Елена Каган - пацифист, либерал и верховный судья США

  • 5 августа 2010

Что сенат США утвердит назначение Елены Каган в Верховный суд страны, с самого начала не вызвало особых сомнений. Длительные слушания по этому поводу, проходившие в июле в сенатском комитете по правовым вопросам, не принесли сюрпризов и не доставили ее оппонентам-республиканцам компромата, который бы торпедировал назначение Каган.

Image caption Елене Каган всего 49 лет, так что ей, вероятно, предстоит долго работать Верховном суде

Новый член верховного суда США родилась на манхэттенском Вест-Сайде в 1960 году. Ее мать Глория, в девичестве Гиттелман, была учительницей, а отец Роберт– адвокатом.

Каган, которая исповедует консервативный иудаизм, училась в Принстоне, Оксфорде и на юрфаке Гарвардского университета, а впоследствии стала его деканом.

Ее назначил на этот пост тогдашний президент Гарварда Ларри Саммерс, являющийся сейчас ведущим советником Барака Обамы по экономике.

При Билле Клинтоне новый член Верховного суда была заместителем юрисконсульта Белого дома и советником президента. Придя к власти, Обама назначит Каган главным юрисконсультом администрации.

Против оружия

Консервативные публицисты называют Каган сторонницей новых ограничений на оружие и напоминают, что она как-то свалила Национальную стрелковую ассоциацию в одну кучу с Ку-клукс-кланом.

Они многозначительно отмечают, что, учась в Принстонском университете, она написала курсовую работу по социалистическому движению в Нью-Йорке начала 20-го столетия. Научный руководитель Каган, профессор истории Шон Виленц, заявил после ее выдвижения в Верховный суд, что это не значит, что она сама была социалисткой.

"Изучать что-то не значит это поддерживать", - говорит Виленц, сам специализирующийся на расовых и классовых отношениях в Америке раннего периода.

Как и Обама, Каган является одним из редких американских правоведов, у которых крайне мало печатных работ. У Обамы их, насколько известно, вообще ни одной, а у Каган – всего пять.

Как выражаются американцы, она оставила минимальный "бумажный след". Его, однако, было достаточно, чтобы встревожить критиков Каган, доказывающих, что она пленница своих идеологических пристрастий и не в состоянии судить непредвзято.

В 1996 году она, например, напечатала в юридическом журнале Чикагского университета статью, в которой доказывала, что правительство вправе ограничивать свободу слова, если оно считает, что этой свободой злоупотребляют во "вредоносных целях".

Критики возмущаются, что это противоречит Первой поправке к конституции США, но Каган доказывала, что правительство вправе ущемлять свободу слова при условии, что оно руководствуется благими намерениями.

Голосование наверняка

При нынешней расстановке сил в сенате кандидатура Каган была обречена на утверждение, тем более что она обходительна, остроумна и опубликовала так немного, что республиканцам было мало к чему придраться.

Республиканцы к тому же действовали не единым фронтом. Одна из них, сенатор Сюзан Коллинс из штата Мэн, заявила, что будет голосовать за Каган, поскольку у той "хватает интеллекта, опыта, темперамента, порядочности и мировоззрения", чтобы быть членом высшей судебной инстанции.

Сенатор-республиканец Ричард Шелби, с другой стороны, суммировал мнение большинства своей фракции, заявив: "Попросту говоря, Каган является политической активисткой, а не юристом".

Судя по тому, что еще в школе каган снялась в судейской мантии, она с младых ногтей метила в элиту судейского сословия. Возможно, поэтому она всю жизнь старательно избегала публичных оценочных суждений, поэтому ловить ее было почти не на чем. Она никогда не была судьей, не вынесла решения ни по одному судебному делу, и оппоненты с самого начала корили ее за недостаток опыта.

Республиканцев смущает то обстоятельство, что, будучи деканом гарвардского юрфака, Каган отказалась пускать туда представителей Пентагона, которые хотели набрать из ее питомцев будущих военных юристов.

Каган объясняла это тем, что, не разрешая геям служить открыто, военные занимаются дискриминацией. В таких случаях принятый конгрессом так называемый закон Соломона уполномочивает военных лишать учебное заведение федеральных дотаций, которые в случае Гарварда превышали 300 миллионов долларов в год. В свете этого Каган пришлось пойти на попятную, но она присоединила свой голос к тем, кто опротестовал этот порядок в Верховном суде.

Ее сторона проиграла с редким в этой инстанции разгромным счетом 8:0.

В свете вышесказанного ее оппоненты доказывали, что Каган является человеком весьма либеральных взглядов и в случае своего утверждения сенатом толкнет Верховный суд слишком далеко влево.

На долгие годы

В этом смысле ее назначение в будущем может стать едва ли не важнейшим элементом обамовского наследия.

В верховном суде девять членов. Там сейчас четыре либерала, четыре консерватора и судья Энтони Кеннеди , который снует между ними, но в последнее время больше клонится вправо.

Каган, которой в апреле исполнилось 50 лет, может спокойно просидеть в высшей судебной инстанции страны еще несколько десятилетий. Часть других свершений Обамы рано или поздно будет отменена или размыта неумолимым течением времени, но члены Верховного суда назначаются пожизненно.

Поскольку Каган сменит, пожалуй, самого либерального члена суда Джона Пола Стивенса, просидевшего в нем не много, не мало 35 лет, расстановка сил там сейчас сильно не изменится. Каган, однако, молода, напориста и обладает даром убеждения. Это может сказаться на будущих решениях суда, который играет громадную роль в американской судьбе.

Обама как минимум будет иметь возможность назначить своего единомышленника и на место престарелой судьи Рут Бейдер Гинзбург, которая и больна раком. Республиканцы беспокоятся, что тогда Верховный суд Америки резко полевеет на многие годы.

Но Обама не раз напоминал оппонентам, что он, между прочим, победил на выборах.

"Мы проиграли, а президент Обама победил, - сухо подтвердил на этой неделе сенатор-республиканец Лесли Грэм. – С моей точки зрения, конституция требует, чтобы я не навязывал ему своего мнения".

"Выборы имеют последствия", - заметил Грэм, говоривший нечто подобное и в прошлом году, когда Обама назначил в верховный суд Соню Сотомайор. Как и предсказывали, она немедленно примкнула к его либеральному крылу.

Новости по теме