Министр обороны России посетит Пентагон

  • 14 сентября 2010
Анатолий Сердюков, министр обороны России
Image caption Министр обороны России Анатолий Сердюков продолжит "перезагружать" отношения?

Министр обороны России Анатолий Сердюков прибывает в США по приглашению своего американского коллеги Роберта Гейтса.

В среду Гейтс и Сердюков проведут переговоры в здании Пентагона, а на следующий день глава российского оборонного ведомства посетит военно-морскую академию США в Аннаполисе.

"Министр Гейтс всю свою карьеру анализировал советскую политику. И вот впервые он приглашает своего российского коллегу", - сказал официальный представитель Пентагона Джофф Моррелл.

"Оба они предпринимают очень смелые, амбициозные шаги в области реформ в своих вооруженных силах, - добавил Моррелл. - Министры хотят поговорить о том, как движется этот процесс".

Министерство обороны России, в свою очередь, сообщило, что одним из центральных вопросов на встрече Сердюкова и Гейтса станет противоракетная оборона, а также судьба договора об СНВ, ожидающего ратификации в парламентах обеих стран.

Встреча важна сама по себе, даже если по ее итогам не последует важных внешнеполитических заявлений. Однако, если диалог двух министров закончится общими фразами о необходимости сотрудничества и укрепления связей между военными структурами США и России, визит Сердюкова можно будет назвать не более чем символическим.

Повестка не определена?

Пентагон настаивает на том, что вопросы, связанные с противоракетной обороной, не будут центральными на встрече министров. "Диалог на эту тему продолжается, но он не является целью нынешней встречи", - сказал официальный представитель американского военного ведомства.

При этом Джофф Моррел отметил, что США считают "сотрудничество в этой области взаимовыгодным и множество раз об этом говорили, но со стороны России есть доля нежелания сотрудничать по этому вопросу".

Вопрос о противоракетном щите, который США намерены развернуть над Восточной Европой, в том числе разместив элементы ПРО в Румынии и, возможно, Турции, вызывает недовольство России.

"Россия против системы противоракетной обороны в Восточной Европе как таковой. И на это есть две причины, - говорит Стефан Бланк из Армейского военного колледжа США. - Во-первых, Россия не хочет видеть вооруженные силы США в Восточной Европе, поскольку это делает невозможным восстановление влияния России как главной силы в регионе. А во-вторых, русские вбили себе в голову, что системы противоракетной обороны представляют угрозу для России, где бы они не находились".

При этом вопрос об элементах американской системы ПРО тесно связан с ратификацией договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). Американские сенаторы опасаются, что заключение договора об СНВ ограничит возможности США по созданию и размещению оборонительных видов вооружений.

К тому же, после того как администрация США отказалась от плана разместить элементы ПРО в Польше и Чехии, в Восточной Европе неоднократно звучали обвинения в том, что американцы предали союзников в регионе для того, чтобы наладить отношения с Россией.

Image caption Одной из тем для бесед двух министров станут военные реформы в России и в США

По мнению профессора Военно-морского колледжа США в Ньюпорте Николаса Гвоздева, именно поэтому Пентагон во время визита Сердюкова предпочитает сделать акцент не на противоракетной обороне, а на военных реформах двух стран.

"Ничто не мешает тому, чтобы в повестке дня нынешнего визита [Сердюкова в США] присутствовали оба этих вопроса. Но здесь в игру вступают внутриполитические факторы, значимые для обеих стран, - говорит Гвоздев. - Понятно, что российский министр обороны не может приехать в Пентагон и не упомянуть противоракетную оборону, чтобы потом вернуться в Россию и сказать, что с Москвой по крайней мере консультировались. Со стороны США, в свою очередь, есть опасения по поводу судьбы договора об СНВ в Сенате".

Николас Гвоздев считает, что администрация Обамы не хочет показывать, что "отказалась от идеи противоракетного щита или даже хоть в чем-то в чем-то уступила России" накануне выборов, и поэтому пытается снизить важность вопроса о ПРО в ходе визита Анатолия Сердюкова.

Забыть на время о ПРО

От того, удастся ли сторонам договориться по вопросу о противоракетной обороне, во многом зависит дальнейшая судьба отношений двух стран. Договоренности по ПРО и СНВ стали основой для начала так называемой "политики перезагрузки", о которой в Вашингтоне говорят как о важном внешнеполитическом достижении Барака Обамы.

"Стороны предприняли попытку преодолеть взаимный антагонизм, но она провалилась, - категорично заявляет Стефан Бланк из Армейского военного колледжа. - Этот антагонизм в отношениях существует исключительно из-за природы власти в России, а не особенностей американской внешней политики. Природа и структура власти в России требует, чтобы русские постоянно видели в мире неких врагов, в том числе врага номер один - США".

Николас Гвоздев из Военного-морского колледжа считает, что даже если вопрос о противоракетном щите в Европе останется нерешенным, США и Россия могут продолжать конструктивное сотрудничество в других областях. Вопрос в том, захотят ли они двигаться дальше, на время оставив в стороне один из ключевых пунктов в двухсторонних отношениях.

"Возможно, ответ на этот вопрос мы тоже сможем получить по итогам нынешнего визита [Сердюкова]", - говорит Гвоздев.

