Из СИЗО в центре Душанбе сбежали 25 заключенных

  • 23 августа 2010
Таджикские военные
Image caption План "Перехват" пока не дал результата

Государственный комитет национальной безопасности Таджикистана (ГКНБ) в понедельник утром распространил официальное заявление, в котором обнародованы подробности вооруженного побега, совершенного группой заключенных из следственного изолятора ГКНБ.

В числе бежавших - обвиняемые в совершении тяжких уголовных преступлений, в том числе участники вооруженной группировки, арестованные таджикскими спецслужбами летом прошлого года на востоке страны.

Оперативный штаб, созданный для задержания беглецов, возглавил министр МВД Таджикистана Абдурахим Каххаров.

В стране объявлен план "Перехват", который пока не дал результата. Силы правопорядка переведены в режим повышенной готовности.

"Группа преступников, содержащихся в следственном изоляторе (ГКНБ РТ), пользуясь безответственностью и халатным отношением к своим обязанностям охранников, напали на них и завладели оружием, - говорится в заявлении властей. - В результате один из охранников убит, 25 вооруженных заключенных переоделись в камуфляжную полевую форму".

"Примерно в 01 час 10 минут 23 августа указанная вооруженная группа преступников совершила нападение на пост СИЗО министерства юстиции, убили четырех охранников и на автомобильном транспорте скрылись в неизвестном направлении", - говорится в том же заявлении.

СИЗО, из которого осуществлен побег, находится в самом центре Душанбе, недалеко от дома президента страны Эмомали Рахмона.

Поскольку среди сбежавших есть граждане России и Афганистана, власти Таджикистана обратились к Москве и Кабулу с просьбой провести совместную операцию по поимке беглецов.

Тавильдаринское дело

По некоторым данным, среди беглецов - сыновья Мирзо Зиеева (экс-министра по чрезвычайным ситуациям и экс-командующего вооруженными силами таджикской оппозиции, убитого летом прошлого года в результате операции правительственных войск на востоке Таджикистана), Абдурасул Мирзоев (брат осужденного Гаффора Мирзоева, бывшего директора агентства по контролю за наркотиками и начальника президентской гвардии республики), а также несколько членов Исламского движения Узбекистана (ИДУ), граждане Афганистана и шесть россиян.

Image caption Раштская долина давно известна как район действий повстанцев-исламистов

Все они были задержаны во время прошлогодних событий в Тавильдаринском районе на востоке страны и связаны с делом Мирзо Зиеева.

Заключенные, проходившие по так называемому тавильдаринскому делу, были осуждены на длительные сроки заключения. Судебный процесс проходил в закрытом режиме почти год.

Его итоги были обнародованы только после вынесения приговора. Адвокаты осужденных указывали на множество нарушений, с которыми проходил судебный процесс. Кассационная жалоба приговоренных была отклонена две недели назад.

По одной из версий, беглые заключенные после перестрелки отступили в сторону Раштской долины, что на востоке страны. Не исключено, что они могут предпринять попытку пересечь таджикско-афганскую границу.

Взрывоопасный регион

Раштская группа районов расположена на востоке Таджикистана. В годы гражданской войны в республике (1992-1997) там дислоцировались вооруженные отряды таджикской оппозиции. Большинство лидеров и бывших полевых командиров объединенной таджикской оппозиции - уроженцы этого региона.

Бывшие полевые командиры таджикской оппозиции, тем временем, опасаются преследований в связи с вооруженным побегом заключенных из СИЗО, так как многие из которых в прошлом были сторонниками оппозиции.

Image caption Мирзохуджа Ахмадов был полевым командиром в 90-е годы

"С некоторыми из них мы были знакомы, но сейчас мы не поддерживаем отношений. Мы опасаемся за свою жизнь. Не исключено, что власти захотят нас арестовать, как людей оппозионно настроенных. В районе много солдат, оружия. Силы правопорядка ходят вооруженные, открыто демонстрируя автоматы и пистолеты. Простые люди видят это и боятся. Создается впечатление, что власти нам не доверяют и что жители Рашта представляют потенциальную угрозу Душанбе", - сказал Русской службе Би-Би-Си Мирзохуджа Ахмадов, один из полевых командиров бывшей таджикской оппозиции.

Летом прошлого года в ходе антитеррористической операции на востоке страны был убит экс-министр по ЧС Мирзо Зиеев, одна из самых ярких и влиятельных фигур в бывшей таджикской оппозиции. По официальной версии, он примкнул к боевикам, а затем был пойман силовиками.

Между тем, несмотря на усиление центральной власти, в стране немало недовольных политикой нынешнего правительства из числа простых жителей страны, далеких от политики, говорит эксперт Шокирджон Хакимов.

Эксперт указывает на нынешнюю социально-экономическую ситуацию и огромную армию безработных, пополняющуюся за счет возвращающихся из России трудовых мигрантов. Последние, по его мнению, могут стать объектом для манипуляций со стороны определенных политических течений.

За 13 лет с момента подписания в Москве мирного договора часть оппозиционеров была убита, другие заключены под стражу и немногие находятся за пределами страны и не представляют реальной угрозы нынешнему правительству, говорит Хакимов.

Наблюдатели не исключают, что вооруженный побег был хорошо подготовленной спланированной акцией. Время совершения побега также выбрано не случайно.

"Это пощечина правоохранительным органам Таджикистана. Однако власти найдут способ найти беглецов. Но вся эта ситуация говорит о широком распространении коррупции. Люди предают если не родину, то свои прямые служебные обязанности из-за денег. Серьезно дестабилизировать обстановку случившийся инцидент не сможет, но внести нервозность может накануне празднования независимости", - заявил политолог Абдугани Мамадазимов.

Таджикские власти всерьез опасаются активизации подпольных религиозных организаций. В частности, оперативники сообщают о серии задержаний сторонников запрещенных исламских движений. Число таких движений, по предположениям, может вырасти из-за нерешенности социальных вопросов и непопулярности официального духовенства.

Обозреватели полагают, что запрещенные исламские группы представляют реальную угрозу безопасности Таджикистана, и у властей есть основания опасаться их активизации. Особенно сейчас, когда в страну из-за кризиса возвращаются трудовые мигранты, пополняя ряды безработных.

Новости по теме