какой-то момент залив бы переполнился и нефть попала в Атлантику, - говорит Майкл. – А Атлантический океан омывает побережья Европы, думаю, тут никому не нужен урок географии".

Капитан Бобби Уоррен из Луизианы тоже считает, что остановка нефти – серьезный шаг вперед. Но не хочет быть слишком оптимистичным.

"В тот день, когда остановили нефть, я встретил на пристани журналиста, который буквально прыгал от радости и говорил, как все прекрасно, - рассказывает капитан Бобби. - Мне пришлось сказать: "Давай подождем еще хотя бы месяц, когда они все это окончательно остановят и очистят, а пока - выводы делать рано".