Президент Таджикистана уволил руководство спецслужб

  • 2 сентября 2010
Таджикские военные
Image caption Эксперты полагают, что отставками среди чиновников МВД дело не ограничится

В Таджикистане в полном составе отправлено в отставку руководство госкомитета национальной безопасности страны. Указом президента Рахмона освобождены от должностей председатель ГКНБ Хайриддин Абдурахимов и трое его заместителей.

Официально высокопоставленные сотрудники спецслужб оставили свои посты по собственному желанию. Между тем в Душанбе уверены, что громкие отставки связаны с массовым побегом заключенных из СИЗО ГКНБ – самого охраняемого объекта Таджикистана.

23 августа из следственного изолятора, расположенного в самом центре Душанбе, сбежали 25 заключенных.

По некоторым данным, среди беглецов - близкие родственники Мирзо Зиеева, экс-министра по чрезвычайным ситуациям и экс-командующего вооруженными силами таджикской оппозиции, убитого летом прошлого года в результате операции правительственных войск на востоке Таджикистана.

Кроме того, сообщается, что бежали Абдурасул Мирзоев (брат осужденного Гаффора Мирзоева, бывшего директора агентства по контролю за наркотиками и начальника президентской гвардии республики), а также несколько членов Исламского движения Узбекистана (ИДУ), граждане Афганистана и шесть россиян.

Как предают информированные источники в таджикском МВД, в местечке Рамит в 30 километрах от Душанбе имела место ожесточенная перестрелка между правительственными силами и окруженными беглыми заключенными. Четверо заключенных заблокированы, один задержан.

Кроме того, оперативники сообщают о задержании одного из предполагаемых организаторов побега из СИЗО КГНБ Кори Ибрахима Насреддинова. Он был задержан в ходе операции в пригородном Вахдатском районе.

Что скажет президент?

Несколько лет назад США выдали Насреддинова таджикским властям. До этого он находился в заключении на территории американской военной базы по обвинениям в связях с "Аль-Каидой" и афганскими талибами, а также обучению в пакистанских террористических лагерях.

На родине Насреддинов был осужден на 23 года и должен был отбывать заключение в колонии строго режима в городе Курган-Тюбе, но вскоре был переведен в СИЗО ГКНБ.

По некоторым данным, заключенный находился в следственном изоляторе на особых правах. Он спокойно передвигался по территории изолятора.

СИЗО, из которого осуществлен побег, находится в самом центре Душанбе, недалеко от дома и резиденции президента страны Эмомали Рахмона.

Громкие отставки в руководстве спецслужб не стали неожиданностью. В стране внимательно следили за тем, как президент отреагирует на произошедшее. Однако Рахмон до сих пор не дал публичной оценки массовому побегу.

Наблюдатели все это время, задавались вопросом, назовет официальный Душанбе имена виновных и будут ли они наказаны? По факту побега уже возбуждено уголовное дело.

Эксперты не исключают, что вскоре за громкими отставками последуют громкие разоблачения и судебные процессы.

"Думаю, что президент немного опоздал с выводами, - считает политолог Шокирджон Хакимов. - Но уроки должны быть извлечены. Руководство не было готово к такому. То, что случилось, является следствием системного кризиса, в котором сегодня пребывает Таджикистан".

"Причина случившегося - в неправильной кадровой политике, местничестве, неуправляемой коррупции и низком жизненном уровне, - продолжает эксперт. - В итоге все это привело к неэффективности работы спецслужб, которые не смогли контролировать ситуацию".

Изолятор в изоляторе

Между тем, министерство юстиции Таджикистана заявило, что вся ответственность за инцидент лежит на комитете национальной безопасности.

