Медведев и Ахмадинежад "не избегали неприятных вопросов"

  • 18 ноября 2010
Дмитрий Медведев и Махмуд Ахмадинежад на саммите ШОС в Екатеринбурге (июнь 2009 г.)
Image caption По словам источника, близкого к Кремлю, Медведев хочет оставаться в диалоге с Ахмадинежадом

Во время переговоров между президентом России Дмитрием Медведевым и иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом в Баку "ни мы, ни наши собеседники не избегали неприятных вопросов", заявил журналистам помощник Медведева по международным делам Сергей Приходько.

Медведев и Ахмадинежад встретились в четверг в рамках III саммита глав государств Каспийского региона на фоне заметного охлаждения двусторонних отношений.

Как ранее сообщил Приходько, накануне намеченного на 5 декабря очередного раунда переговоров международной "шестерки" с Ираном по ядерной проблеме Москва намеревалась выяснить позицию Тегерана.

По его словам, на встрече "президент России дал свою принципиальную оценку решениям Совета Безопасности ООН".

В начале июня Россия поддержала в Совбезе введение новых санкций ООН, призванных заставить Иран отказаться от обогащения урана.

22 сентября Дмитрий Медведев своим указом остановил выполнение ранее заключенного с Ираном контракта на поставку зенитно-ракетных комплексов С-300.

10 ноября Ахмадинежад сказал, что отказывается обсуждать ядерную программу Ирана с мировым сообществом.

Выступая по национальному телевидению, он заявил, что те, кто сорвал сделку по С-300, "продали душу дьяволу".

Приходько сообщил, что Дмитрий Медведев посоветовал Ирану развивать мирную атомную программу под контролем МАГАТЭ, приведя в качестве положительного примера недавний пуск построенной при техническом содействии России Бушерской АЭС.

Информационные разночтения

Иранское официальное агентство ИРНА посвятило бакинским переговорам короткую информационную заметку, в которой ядерная проблема не упоминалась вовсе, а было сказано, что президенты обсудили "вопросы правового статуса Каспийского моря".

По словам Приходько, на встрече обсуждались вопросы "развития отношений с Ираном, который является соседним государством и с которым мы заинтересованы поддерживать торгово-экономические связи, другие связи, которые не подпадают под ограничения решений Совета Безопасности".

В изложении ИРНА, Приходько сказал, что "на отношениях Тегерана и Москвы не скажутся односторонние санкции, введенные США".

Со ссылкой на мнение французского агентства Франс пресс в сообщении ИРНА говорится, что "российский президент постарался использовать возможность улучшить отношения Москвы и Тегерана".

В комментарии, переданном Франс пресс из Баку, речь шла о "последнем шансе Тегерана выйти из нарастающей международной изоляции и проявить добрую волю в отношении союзника, чью поддержку он не может позволить себе утратить".

"Надо разговаривать"

Накануне встречи российский анонимный источник, "близкий к переговорному процессу", заявил агентству Интерфакс, что Кремль не рассчитывает на дипломатический прорыв, но считает необходимым поддерживать диалог.

"Мы считаем, что надо с ним [Ахмадинежадом] вести переговоры, надо разговаривать, убеждать, возможно, попытаться услышать какие-то, если они у него есть, рациональные звенья. Это осознанная и совершенно отчетливая линия президента Медведева, он таких встреч не только не боится, он идет на них абсолютно осознанно", - пояснил чиновник.

По словам источника, Москва сознает, что "в медийном плане восприятия, в менее квалифицированной аудитории рейтинга и авторитета [встреча] не прибавит президенту России, но мы, как и ранее, идем абсолютно сознательно на это, ощущая нашу, как соседей по каспийскому региону, ответственность за то, что происходит с ядерной программой Ирана и вокруг нее".

Российский представитель особо подчеркнул, что "призывов не встречаться с Ахмадинежадом ни от кого не было услышано".

В таком же духе высказался в среду Сергей Приходько.

"Нужно выяснить реальные намерения президента Ирана продолжить содержательный диалог с мировым сообществом, выяснить их озабоченности. Мы ведь тоже должны спросить, почему они не соглашаются, что их волнует. Это не значит, что с их аргументами мы должны соглашаться, но я считаю, что разговаривать с ними надо", - сказал он.

"Мы убеждены, что необходимо и в условиях санкций находить новые побудительные мотивы, которые обеспечат большую кооперативность и постоянное сотрудничество с Ираном по атомной проблематике и диалог с ним", - добавил он.

Заведующая международным отделом газеты "Время новостей" Елена Супонина в интервью Русской службе Би-би-си в четверг утром высказала мнение, что разговор в Баку будет нелегким.

Она предположила, что иранский президент постарается перевести разговор с ядерной проблемы на санкции и С-300.

В то же время, по мнению эксперта, Тегеран, оказавшийся в международной изоляции, заинтересован хоть в каком-то диалоге с Россией.

Испытание "аналога С-300"

В тот же день, когда Дмитрий Медведев и Махмуд Ахмадинежад встречались в Баку, представитель командования базы ПВО Исламской республики бригадный генерал Мохаммад Хасан Мансуриян заявил в интервью иранскому государственному англоязычному телеканалу об успешном испытании противоракеты, якобы не уступающей по боевым характеристикам российской С-300.

"Мы разработали такую систему и успешно ее испытали, использовав потенциал и опыт корпуса стражей исламской революции и армии", - заявил он.

Согласно аннулированному в сентябре контракту, Россия должна была поставить Ирану пять дивизионов С-300 на общую сумму в 800 млн долларов.

Наличие С-300 позволило бы иранцам защитить свои ядерные объекты от ударов с воздуха.

Глава компании "Росвооружение" Сергей Чемезов сообщил, что Москва вернет Тегерану полученный аванс в размере 166,8 млн долларов.

Указ Дмитрия Медведева, изданный во исполнение решения Совета Безопасности ООН, запрещает продажу Ирану зенитных ракет, бронетехники, боевых самолетов, вертолетов и кораблей.

Новости по теме