"Есть ли ощущение, что вопрос о противоракетной обороны по-прежнему в центре внимания, что без его решения нельзя двигаться дальше? Или же Гейтс и Сердюков скажут: мы не можем достигнуть соглашения по противоракетной обороне, но есть другие сферы, в которых нужно продолжать сотрудничество, и это должно стать основой для дальнейшей совместной работы?" - именно на это предлагает обратить внимание Гвоздев по итогам встречи Сердюкова и Гейтса в США.

"Если они договорятся сотрудничать в борьбе с терроризмом, по Афганистану, в борьбе с пиратством в Индийском океане, если сделают такое сотрудничество первым этапом налаживания совместной работы оборонных ведомств двух стран – сотрудничество будет продолжаться, - считает эксперт. - Но если поставят вопрос таким образом, что сперва нужно договорится по вопросу о противоракетной обороне, то будет создано препятствие, и взаимодействовать станет намного сложнее".

Судьба СНВ

Во время визита Сердюкова в США комитет сената по иностранным делам проголосует по поводу договора об СНВ с Россией. Голосование назначено на четверг, но даже если комитет одобрит документ, для его вступления в силу потребуется, чтобы в пользу договора высказались две трети полного состава сената.

"Члены сената не видят выгод в том, чтобы ратифицировать договор об СНВ до выборов [в конгресс 3 ноября], - говорит Николас Гвоздев. - Республиканцы, определенно, не хотят давать президенту возможность провозгласить внешнеполитическую победу. И некоторые демократы по-прежнему сомневаются в договоре. Они, возможно, и готовы его поддержать, но не хотят, чтобы во время выборов это было использовано против них, чтобы оппоненты могли заявлять, что демократы поступили вопреки интересам США".

Но судьба договора о стратегических наступательных вооружениях может не решиться и после промежуточных выборов в конгресс, после которых демократы рискуют потерять контроль не только над палатой представителей, но и над сенатом.

"Судьба договора вызывает у меня опасения, - говорит Стефан Бланк. - Республиканцы убедили самих себя, что этот договор проблематичен, и с большой долей вероятности заблокируют его ратификацию".

Image caption Дональдж Рамсфельд и Сергей Иванов встречались и в России, и в США

"Если договор об СНВ провалится, вместе с ним провалится и вся перезагрузка, это очевидно, - говорит Бланк. - Это краеугольный камень в процессе, и единственная сфера помимо Афганистана, где США и Россия нашли точки соприкосновения и общие интересы".

Но сотрудничество по Афганистану, по словам Бланка, - это борьба с общим врагом, которая способна объединить кого угодно. При этом, по мнению эксперта, ни в вопросах нераспространения ядерного оружия, ни в сотрудничестве по Северной Корее или Ирану США и России не удалось выработать единый подход.

"Региональное сотрудничество в Центральной Азии остается наиболее острым в отношениях двух стран, - говорит Бланк. - Россия стремится превратить регион в сферу своего влияния, некоторые местные власти этому сопротивляются, против этого выступают США и НАТО. Но эта тема вообще не обсуждается, к ней даже не обращаются".

Дела или заявления?

Визит Анатолия Сердюкова в США - один из немногих визитов глав министерства обороны России в Пентагон. Подобный визит совершал Сергей Иванов, когда министром был Дональд Рамсфельд, но чаще главы оборонных ведомств двух стран посещают официальные мероприятия и торжественные церемонии.

"Российские министры обороны редко приезжают в Пентагон, - говорит Николас Гвоздев. - Это указывает на проблему, которую пытаются решить президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама: между Россией и США нет достаточного количества институциональных связей. Президенты проводят конструктивные встречи, но потом, кажется, не происходит вообще ничего".

По словам Гвоздева, для того, чтобы можно было говорить о настоящем сотрудничестве, "необходимо построить регулярное взаимодействие между бюрократическими аппаратами двух стран, особенно между структурами, отвечающими за национальную безопасность в двух странах".

"В будущем это должно стать само собой разумеющимся, что министр обороны России приезжает в Пентагон, а министр обороны США бывает в Москве", - говорит эксперт.

Примерно о том же эксперты говорили в ходе визита Дмитрия Медведева в Вашингтон. Несмотря на слова о перезагрузке и построении деловых отношения между двумя странами, Россия и США стремятся наладить взаимодействие бюрократических структур на всех уровнях.

Николас Гвоздев считает, что по итогам встреч Анатолия Сердюкова и Роберта Гейтса стоит ждать именно признаков налаживания таких связей.

"Назначат ли они новую серию встреч? Когда состоятся такие встречи? Чем будут заниматься рабочие группы? Сформирована ли повестка для продолжения диалога?", - ответов на эти вопросы следует ждать, если визит будет действительно конструктивным, а не просто символическим.

"Если они выйдут и скажут, что хотят сотрудничать и продолжать движение вперед там, где это возможно, и на этом остановятся, для меня это будет значить, что визит был лишь символическим и в ходе визита не удалось заложить основы на будущее", - говорит Гвоздев.

Пока, по словам Гвоздева, в отношениях оборонных структур двух стран признаков эффективного взаимодействия не наблюдается. Стефан Бланк из Армейского военного колледжа тоже считает, что временный успех с договором по СНВ нельзя считать залогом дальнейшего успешного сотрудничества.

"Вопросы ядерной безопасности всегда позволяли наладить временное сотрудничество, - говорит эксперт. - Но долго оно никогда не продолжалось, в особенности из-за различий базовых ценностей в двух странах, а также из-за разного взгляда на региональное сотрудничество в Центральной Азии".

Новости по теме