Грузинские геи пытаются выйти из подполья

  • 18 августа 2010
Ника
Image caption Нику пытались лечить от "мужских повадок"

В Грузии разгорается скандал вокруг возможности проведения гей-парада в Батуми, столице автономной республики Аджария.

Проведение такого шествия в стране, где большинство не скрывает своего пренебрежительного отношения к представителям сексуальных меньшинств, вызывает опасения даже у либералов.

Несмотря на то, что пока не было сделано никаких официальных заявлений ни со стороны властей, ни со стороны представителей сообщества лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов и трансвеститов, грузинские СМИ уже обсуждают возможность проведения такого шествия. Блюстители грузинских традиций и морали угрожают сорвать это мероприятие.

18-летний Ачико с гордостью говорит о том, что он сделает в случае, если по улицам Батуми проведут шествие представители сексуальных меньшинств. "Если они посмеют это сделать, их надо разогнать! Это позор для Грузии, такие люди не должны существовать в нашей стране!" - говорит Ачико.

В горячих речах Ачико уже не слышно негромких возражений его рыжеволосого приятеля: "Пусть будут, если они есть, но сами для себя".

В Грузии, где православная церковь пользуется незыблемым авторитетом и доверием большинства, не только сами представители сексуальных меньшинств, но и любые высказывания в защиту их прав нередко воспринимаются как противостояние традициям и церкви.

Один из критиков руководства Грузии режиссер Гога Хаиндрава в интервью Русской службе Би-би-си сказал, что подготовка к проведению парада уже в самом разгаре и мероприятие является инициативой грузинского правительства.

Сломать христианскую мораль

Хаиндрава уверен, что парад - часть кампании против грузинской православной церкви и традиций.

"Целью является сломать эту абсолютно незыблемую часть грузинского менталитета и грузинского самосознания - христианскую мораль. Против нее идет явный неприкрытый штурм со стороны правительства, задача которого сломать христианскую мораль в грузинском обществе", - считает Хаиндрава.

По его словам, сестра нового министра экономики и устойчивого развития Грузии Нина Кобалия на одном из интернет-сайтов уже открыто приглашает геев из разных стран в Грузию.

Однако в интервью Русской службе Би-би-си глава департамента по туризму и курортам Аджарии Темури Диасамидзе заявил, что ему ничего не известно о проведении такого мероприятия в Батуми. Сама госпожа Нина Кобалия, внештатный сотрудник департамента и эксперт по связям с общественностью, также опровергла свою причастность к организации якобы планирующегося мероприятия.

"Я не говорю, что проведение гей-парада в Грузии - это плохо или неприемлемо, но я ничего об этом не знаю и не имею к этому никакого отношения", - сказала Кобалия Русской службе Би-би-си.

Гей-парад – не самоцель

Image caption Хаиндрава считает, что цель гей-парада - сломать традиционную мораль Грузии

Паата Сабелашвили - глава фонда "Инклюзив", первой и одной из немногих организаций, занимающихся правами сексуальных меньшинств. Он считает, что шумиха, поднятая вокруг якобы готовящегося парада, - это очередная неумело используемая политиками сплетня.

"Гей-парад не является самоцелью, гей-парад является методом для достижения цели - привлечения общественного внимания к проблемам людей, которые не решаются в стране, - говорит Сабелашвили. - Главный адресат гей-парада – это власти. Проводить этот парад засекреченно, с их поддержкой – это просто невиданно, такого нигде не происходит".

Психолог и специалист по гендерным вопросам Нана Берекашвили считает, что проведение гей-парада в Грузии может привести к негативным последствиям. Однако тема сексуальных меньшинств и их прав требует более широкого обсуждения.

"Я считаю, что не гей-парад, а более организованно-образовательная акция в поддержку прав сексуальных меньшинств может себя оправдать. Эта тема в Грузии существует лишь на уровне приватных бесед, когда все кому не лень используют определение гея как наиболее уничижительное и унизительное".

По словам Берекашвили, большинство в Грузии с готовностью выражает свое пренебрежение к представителям сексуальных меньшинств, а идея роста населения, пропагандируемая как церковью, так и государством, подпитывает неприятие сексуальных меньшинств.

"Во-первых, это обыкновенный комформизм – делать и говорить так, как большинство, так, как принято, - говорит Берекашвили.- Так что большинство просто присоединяется к общему мнению: "Такие люди не должны существовать, это грех, это разврат и искажение цели нации".

Три года назад готовящаяся акция "Все разные - все равны!" была также отменена после заявлений о том, что это мероприятие фактически является попыткой проведения первого гей-парада в Грузии.

Патриархия Грузии тогда также выступила с заявлением о том, что мероприятие может вызвать физическое противостояние, поскольку общественность к нему негативно относится.

Жизнь в подполье

Гомосексуальность была признана легальной в Грузии десять лет назад, однако большинство представителей сексуальных меньшинств продолжает "жить в подполье", говорит Сабелашвили. Те, кто осмеливается открыто заявить о своей сексуальной ориентации, становится объектом насмешек и агрессии.

"Тебя клеймят как чужого, как изгоя. Твое место - в общественном туалете или где-то еще, лишь бы ты не показывался. Когда тебя не видно – тебя нет, когда ты виден – ты проблема", - говорит Сабелашвили.

Сегодня, сидя в небольшом кафе в центре Тбилиси, 37-летний Ника уже открыто и даже с улыбкой рассказывает о своём детстве. Единственное, что напоминает сегодня о том, через что ему пришлось пройти, – это множество белеющих шрамов на загорелых руках.

"Я часто пытался покончить жизнь самоубийством. Просто уставал бороться, уставал постоянно доказывать, что я не больной", - говорит Ника.

Для довольно консервативной тбилисской семьи Ника - дочь, которую не удалось вылечить и спасти. Вначале лечить от "мужских повадок" старались наказаниями – побои и привязывание к роялю на долгие часы, потом повели к врачу и даже решили выдать замуж. Но проблемы не заканчивались и за порогом дома.

"Они даже не знали, что такое транссексуал"

"В первую очередь – это проблемы с работой. Сегодня я работаю у друга, он про меня все знает, потому у меня там нет проблем, - говорит Ника,- Но до этого я проработал в полиции около 5-7 лет. Когда начальник узнал про меня, он потребовал написать заявления об уходе. Правда, они думали, что я лесбиянка, они даже не знали, наверное, что такое транссексуал".

По словам Сабелашвили, Ника далеко не исключение. Почти все представители сексуальных меньшинств сталкиваются с проблемами не только на улице, но и со стороны своих родных, как только становиться очевидным их отличие от большинства.

"Если это несовершеннолетний, его пытаются "спасти"- водят к психиатрам и так далее, но если он достиг совершеннолетия его часто просто выгоняют, - говорит Сабелашвили.- А так как в Грузии люди начинают самостоятельную жизнь позже, чем на Западе, они фактически брошены на произвол судьбы".

В течение 26 лет Ираклий (имя изменено) скрывает от своих родных, что он гей. По его словам, это его тайна, открыв которую он рискует потерять все в своей жизни.

"Может быть, когда-нибудь настанет время, когда я смогу открыться и не стесняться себя, - говорит Ираклий. - Однако сегодня, я уверен, что это будет ударом и позором для моей семьи, так что лучше оставить всё как есть".

Новости по теме