Как во Франции относятся к новому правительству?

  • 16 ноября 2010
Старый и новый министры обороны
Image caption Алэн Жюпе стал новым министром обороны

Во Франции сформировано новое правительство. От предыдущего кабинета министров его отличает количество министерских портфелей – 30 против 37 - и отсутствие представителей оппозиции. Главная сенсация состоит в том, что премьер-министром страны остался Франсуа Фийон.

Несмотря на то, что многочисленные социологические опросы последних месяцев говорили о том, что премьер Фийон весьма популярен среди населения, до последнего момента было не ясно, кто именно возглавит новый состав кабинета министров.

Многие прочили эту должность бывшему министру по энергетике центристу Жан-Луи Борло. Сам Борло также был убежден в том, что именно ему предстоит прийти на смену Фийону.

Но Николя Саркози предложил Борло два портфеля на выбор: министерство юстиции или министерство иностранных дел. После нескольких часов раздумий Борло сообщил президенту, что более не желает работать под началом Фийона и покидает кабинет министров.

"Я предпочел вновь обрести право свободно излагать свои мысли и убеждения, которые соотстветствуют моим ценностям, а не зависят от обстоятельств", - заявил Борло в распространенном коммюнике.

"Я горячо поблагодарил президента за то доверие, которое он оказывал мне на протяжении трех лет. Благодаря ему Франция вышла на новый этап развития, этап решительных действий и прочного роста", - добавил он.

Объявив президенту о своем решении, Борло все же позвонил Фийону, поздравил его с переназначением и пожелал удачи.

Перестановки

Накануне Франсуа Фийон завершил формирование кабинета министров. Так, среди прочих, со своими постами расстались министр иностранных дел Бернар Кушнер, министр труда Эрик Верт, министр по делам спорта Рама Яд.

Главой министерства обороны, сменив на этом посту еще одного центриста Эрве Морена, стал мэр города Бордо Алан Жюппе, который в 1995-1997 годах был премьер-министром страны.

Узнав о своей отставке, Морен заявил журналистам: "Франция нуждается в плюрализме и уравновешенной демократии. Начиная с апреля глава государства своими действиями идет вразрез с этими принципами, и потому я не могу более оставаться в правительстве. Новый кабинет министров – это не что иное, как предвыборная кампания правящей партии, о чем я глубоко сожалею".

Бывший министр юстиции Мишель Аллио-Мари возглавила внешнеполитическое ведомство. Экс-министр иностранных дел Кушнер заявил, что сожалеет о своем уходе, но вынужден с ним смириться.

"Будет ли мне не хватать моей работы на посту министра иностранных дел, работы, которую я так любил на протяжении последних трех с половиной лет? Ну конечно же да!" - цитирует Кушнера газета Figaro.

Председатель правящей партии "Союз за народное движение" Ксавье Бертран возглавил министерство труда, а его место на посту главы партии занял Жан-Франсуа Копе.

Николя Саркози, правда, предоставил Копе выбор: либо возглавить правящую партию, либо – министерство внутренних дел. Взяв время на размышление, Копе сообщил президенту, что предпочитает возглавить партию. В результате, главой министерства внутренних дел остался Брис Ортефе.

Министр экономики и финансов Кристин Лагард, которая также сохранила свой портфель, назвала вновь сформированное правительство "абсолютно революционным".

"Принцип революционности состоит в том, чтобы сделать разворот в 360 градусов, - цитирует Лагард французская пресса. – Сейчас нет возможности для импровизаций. Мы еще не до конца вышли из кризиса, и потому нужно иметь запас прочности и профессионализма".

Французов не услышали?

Впрочем, совсем не так оценивает новый состав кабинета министров французская оппозиция. По словам лидера социалистов Мартин Обри, французам окончательно дали понять, что их мнение в расчет не берется.

"Французы с таким нетерпением ждали перемен в политической жизни страны! – заявила Обри. – Теперь совершенно ясно: голос народа совершенно не был услышан!"

Между тем, у Мартин Обри, которая едва не сорвала голос, выступая на недавних многочисленных митингах против пенсионной реформы, есть как сторонники, так и явные противники.

"Как раз наоборот, французы были услышаны! По крайней мере те, кто не протестовал на улицах с дурацкими лозунгами, а продолжал работать и, тем самым, позволил Франции выйти из искусственного и постыдного тупика! – говорит хозяин ресторана Жан-Марк Лорред. – Ну а если соцпартия хочет, чтобы ее тоже услышали, тогда пускай для начала перестанет вести себя как капризный ребенок, у которого на все готов ответ еще до того, как задан вопрос".

Ресторатор доволен новым составом правительства и особенно тем, что премьер-министром остался Франсуа Фийон.

"Он образованный, здравомыслящий человек, который так же, как и Саркози, понимает, что стране необходимы реформы и что ждать больше нельзя, - полагает он. – Я надеюсь, что к 2012 году это поймут и те, кто сейчас клянет Саркози на чем свет стоит".

Заложник непопулярности

А вот врач-офтальмолог Мари-Рен Бреф и слышать не хочет о том, чтобы через два года Саркози вновь оказался у власти.

"Я никогда не была особо политизированной, но то, что вытворяет Саркози, даже меня не оставило равнодушной! – возмущается Мари-Рен. – Вся его политика глубоко несправедлива, его пенсионная реформа бесчеловечна и унизительна! Я надеялась, что он хотя бы сделает премьером Борло, который небезразличен к проблемам простых людей. Так нет, мы опять видим Фийона, а значит, и курс правительства останется прежним".

Впрочем, полагает тележурналист Жан-Поль Саварт, Николя Саркози сохранил Фийона на посту премьера вовсе не от большой любви. По мнению журналиста, президент просто стал заложником собственной непопулярности.

"Понятно, что это совсем не то правительство, которое могло бы помочь стране выйти из кризиса, - говорит Саварт. – Все эти перемены носят исключительно политический характер. Рейтинг Саркози невероятно низок, он практически полностью утерял доверие населения".

"Сейчас ему необходимо сплотить вокруг себя правые силы, а Фийон среди правых весьма популярен. И даже если Саркози недолюбливает Фийона, а это очевидно, то все равно он не может себе позволить от него избавиться, поскольку в этом случае от Саркози отвернутся все те, кто пока еще на его стороне", - полагает Жан-Поль Саварт.

А вот историк Пьер Риваль полагает, что несмотря на низкую популярность Николя Саркози, все еще может измениться.

"Безусловно, действия президента направлены на то, чтобы вернуть утерянный электорат, - размышляет историк. – Но я не стал бы сейчас утверждать, что ему это не удастся. Во-первых, у Саркози есть еще два года, и это достаточный срок, чтобы заставить людей поменять свое мнение в лучшую сторону. Во-вторых, несмотря на массовые протесты против пенсионной реформы и на жесткую критику в адрес Саркози, люди увидели, что президент не дал слабину, выдержал этот натиск толпы, и за одно это многие испытывают к нему уважение".

"Что же касается Франсуа Фийона, то его популярность вполне закономерна: он спокоен, убедителен и невозмутим, и, надо признать, довольно выигрышно смотрится на фоне Николя Саркози", - полагает Пьер Риваль.

Сам же Фийон, узнав из уст президента о своем переназначении, заявил, что "полон решимости и приступает к новому этапу в своей работе".

Впрочем, как пишет газета Figaro, отец премьер-министра Мишель Фийон хотел бы, чтобы новый этап в карьере сына выглядел немного иначе: "Лично я убежден в том, что из него вышел бы прекрасный президент".

Новости по теме