В США прошло заседание суда по делу летчика из России

  • 13 августа 2010

В манхэттенском федеральном суде состоялось предварительное заседание по делу ростовчанина Константина Ярошенко и трех африканцев, обвиняемых в сговоре с целью контрабанды кокаина из Латинской Америки в Либерию, а оттуда в другие страны, в том числе и в Соединенные Штаты.

Image caption К началу процесса Ярошенко отрастил густую бороду (фото архивное)

В полдень охранники в штатском одного за другим ввели в зал четверых обвиняемых, которые содержатся в федеральной тюрьме, находящейся через дорогу от здания суда. Они были облачены в темно-синие арестантские блузы с короткими рукавами, синие брюки и мягкие синие тапочки китайского образца.

Арестантов посадили спиной к залу рядом с их адвокатами; миловидная охранница в брючном костюме встала у двери; ее молодой лысоватый коллега занял пост за спинами обвиняемых, а третий конвоир уселся в кресло сбоку и скоро углубился в отправку SMS.

Ярошенко отрастил в тюрьме густую бороду, из которой на подбородке пробивается седина, и выглядел бодрым, хотя его новый адвокат Ли Гинсберг поведал мне, что его подзащитный прихворнул в заключении.

"Если не секрет, на что он жалуется?" - спросил я.

"На живот", - сказал адвокат.

С миру по нитке

Вместе с Гинсбергом россиянина представляет уроженка Дальнего Востока Анна Браун, с отличием окончившая юрфак Кливлендского университета. Когда Гинсберг представил ее веселому бородатому судье Джеду Рейкоффу, тот сострил, что допустит Браун к защите, если она заплатит суду 25 долларов.

"Надо помочь стране выйти из кризиса", - согласился Гинсберг.

Защиту оплачивает сам Яковенко. Браун сказала мне, что деньги собирают "с миру по нитке", прежде всего в Ростове. Российское консульство в расходах не участвует и, как я понимаю, не прислало на заседание своих представителей.

Местные СМИ явно не считают данное дело знаковым: в зале сидела группа российских журналистов и один американский.

За день до заседания прокуратура, как положено по закону, должна была предоставить адвокатам значительную часть имеющегося у нее компромата, чтобы те могли подготовиться к суду. Защита действительно получила от прокуроров часть материалов, которые та собирается использовать на процессе.

Бывший адвокат россиянина Сэм Шмидт посетовал, что Ярошенко трудно прослушать записи своих разговоров, тайно сделанные американскими агентами в Либерии, поскольку в тюрьме всего три аппрата для этого, и на них всегда претендуют по 10-15 заключенных.

Но важную часть вещдоков прокуратура защите в срок не дала, объяснив это тем, что они отправлены в спецлабораторию управления по борьбе с наркотиками, где на их обработку уйдет несколько месяцев.

Прокурор Дженни Деббс заявила, что речь идет о 65 вещественных доказательствах: ноутбуках, мобильных телефонах, сим-картах и дисководах, изъятых у обвиняемых. На данный момент лаборатория уже закончила изучать большую часть изъятого. Исключение составляют три ноутбука, два телефона и пять сим-карт. Информация в них зашифрована, защищена паролями или не читается на имеющемся у следствия оборудовании, поскольку речь идет о программном обеспечении иностранного происхождения.

Поэтому прокурор попросила дать ей еще месяц. Судья нехотя согласился, но заметил, что если бы это хозяйство дали его юной дочери, то она бы разобралась в нем куда быстрее.

Будущая тактика

Из замечаний адвокатов на слушании начала вырисовываться будущая тактика защиты. Гинсберг, например, осведомился, на каком основании Ярошенко вывезли в США из Либерии. "Официального прошения об экстрадиции, как я понимаю, не было", - заметил он.

Другие защитники поставили под сомнение юрисдикцию американского суда. Обвиняемые якобы обсуждали в Либерии переправку части наркотиков в Америку, но на американской территории ничего не совершили.

Защита также обратила внимание, что либерийский закон запрещает записывать разговоры, даже если это делает один из их участников.

Судья призвал адвокатов изложить свои соображения письменно и представить их ему к 13 октября. Наконец, он назначил суд на 28 февраля. Прокурор заявила, что, по ее выкладкам, он займет две недели.

Когда обвиняемых выводили из зала, Ярошенко обернулся, как бы ища глазами знакомые лица, но никого не нашел и быстрым шагом направился к двери.

Новости по теме