"Побег во многом стал возможным из-за того, что СИЗО ГКНБ не соответствует нормативам такого рода помещений, - заявил официальный представитель управления исправительных дел (УИД) минюста Парвин Ализода. - Там нет решеток на окнах, а в камерах содержания отсутствуют туалеты, из-за чего заключенных выводят в туалет на улицу. Беглецы почти два часа находились на территории этого изолятора, прежде чем покинуть его – брились, приводили себя в порядок, переодевались в военную форму. Где была охрана?".

По словам сотрудников УИД, в следственном изоляторе КГНБ имеется значительный арсенал оружия, но в день побега он оставался без охраны, чем и воспользовались беглые заключенные.

Они сумели завладеть служебной машиной, камуфляжной формой и удостоверениями сотрудников госбезопасности, что помогло им выбраться на свободу.

Реакции ГКНБ на прозвучавшие обвинения пока не последовало.

Для того, чтобы выйти на свободу, заключенным пришлось пройти через еще одно СИЗО – находящее в компетенции министерства юстиции. Охрана последнего не смогла остановить вооруженных заключенных.

В ходе перестрелки были убиты несколько охранников. В УИД Минюста считают, что ведомственная охрана сделала все возможное для задержания беглецов, и если бы заключенным не было оказано сопротивление, то о побеге стало бы известно значительно позже.

Отвлекающий маневр?

"Мы ни в чем не виноваты. Наши ребята погибли на посту, выполняя свой служебный долг, - сказал заместитель начальника УИД Бахром Абдулхаков. - Из-за халатности сотрудников ГКНБ беглецы в течение трех часов спокойно готовились, одевались, взяли все вооружение и, представившись сотрудниками комитета, хотели выехать из СИЗО. Благодаря нашей охране, о побеге стало известно практически сразу".

По мнению эксперта Ильхома Назриева, шансы разыскать всех сбежавших заключенных незначительны.

"Опыт таких событий показывает, что если беглецы не были пойманы в первые часы и дни, то потом шансов найти их практически нет, - говорит Назриев. - Я полагаю, что они, скорее всего, перебрались в Афганистан. Сложность заключается еще и в том, что бежавшие заключенные - очень опытные и знали наверняка, где будут скрываться".

Широкомасштабная операция по поимке беглых заключенных проходит по всей стране. Однако больше всего внимания силовики придают восточным регионам.

По одной из версий военных, беглые заключенные после перестрелки отступили в сторону Раштской долины, что на востоке страны, где были найдены четыре автомашины, предположительно, оставленные беглецами.

Между тем, политолог Ильхом Назриев считает, что беглецы могли намеренно ввести следствие в заблуждение.

"Скорее всего, найденные машины – это был отвлекающий маневр. Какие-то люди демонстративно обстреляли блок-посты, оставили машины. Возможно, эти люди просто отвлекали внимание правоохранительных органов, а заключенные ушли в другом направлении", - предполагает Назриев.

Между тем, многочисленные проверки на блок-постах доставляют массу неудобств гражданам страны.

Проблемы на блок-постах

Многие пассажиры, следующие по маршруту Душанбе – Рашт - Хорог жалуются на неправомерные действия сотрудников таджикской милиции, грубость и оскорбления, а также говорят о случаях мздоимства.

"Страшно проезжать мимо этих постов. Они выворачивают сумки у женщин и молодых мужчин, требуют в грубой форме документы и позволяют себе нецензурную брань, говорит одна из пассажирок. - Я попыталась урезонить пару милиционеров, но они сказали, что можете жаловаться кому угодно, у нас инструкция такая. И действительно - кому жаловаться, если их действия все равно будут оправданы. На каждом таком посту у нашего водителя милиционеры отбирали деньги".

Наблюдатели отмечают, что главная проблема таджикских силовых структур – отсутствие достаточного количества профессиональных сотрудников, многие из которых покинули ряды МВД и ГКНБ.

Нередко при подборе кадров таджикские власти полагаются не на профессиональные качества и уровень знаний кандидатов, а на родственно-клановые связи, широко распространено местничество и землячество, говорят эксперты.

Новости по теме